Российская наука - выживание или развитие?

Опубликовано 04.05.2012
Денис Андреюк   |   просмотров - 4473,   комментариев - 8

В рамках сотрудничества Нанотехнологического общества России (НОР) и Российской Ассоциации содействия науке (РАСН) предлагаю обсудить тему перспектив науки в России. В РАСН создана рабочая группа, которая готовит доклад с рекомендациями для государственных органов по улучшению «климата» для развития российской науки.

В качестве первого шага предлагается составить список наиболее проблемных «болевых» точек в российской науке, которые поддаются «лечению» путем относительно простых и быстрых управленческих решений на государственном уровне. Речь идет о шагах, которые могут дать БЫСТРЫЕ и ощутимые РЕЗУЛЬТАТЫ. Предварительный вариант списка таких «потенциально решаемых» проблем приведен ниже вместе с рекомендациями по их решению. Любые комментарии, а также предложения и идеи приветствуются. Итоги обсуждения данной темы на сайте НОР будут доложены на очередном заседании рабочей группы.

Предложения рабочей группы

1. Экспертиза
2. Грантовая система финансирования проектов
3. Грантовая система финансирования ведущих научных школ и коллективов
4. Мотивация успешных ученых
5. Цитируемость
6. Поддержка молодых кадров и обновление коллективов
7. Таможня

1. Экпертиза

A. Болевая точка: Неразвитая система экспертизы научных и технологических проектов. Круг специалистов по ряду направлений науки, в особенности новых направлений, в РФ существенно ограничен. На практике это приводит к недостаточному качеству экспертизы проектов, а также возникновению конфликта интересов: экспертизу часто осуществляют люди, имеющие непосредственный конкурирующий финансовый интерес в той же области, а также лично знакомые. По многим конкурсам ФЦП, программ РАН, других бюджетных источников финансирования исследований и разработок, экспертиза проходит крайне непрозрачно. В целом, неразвитая система экспертизы приводит к неэффективному и в ряде случаев коррумпированному распределению средств. Неизбежным результатом является отсутствие устойчивой обратной связи с развивающейся мировой наукой и дальнейшее отставание России.

B. Пути решения: Развитие современной системы научной экспертизы в России возможно и требует ряда действий по внедрению в общепринятую практику современных стандартов, в том числе: публикация списков членов экспертных панелей, публикация списков экспертов по направлениям, публикация отчетов исполнителей по результатам выполнения работ, предоставление отзывов экспертов заявителям и т.п. Необходимо исключить возможные конфликты интересов. Для расширения круга экспертов, целесообразно привлечение русскоязычной зарубежной диаспоры в качестве экспертов. Для проектов с финансированием свыше 3 млн рублей в год, за исключением направлений, связанных с обороной – оптимально рассмотрение заявок на английском языке через международную экспертизу.

C. Ожидаемые результаты: Принятие обозначенных мер в полном объеме и по всем основным инструментам финансирования позволит сформировать современную систему экспертизы научных и технологических проектов. При условии выполнения обозначенных мер в период до начала 2014 года, существенное повышение качественных показателей (в частности, числа и уровня публикаций российских ученых в международных журналах) можно ожидать уже к 2017 году.

2. Грантовая система финансирования проектов

A. Болевая точка: Неразвитая система грантового финансирования исследований и разработок. Основные средства, направляемые сегодня РФ на развитие исследований и разработок, выделяются через системы госконтрактов, характеризующиеся высокой забюрократизированностью и малой пригодностью для распределения средств при финансировании исследований и разработок. В ближайшие годы ситуация может заметно ухудшиться, так как в настоящее время идет подготовка закона О Федеральной контрактной системе (ФКС), который придет на смену закона О госзакупках (94-ФЗ). Закон о ФКС предполагает появления этапа планирования госзакупок, т.е. еще больше забюрократизирует сферу госконтрактов. Единственная возможная альтернатива, которая позволяет снизить уровень бюрократической нагрузки и внедрить адекватные способы научной экспертизы проектов, - гранты. Практически единственным источником грантовых (субсидиарных) средств, распределяемым на реальной конкурсной основе, для российских ученых является сегодня фонды РФФИ и РГНФ (в последнее время на грантовые принципы переводится ФЦП «Кадры»), финансирование которого катастрофически уступает всем известным аналогам развитых и развивающихся стран. Из программ РАН следует отметить программу Молекулярная и клеточная биология (МКБ), распределяющую средства на основании объективных критериев (импакт-фактор журналов, в которых публикуются заявители). Острый недостаток грантовых средств, вкупе с забюрократизированностью и неэффективным либо коррумпированным распределением средств по госконтрактам, приводит к хроническому недостатку финансирования эффективных научных коллективов (групп и лабораторий), на фоне относительно больших средств, расходуемых государством на науку и технологии в целом.

B. Пути решения: Дебюрократизация конкурсных процедур путем перевода средств, выделяемых государством на финансирование фундаментальной и прикладной науки и разработок, на грантовую основу (т.е. распределение в виде субсидий, а не государственных контрактов). Для всех систем распределения грантов - введение в обязательную практику следующих мировых стандартов: участниками конкурсов являются научные коллективы (группы, лаборатории), а не организации; во избежание коррупции, запрещается формирование узких тем грантов и техзаданий; оценка проектов проводится исключительно по результатам научной экспертизы с учетом уровня публикаций и успешного выполнения работ по предыдущим конкурсам; возможность подачи более одной заявки от одной организации; отсутствие диктата на уровне расходования конкурсных средств; доступность грантов для организаций любой ведомственной принадлежности; при смене места работы грантодержателем все средства, полученные по гранту, и все приборы, купленные на эти средства, грантодержатель имеет право забрать с собой на новое место работы; организация, в которой работает в данный момент грантодержатель, получает оверхед к каждому гранту – на сумму оверхедов она обеспечивает своим сотрудникам условия для работы, а также может приобретать дорогостоящее оборудование. По программам РАН: стимуляция развития эффективных конкурсов посредством 50% софинансирования со стороны государства при условии использования открытой экспертизы и объективных (международный импакт фактор журналов) критериев оценки.

C. Ожидаемые результаты: Принятие обозначенных мер в полном объеме, по всем основным инструментам финансирования, при условии одновременного принятия мер по развитию научной экспертизы позволит сформировать современную эффективную грантовую систему. При условии выполнения обозначенных мер в период до начала 2014 года, существенное повышение качественных показателей (в частности, числа и уровня публикаций российских ученых в международных журналах) можно ожидать уже к 2017 году.

3. Грантовая система финансирования ведущих научных школ и коллективов

A. Болевая точка: Объективно сильнейшие коллективы страны не имеют возможности сосредоточиться на научной работе. В России существует определенное число сильных научных школ и отдельных коллективов, уровень международных публикаций которых не оставляет сомнений в целесообразности их активного существования. Существующая система выделения ведущих научных школ, с одной стороны, отличается непрозрачной экспертизой, с другой – не подкрепляется разумным финансированием. Так, грант научной школы составляет на сегодня 0,5 млн. руб. в год, что в 20 раз ниже разумной суммы, которая должна направляться на поддержание одной из отобранных лучших научных школ всей России. Программа Молекулярной и клеточной биологии РАН проводит отбор лучших финансируемых коллективов по объективным показателям – совокупному импакт фактору публикаций. Однако эта программа касается только одной области науки и на сегодняшний день остро недофинансирована. В результате, для получения достаточного или хотя бы минимального финансирования, даже ведущие научные школы и сильнейшие ученые страны вынуждены тратить до 60% и даже более своего рабочего времени на обслуживание забюрократизированной системы выделения средств по госконтрактам на исследования и разработки.

B. Пути решения: Многократное увеличение финансирования и одновременно существенное усиление экспертизы грантов ведущих научных школ. Развитие системы субсидиарного (грантового) финансирования ведущих лабораторий по принципам программы Молекулярной и клеточной биологии РАН, согласно которым основным предметом оценки является международно подтвержденный уровень заявителя, и остается широкое поле для выбора конкретных направлений дальнейшей работы.

C. Ожидаемые результаты: Высвобождение интеллектуальных ресурсов ведущих коллективов страны приведет к немедленному (в течение 2 лет) возрастанию их полезной отдачи, выраженной в росте числа высокорейтинговых публикаций, числа эффективных прикладных разработок, числа серьезных патентных заявок, представляющих значимую интеллектуальную ценность. Существование подобных программ также серьезнейшим образом стимулирует привлечение ведущих зарубежных и возвращение ведущих российских ученых.

4. Мотивация успешных ученых

A. Болевая точка: низкий уровень заработной платы успешных российских ученых. В настоящее время уровень должностных окладов в российской научно-образовательной сфере существенно ниже, чем не только в развитых, но и в большинстве развивающихся стран, а существующие отраслевые системы стимулирования результативности труда часто работают недостаточно эффективно. Основная масса конкурсного финансирования (гранты РФФИ и РГНФ, гранты президента РФ, контракты ФЦП «Кадры») не позволяет существенно повысить уровень оплаты труда за счет надбавок, а недостатки конкурсной системы приводят к тому, что заметное увеличение средней зарплаты получивших проектное финансирование сотрудников часто не обусловлено высоким уровнем научной работы. В условиях существования глобального рынка научного труда серьезная диспропорция между оплатой труда в России и в наиболее развитых странах мира способствует оттоку значительной части талантливых молодых ученых, а также ученых среднего возраста, за пределы России.

B. Пути решения: В дополнение к предложенным мерам по развитию грантовой системы ввести систему индивидуальных зарплатных грантов для штатных сотрудников государственных образовательных и научных учреждений, выдаваемых на основании публикационных показателей (порядка 30 тыс. руб. в месяц при наличии в последние годы в среднем не менее 2 публикаций в год в журналах, индексируемых в базе данных Web of Science). Срок предоставления индивидуального гранта – 2-3 года (с возможностью продления на год-два). Целесообразно также ввести гранты более высокого уровня для научных сотрудников, публикующихся в наиболее высокорейтинговых международных журналах. Достоинства такой системы:
- исключительная простота процедуры распределения грантов;
- отсутствие фактора субъективизма;
- опора на международную и российскую экспертную оценку - оценку качества статей рецензентами ведущих российских и международных научных журналов.

C. Ожидаемые результаты: Введение системы индивидуальных грантов в 2013 или 2014 г. позволит обеспечить адресную поддержку наиболее результативно работающих исследователей и преподавателей в вузах и НИИ, обеспечить им приближающийся к европейскому уровень оплаты труда, не дожидаясь общего решения проблемы повышения оплаты труда в научно-образовательной сфере. Это будет способствовать закреплению в российских научно-образовательных учреждениях наиболее талантливых молодых исследователей и исследователей среднего возраста, а также будет стимулировать повышение количества и качества российских научных публикаций и престижа российской науки.

5. Цитируемость.

A. Болевая точка: Низкий уровень цитируемости российских ученых. Уровень науки является одним из важнейших показателей состояния государства, определяющим престиж старны. В современном мире уровень науки принято определять по объективным библиометрическим параметрам (прежде всего, цитирование). Низкий уровень цитируемости является в значительной степени следствием изоляции российской науки от мирового научного сообщества. Российские журналы в большинстве своем даже не переводятся на английский язык – международный язык науки. Российские ученые крайне мало вовлечены в международные конференции, ощущается острый недостаток международных конференций высокого уровня (с приглашением ведущих ученых) на территории России. В результате, с одной стороны, достижения российских ученых становятся известны мировой науке с большим опозданием, или остаются неизвестными вовсе. С другой, теряется необходимая обратная связь, так как российские ученые часто не могут получить достаточно объективной оценки своих достижений с позиций международного экспертного сообщества. Такая изоляция приводит к нарастающему отставанию российской науки и потере способности воспринимать и развивать новые направления на современном уровне.

B. Пути решения: Финансовая стимуляция российских научных журналов по параметрам: международный импакт-фактор (Web of science), перевод статей на качественный английский язык, исходное рассмотрение статей с привлечением международных экспертов (русскоговорящая диаспора за рубежом), исходное рассмотрение статей на английском языке, обеспечение открытого доступа к переведенным на английский язык публикациям через систему PubMed. Финансовая стимуляция российских ученых, публикующихся в высокорейтинговых международных журналах. Со стороны журналов: финансовая стимуляция приглашенных авторов из числа лучших мировых специалистов (обзоры по различным направлениям науки), финансовая стимуляция рецензентов статей из числа признанных мировых специалистов. Широкое субсидирование посещений российскими учеными международных научных конференций, субсидирование организации международных конференций в России.

C. Ожидаемые результаты: Принятие обозначенных мер в полном объеме приведет к оздоровлению научной среды, возрастанию здоровой конкуренции между отечественными научными журналами, в перспективе 5-10 лет: появлению отечественных изданий с серьезным международным рейтингом, способных отстаивать интересы российских ученых на международной арене. Все это приведет к повышению престижа российской науки в мире.

6. Поддержка молодых кадров и обновление коллективов.

A. Болевая точка. Неэффективная система поддержки молодых ученых на ранних этапах карьеры. В отличие от развитых стран в России молодые ученые очень долго находятся в подчиненном положении, не имея возможности создавать собственные научные группы. Выражается это в самых разных формах – административная зависимость от руководителя лаборатории, невозможность руководить диссертационными работами, трудность получения финансирования. Все это ведет к тому, что самый потенциально плодотворный в научном плане возраст бывает потрачен не самым эффективным образом. Кроме того, отсутствие молодых лидеров ведет к медленному реагированию на новые направления и идее в науке и технике, что ведет к догоняющему стилю российской науки.

B. Пути решения: Система грантового финансирования должна быть нацелена на поддержку учёного на всех этапах его карьеры: аспирантские гранты (в первую очередь – гранты поддержки поездок на конференции); гранты для работы молодых кандидатов наук; гранты поддержки новых групп (относительно крупные гранты, позволяющие закупить набор стандартного лабораторного оборудования и выплачивать зарплату трём-пяти сотрудникам и нескольким аспирантам); гранты для поддержания основных направлений исследования в уже созданных лабораториях. Целесообразно создание фондов поддержки молодых ученых в исследовательских институтах и университетах.

C. Ожидаемые результаты. Активизация создания новых групп, действующих в новых, прорывных направлениях. Быстрое и своевременное реагирование на возникновение новых направлений развития науки и техники.

7. Таможня.

A. Болевая точка. Неэффективная работа таможни, жестко ограничивающая международные закупки реактивов, обмен образцами, живыми образцами, модельными животными. Скорость проведения научных исследований напрямую зависит от возможности оперативно получать необходимые материалы. Если в развитых странах от заказа до получения реактива по каталогу Sigma редко проходит более 2-3 дней, то в России срок в 6 месяцев не считается невероятным. Это ставит российских ученых в крайне невыгодные условия по сравнению с их западными коллегами (т.е. с конкурентами). Особенно сильно ограничения «на таможне» на возможность посылать/получать живые образцы (культуры, животные, растения). Это, фактически, парализует работы в области медико-биологических исследований. Наконец, в Россия практически не вовлечена в легальный некоммерческий обмен материалами, который самым активным образом происходит в мире. Сложность и длительность оформления бессмысленной разрешительной документации перекрывает участие в таком обмене.

B. Пути решения. В прошлом году предприняты первые попытки облегчения ситуации (создание специального «научного» таможенного поста в НИЦ «Курчатовский институт»). Но пока ситуация кардинально не улучшилась. Существует три группы мероприятий, которые могли бы существенно облегчить ситуацию. Во-первых, появление специальных научных кодов ТН ВЭД для товаров научного назначения, что позволит создать систему контроля, не создающих избыточных барьеров для осуществления научной деятельности. Во-вторых, отказ от практики получения «отказных» писем (например, письма Минздравсоцразвития о том, что реактив не является лекарством и т.п.). В-третьих, разработка правовых механизмов, легализующих академический обмен.

C. Ожидаемые результаты. Ожидается два основных эффекта. Во-первых, активизация исследований в областях, где необходимы оперативные поставки реагентов (прежде всего, медико-биологические исследования и биотехнологии). Во-вторых, снижение давления на инновационный бизнес, который оказывается в настоящее время в невыгодных конкурентных условиях, по сравнению с западными фирмами.

Непосредственными авторами данного текста являются участники Инициативной группы молодых учёных, которые борются с забюрократизированностью отечественной науки www.science94.narod.ru.


Комментарии:

Редактировать Цитировать Имя
роман кулаков, 12.11.2012 01:18:57
smile:) меры уже разработали -рекомендации?) радионаборов делать побольше) чтобы детишки на уроках труда училисьсобирать что то нужное) для дома-типа солнечных батарей и подсветка подьезда... видеонаблюдение и т.. курсовые и темы дипломов помогать вузам разрабатывать нору... всколково создать нора-офис..и тп
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 07.06.2012 22:55:08
Денис,
Если говорить по взрослому, не прикрываясь тем, молод, или стар, то вынесенные в заголовок ТВОЕЙ статьи слова, в статье не раскрыты, а дано перечисление конкретных предложений. Возможно, многие из них разумны и корректны (не мне судить, т.к. специально их не прорабатывал). Но само их обсуждение подразумевает, что на главные вопросы
1. Нужна ли России наука?
2. Какая наука нужна России?
по очереди дан положительный ответ.
Казалось бы, вопросы риторические (и, как следствие, естественно можно продолжать отлаживать детали развития науки).
Но я, как, наверное, видно из моих статей, стараюсь разобраться в основах (правильнее сказать в основаниях, моя настольная книга – «Основания математической логики» Карри).
И мой вывод (пока не окончательный, но видимо, окончательный узнаю скоро):
1. России наука не нужна!
Перечислением доказательств этого вывода заниматься не буду. Отмечу лишь, что вина в том, что и власти, и обществу наука нужна лишь как декорация, лежит на самой науке, современная номенклатура которой согласна быть декорацией ради собственной шкуры.
Так что для начала нужно ответить (и не только словами) еще на один казалось бы риторический вопрос: Занимается ли наука поиском истины?
Если же к этому вопросу относиться также, как врачи относятся к принципу Гиппократа, то и результат будет аналогичный медицине.
Цитировать Имя
Денис Андреюк, 25.05.2012 14:42:29
Станислав, спасибо за Ваш подробный комментарий!
Прежде всего, я хотел бы уточнить, что авторство приведенных выше предложений отнюдь не мое. Вот здесь собраны идейные основы авторов:
www.science94.narod.ru (имен просили не называть - они тоже стараются подчеркнуть коллективный характер авторства документа, но вообще это команда молодых ребят, которые работают в разных структурах МГУ им.МВ Ломоносова)

Что касается карьерных устремлений на ниве общественных организаций, если честно, у меня здесь присутствует изрядный скепсис. Я хорошо понимаю специфику работы в коммерческой организации - НТ-МДТ это достаточно крупная, динамичная и успешная компания с мировым масштабом работы. Там есть четкие (измеримые) цели и четкие правила, по которым определяется взаимный интерес всех участников. В общественных организациях цели, напротив, всегда нечеткие или, по крайней мере, несчитаемые (содействовать, способствовать, создавать условия и т.д.).

Поэтому в НОР я вижу свою задачу исключительно в решении сиюминутных текущих задач по поддержанию информационной активности и по функционированию оргструктуры. И мое отношение к перспективам такой работы однозначное - это не карьера, это общественная нагрузка. Я взял ее на себя, потому что считаю это направление в целом важным и правильным. Я приложу все усилия, чтобы "машина работала", но карьерных перспектив я все-таки здесь не вижу.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 20.05.2012 14:11:14
Дорогой Денис,
Я посмотрел твою публикацию и мне кажется, что ты идёшь не в том направлении.
Я это могу, с достаточной высокой долей вероятности утверждать, т.к. хотя связал с 15 лет свою жизнь с наукой, мне пришлось, после 2 лет в армии после института, поработать и рядовым членом Совета молодых ученых и специалистов и председателем Совета молодых ученых и специалистов Ленинграда и Ленинградской Области. В основном туда лезли люди, используя различные алгоритмы и «изготовления» диссертаций, и карьерных продвижений, чтобы получить обкомовскую характеристику и стать директорами институтов. Алгоритмы набирания очков, извини, но были аналогичны изложенному в твоей статье. Благодаря набранным очкам некоторые пролезли в директора и в 40 лет (грешен, одного такого не успел выгнать из президиума – подписал характеристику у меня за спиной у мальчика, секретаря обкома), а наш Андрей Забродский – к 50 годам стал директором физ-теха.
Если у тебя цель аналогичная, то ты поступаешь правильно в поисках различных возможностей косвенного обсуждения проблем науки.
Если же нет, то не повторяй моих ошибок. А именно. Хотя я старался поступать правильно, но, поначалу, также воспринимал обсуждение косвенных проблем всерьез и на это потратил часть времени и энергии. Но главную ошибку вижу в том, что невольно воспринимал научную бюрократию как авторитет, как «жирафа большого, которому видней» и, тем самым, старался просто помочь «жирафу» исправить то, что он пропустил.
И хотя без бюрократии никак, но, в принципе, такой подход ни чему другому не приведет, как плестись в хвосте научной бюрократии (и по выслуге лет получить какое-нибудь кресло). А у неё приоритеты уже почти 100 лет ненаучные (не в смысле – лженаучные, а бытовые, как у любого обывателя).
Есть другой путь, имею ввиду, уже не себя, так как я для себя науку выбрал давно и 2 года совмещение науки с армии и 6 лет совмещения с общественной работой считаю достаточным, а для молодых, которые хотят заниматься наукой и хотят, чтобы такая возможность была. Если и отвлекаться от основного любимого занятия, то тогда надо играть по крупному, на опережение и не ходить с протянутой рукой, а ставить бюрократию в такую позу, что бы она вынуждена была стать тем, кем она и должна быть: сферой обслуживания (в частности, науки).
Но для этого надо обсуждение начинать с главных проблем. Они затронуты в моих статьях. Но могу постараться их структурировать. В принципе, если что кардинально менять, то это надо постараться сделать молодым. И в своей работе я все организационные дела возложил на молодых, а свою роль вижу лишь в научно-техническом обеспечении. Но иногда, когда у молодых возникают «тормоза» (бюрократия очень опытна), я вклиниваюсь, как, в частности сейчас по НАНО. При этом я прекрасно понимаю, что вызываю огонь на себя (как, частности, вчера мне пришло уведомление из Министерства Образования и Науки, что «приняли к сведенью»). Но мне не привыкать. Когда то меня уже пробовали «расстрелять», когда я поймал за руку зав. отделом науки и учебных заведений, пытавшегося украсть деньги районных советов. Кончилось это тем, что его выгнали из обкома (направили зарабатывать для партии деньги в «Спутнике»). А меня оставили в покое и я, с облегчение, с головой ушел в науку.
Успехов, выбор за тобой.
Станислав.
Цитировать Имя
post619, 15.05.2012 16:16:09
Цитата
Everst пишет:
Еще имеет значение то, чтобы правила таможенного оформления не менялись каждый день (как и все другие правила сегодня в России - новый начальник-новые инструкции).

Есть такая беда в таможенном деле. Заключается контракт на поставку товара, а потом – бац, вторая смена. Кто-то через правительство протащил ограничения на поставку товаров своих конкурентов. Или кому-то из самого правительства, не будем говорить кому, но бывает, что и Онищенко, пришла указиловка – запретить и не пущать, оттуда и до сих пор. Но это уже не к таможне претензии, а несколько выше. А чтобы таких экзерсисов на таможне не было, надо свое научное лобби в верхах заиметь. Из политических тяжеловесов из научных кругов, которые… ну не ногами б дверь в кабинеты открывали, а перед которыми их бы сами открывали. С благоговейным поклоном.
Цитировать Имя
Everst, 14.05.2012 17:52:49
Про болевые точки в целом в этой дискуссии - это по-моему не простые административные решения, а самые что ни на есть системные проблемы, которыми нужно заниматься намного более серьезно, чем просто поменять пару законов. В целом эти проблемы обозначены верно, хотя я считаю, что их можно было как-то лучше систематизировать - например, проблемы институтов и финансов. Более того, это все хорошо звучит с точки зрения ученого - мол, давайте поднимать науку. А вот с точки зрения чиновника - это будет неверно, поскольку инновационная система включает в себя массу других элементов и должна стимулировать ученых не просто заниматься своими исследованиями, а предлагать рынку новые продукты, основанные на этих исследованиях. Именно эта проблема сейчас наблюдается в Китае, где я как раз веду в этом месяце исследовательскую работу: денег на фундаментальные исследования идет масса, а собственных инноваций как не было, так и нет. Значит, проблема стоит намного острее, да и многие задачи невозможно быстро решить по политическим и культурным причинам - слишком много людей зависят от старой системы.

Первостепенной задачей, на мой взгляд, является поместить Россию на острие мировой науки через стимулирование публикаций в зарубежных журналах, создание собственных англоязычных журналов в крупных университетах совместно с западными издательствами - все это делается сейчас в Китае, который выходит на ведущие позиции в количестве зарубежных публикаций, в том числе уже на первом месте в мире по числу статей о нанотехнологиях! Также еще одним важным условием является содействие международному сотрудничеству, которое у нас до сих пор контролируется очень жестко как в Советском Союзе, что является полнейшим бредом.

Но даже вот взять этот простейший пунктик про лучшее отношение к зарубежным публикациям - как тогда мерить карьеру ученого? Это значит что почти весь Президиум РАН и ректоров вузов нужно отправить в отставку уже завтра? К сожалению, любые такие решения, которые здесь предлагаются должны быть помещены в конкретно-исторический институциональный, культурный, экономический и политический контекст - иначе никакие решения невозможны.

Мне видится, что теоретически может устроить все стороны хотя бы одно решение, состоящее в создании независимого Офиса Главного Ученого, которого может выбрать Общее собрание РАН и который фактически будет представлять интересы всего научного сообщества России. В этом случае это должен быть известный и уважаемый человек как в России, так и зарубежом, а также полностью независимый финансово и политически от Президента - т.е. деньги на эту организацию должны идти непосредственно из федерального бюджета, а президент не должен иметь никакой власти для того, чтобы уволить или назначить такого Главного Ученого. Только в таком случае можно обеспечить определенную независимость... В случае учреждения такого Офиса Главного Ученого можно будет более эффективно доносить до сильных мира сего позицию научного сообщества и лоббировать его интересы, а там и все эти 7 пунктов сами собой на повестку дня встанут.
Цитировать Имя
Everst, 14.05.2012 17:36:28
Про эффективность таможни от post619 согласен, хотя не всегда - коррупция и там успела наследить достаточно сильно, хотя рядовых граждан это действительно не очень сильно касается, а скорее используется в качестве инструмента в конкурентной борьбе. Тут правда есть один момент - в бизнесе одним из основных показателей конкурентоспособности и производительности является затраченное время и другие трансакционные издержки. Например, зачем японскому производителю покупать компоненты в России, если из Китая они дойдут в пять раз быстрее и при браке их можно еще несколько раз заменить? Значит, в законах нужно учитывать еще и эти моменты. А в целом, насколько я слышал, серьезную проблему составляет размытость понятия продукции двойного назначения, когда военные фактически ставят на контроль большую часть высокотехнологичной продукции через свои органы. Еще имеет значение то, чтобы правила таможенного оформления не менялись каждый день (как и все другие правила сегодня в России - новый начальник-новые инструкции). Тогда предприниматель-ученый может привыкнуть к процедуре и спокойно ее выполнять в следующие разы, что является прямым следствием так называемого эффекта learning-by-doing.
Цитировать Имя
post619, 04.05.2012 17:38:17
Автор пишет:
«Болевая точка. Неэффективная работа таможни, жестко ограничивающая международные закупки реактивов, обмен образцами, живыми образцами, модельными животными».


Позволю себе некоторые замечания по поводу рассуждений про «неэффективную работу таможни», поскольку знаю работу таможенных органов не только снаружи, но и изнутри – несколько лет работал на таможенном посту в должности выпускающего инспектора.

Откуда идут разговоры про неэффективность да избыточные административные барьеры со стороны таможни? Оттуда же откуда многое другое в нашей жизни - от незнания законов и нежелания их исполнять.

Взять ту же таможню, то бишь, внешнеэкономическую деятельность. Обычно ведь как бывает. Решит юридическое или физическое лицо во внешнеэкономической деятельности поучаствовать – ввезти или вывести какой-нибудь товар за границу. И вперед, нахрапом, путью не разобравшись, что же это такое – участие во внешнеэкономической деятельности. Попросту говоря – торговля с заграницей.

Заключается контракт по «рыбе» – в контакте одни общие положения, никоим образом не учитывающие характер конкретной деятельности участника внешнеэкономической деятельности – на таможню приходит товар, подпадающий под разного рода инструкции, которых в таможенном ведомстве предостаточно, и разработаны они не потому, что кому то так захотелось, а потому, что так надо, согласно действующему законодательству – и начинаются мытарста. И самих клиентов, и инспекторов, которые с ними работают. Потому что необходимы разного рода документы для таможенного оформления, а клиент о них заранее не побеспокоился. Потому что просто-напросто, не удосужился узнать, что они потребуются при таможенном оформлении.

В частности, при таможенном оформлении результатов научных исследований, когда товар штучный, таможне не знакомый, вполне может потребоваться подтверждение кода товара и экспертиза товара, которые проводятся уполномоченными на то, учреждениями и лабораториями. Процесс длительный, но при таможенном оформлении этой задержки можно избежать, если классификационное решение и заключение экспертов получить заранее. Но кто ж так делает? Все хотят сейчас и сразу. А сейчас и сразу не получается, в результате таможенное оформление приостанавливается, товар зависает, все друг другом крайне недовольны.

Особенно часто конфликтная ситуация на таможне возникает, когда товар передается безвозмездно, то есть даром. Даром то оно, конечно, можно. Это личное дело каждого. Но деньги при том надо заплатить за сам процесс таможенного оформления, который оценивается в процентах от таможенной стоимости товара. А она бывает, зачастую весьма высока, из-за чего оказывается довольно немалой плата за сам процесс таможенного оформления. Оно, может, и неправильно, но таков закон, блюсти который обязан каждый – и клиент, и инспектор, с эти клиентом работающий. Иначе инспектора, в лучшем случае, уволят со службы, а, опять же, по закону, должны б заводить уголовное дело за то, что поспособствовал уклонению от уплаты таможенных пошлин и налогов, чем нанес экономический вред государству.

А вообще-то, все начинается от печки, а во внешнеэкономической деятельности от контракта. Правильно заключенный контракт снимает половину проблем при таможенном оформлении.

Вторая половина связана уже с чисто конкретными операциями при самом таможенном оформлении, которые включают в себя перво-наперво процедуру помещения товара под определенный таможенный режим. У нас ведь по большому счету, кроме как импорт да экспорт, которые, кстати, в таможенном законодательстве именуются как «Выпуск для внутреннего потребления» и «Экспорт» соответственно, другие таможенные режимы наукой не практикуются при обмене плодами научных изысканий (не считая провоза образцов в карманах). Ну, еще, «Временный ввоз» и «Временный вывоз», используют те, кто часто с таможней дело имеет, потому как на международные выставки свои достижения выставляет или партнеров на нашу территорию приглашает. А ведь есть и другие таможенные режимы, которые существенно облегчают финансовую нагрузку на организации при международном обмене информацией и плодами научных изысканий – «Переработка на таможенной территории», «Переработка для внутреннего потребления», «Переработка вне таможенной территории», «Свободная таможенная зона», иные специальные таможенные режимы, которыми с умом воспользоваться можно. Муторно, конечно, с ними дело иметь, многие формальности соблюсти требуется, не без этого, но это только до тех пор, пока в процесс не войдешь. Не так все и страшно, как поначалу кажется.

Взять, хотя бы такую, весьма обыденную при работе с иностранными партнерами процедуру, как обмен результатами исследований. В таможенном деле это называется «перемещение через таможенную границу Российской Федерации опытных образцов и результатов исследований». Можно, конечно, пробирку с опытными образцами и в кармане провести. Но лучше не надо – хлопот, в случае чего, не оберешься. Лучше подать Грузовую Таможенную Декларацию. Без нее не обойтись, так уж положено, если не свои личные вещи через границу тащишь. Самому ГТД заполнять – с ума сойдешь и десять раз ошибешься. Но для того при таможенных постах есть декларанты. Они ГТД за десять минут настучат. Деньги, правда, возьмут за свои услуги. Но в пределах разумного. В ГТД в процедуре перемещения указывается «Опытный образец». К сопроводительным документам прилагается письмо руководителя организации о том, что перемещаемый товар является образцом для таких то целей – для сертификации, для проведения исследований, для представления на выставке (в этом случае дополнительно берется обязательство, что образец будет возвращен на таможенную территорию Российской Федерации в неизменном состоянии), для прочих целей, не являющихся предметом коммерческих операций. Кроме того, должна быть счет-фактура (проформа), где указывается стоимость товара и делается приписка «Для таможенных целей». И все дела. Если должностное лицо таможенных органов начинает возникать, то его следует ткнуть носом в Порядок перемещения через таможенную границу Российской Федерации товаров и транспортных средств. Никаких особых премудростей при перемещении образцов там нет. Если образец, конечно, не танк последнего поколения и не авианосец с палубной авиацией на борту. Хотя и бывали в таможне случаи, что авианосцы в лом сдавали с рабочими системами управления без особых заморочек, но сейчас те времена прошли. Авианосцев у нас больше нет.

А впрочем, есть все-таки некоторые нюансы при таможенном оформлении образцов, которые для неготового к тому человека кошмаром могут показаться. Все будет зависеть от классификации перемещаемого товара по «Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности» (ТН ВЭД). То есть, от таможенного кода, по-простому говоря.

Код товара указывает лицо, перемещающее товар, а проверяют должностные лица таможенного органа. Премудрая наука для непосвященных, надо сказать, код товара по ТН ВЭД правильно определить. Но на то декларанты есть. Это их хлеб, и едят они его не даром, поэтому если за дело берется декларант, то проблем с классификацией товара, как правило, не бывает. Только декларанту, для правильного определения кода, документы на товар потребуются – техпаспорт или инструкция по применению, если это техническое изделие; состав, если это какое-то вещество; инструкция пользователя, если это программное обеспечение, прочие документы, которые помогают несведущему человеку понять, с чем он дело имеет. Эти же документы или их копии должны быть приложены к пакету документов, который подается вместе с ГТД и проверяется должностными лицами таможенного органа. Вся эта, на первый взгляд, ненужная бумажная волокита преследует собой одну цель – грамотно разобраться с перемещаемым через таможенную границу товаром и оградить лицо, перемещающее товар, от проблем, которые могут возникнуть не только со стороны таможни, но и более въедливых контор.

В коде товара таится один из подводных камней, налетев на который, человек надолго теряет желание связываться с таможней, если к тому не готов. Дело в том, что в таможенном деле существует жесткая привязка кода товара к различным ограничениям и запретам при перемещении товаров. Такие запреты и ограничения есть в законодательстве любой страны и направлены на защиту экономических интересов государства, на защиту здоровья граждан этого государства и обеспечение их безопасности. И если товар будет заявлен под кодом, который попадает в какой-либо таможенный документ, связанный с ограничениями и запретами при перемещении товара через таможенную границу, то потребуется документ, разрешающий перемещение данного товара через таможенную границу (лицензия, ветеринарное свидетельство, гигиенический сертификат, разрешение госкарантина растений и т. п.) или документ, на основании которого должностное лицо таможенного органа может придти в выводу, что запреты или ограничения на товар, предъявленный к таможенному оформлению, не распространяются (дополнительная информация, какая? – про то должностное лицо таможенного органа должно представить письменное уведомление лицу, перемещающему товар). Естественно, если человек окажется не готов к такому развитию событий, то он будет крайне возмущен действиями «таможни», плюнет на все законы, сунет товар под полу и направится в зону таможенного контроля. Если все пройдет нормально, то будут рассказы знакомым и незнакомым, как ловко обманул таможню. Если не нормально – то жалобы во все инстанции, что таможня чинит препоны. А сделать то надо всего ничего – заранее побеспокоиться о зарубежной поездке и узнать порядок перемещения своего товара через таможенную границу Российской Федерации. И лучше всего не самому или через знакомых, а непосредственно в таможенных органах. Есть такая узаконенная услуга со стороны «таможни» – консультирование физических и юридических лиц в области таможенного законодательства. Не мешало бы еще узнать о таможенных порядках страны, в которую едешь, чтоб те таможенники чем-нибудь не ошарашили, но это уже сложнее.

Впрочем, есть еще один вариант захода на проблему «таможни» – участие представителей от научного сообщества в процессе совершенствования таможенного законодательства вместе с представителями правительства. Давно пора с таможней разобраться в части работы с инновациями, в число которых и нанотехнологии входят, чтобы проблем особых не было при перемещении через таможенную границу Российской Федерации результатов научных исследований, материалов, оборудования и прочих товаров, связанных с нанотехнологиями. Цивилизованно с «таможней» разобраться, а не как Аристарх у Абдулы в «Белом солнце пустыни», затеявший драку с представителем таможенных органов. Цивилизованный формат – рабочая группа по работе с представителями таможенного ведомства. Основная задача – упорядочить работу таможни с нанотехнологиями и их продуктами. Формы «упорядочивания» – проведение экспертиз на предмет отнесения товаров к продуктам нанотехнологий или к оборудованию для их производства; выход на правительство с предложением принятия единых ставок таможенной пошлины на продукты нанотехнологий и оборудования для их производства или с предложением введения беспошлинного порядка их перемещения через таможенную границу Российской Федерации; лоббирование в Думе интересов «нанотехнологов» при рассмотрении законов, относящихся к таможенному делу. Но перво-наперво надо «договориться с таможней» о классификации товаров, относящихся к нанотехнологиям и оборудованию для их производства в отдельных подсубпозициях ТН ВЭД. Такая возможность есть – в ТН ВЭД предусмотрено введение новых кодов для новых товаров, и Федеральная Таможенная Служба практикует принятие специальных классификационных решений по отдельным видам товаров, где четко и ясно говорится, что такой-то товар, с такими-то характеристиками, должен классифицироваться для таможенных целей в такой-то подсбпозиции ТН ВЭД. И все. Это классификационное решение является приказом для таможенников работать с товаром под таким-то кодом. А уж на код товара по ТН ВЭД и все прочие таможенные премудрости замкнутся, которые и следует упорядочивать.

А притянутые за уши меры, типа создания специального «научного» таможенного поста в НИЦ «Курчатовский институт» - это не решение проблемы, а имитация решения. Во-первых, загвоздка при таможенном оформлении возникает по большей части из-за отсутствия соответствующих разрешительных документов, которые на коленке за пять минут не делаются. Во-вторых, одним таможенным постом при Курчатнике всю таможенную границу Россию не закроешь. В-третьих, при нынешних делах с законами в России специальный «научный» таможенный пост быстро станет головной болью всех правоохранительных органов, витиевато говоря, а по-простому выражаясь – криминализируется.

Конечно, наше таможенное законодательство еще далеко от идеала. Впрочем, как и законодательство других стран. Но бессмысленно новые нормы принимать, пока народ не приучен старые исполнять. Народ, в широком понятии, сверху до низу, начиная с гаранта конституции и кончая последним бомжом.

А до той поры, какие законы ни прими, все без изменения останется. Как тащили научные работники в карманах в пробирках контрабанду на сотни тыщ баксов в виде последних достижений своих коллег по лаборатории, так и будут тащить. Как плевали силовики на таможню, декларируя по упрощенке, все, что душа пожелает, вывозя на подлодках для своих иностранных коллег по бизнесу новейшие образцы типа всяких там «выстрелов», так и будут плевать. Как совали декларанты таможенникам пачки купюр за недостоверное декларирование, так и будут совать.

Таможенные заморочки не в законах, а в мозгах. Которые освобождены от мысли, что ответственность наступит за противоправные действия, когда у тебя вся таможня схвачена.

Что ж до поправок в Таможенный Кодекс, то править не Кодекс надо, а мозги правителей. Для начала. Будет исполнение уже принятых законов со стороны сильных мира сего, за тем и народ потянется. В лице рядовых исполнителей. Когда увидит, что закон для всех един. Вместе со всеми его поправками.