Вот почему ведущие бизнес ученые покидают Россию

Опубликовано 16.06.2016
Олег Фиговский   |   просмотров - 962,   комментариев - 1
Вот почему ведущие бизнес ученые покидают Россию

Академик Олег Фиговский (Израиль - США)


После списка Магницкого будет список Кудрявцева.


«Если вы еще не сидите,
то это не ваша заслуга,
а наша недоработка».
/Феликс Дзержинский.


В России много говорят о возвращении ведущих ученых из-за рубежа, однако это реально не работает. И не только по материальным и социальным причинам. Как считает профессор Олег Пенский (Пермь), сейчас вернуть даже 15000 наших ученых из-за рубежа - задача невыполнимая. Далее он пишет, что на месте правительства РФ в первую очередь надо сделать так:

- Пока есть еще живые мудрые в науке РФ старики, увеличил бы им зарплату, и за счет пока живущих стариков, не уехавших за рубеж, начал восстанавливать науку в стране. Я чувствую свою не востребованность, в том числе и из-за низкой зарплаты. Хотя могу многое сделать, но у меня нет стимула заниматься наукой, поэтому делаю в науке по минимуму.

- За счет стариков начал бы воспитывать ученых с возраста 30-32 лет. Более молодых воспитывать не имеет смысла, так как их высшее и среднее образование реформами в образовании опущено ниже плинтуса, и более молодые уже не в состоянии делать что-то в науке.

- Так как денег в стране мало, то увеличил бы зарплату не всем кандидатам и докторам наук, а только остепененным ученым по техническим, физико-математическим, биологическим, химическим, геологическим, фармацевтическим и медицинским наукам. Этим бы стимулировал приход молодых именно в эти науки. Именно эти науки, а не околонаучные гуманитарные науки, двигают общество вперед и создают новые технологии. Россия не должна надеяться на приезд зарубежных русских ученых, способных поднять науку в стране. Эта надежда - сплошная маниловщина. РФ может в современных условиях надеяться только на свои внутренние, еще пока имеющиеся ресурсы. Скоро и эти ресурсы повымрут. Поэтому промедление реализации перечисленных мной пунктов ведет страну к научной смерти.

Профессор Пенский оценивает в основном правильно, но не учитывает, что ученые уезжают еще и из-за уголовных преследований (на иллюстрации к статье российский физик Валентин Данилов, приговоренный в 2004 году к 14 годам тюрьмы по обвинению в шпионаже). Недавно пришло сообщение о приговоре сыну израильского профессора Павла Кудрявцева в Пермском суде и объявлении самого профессора в розыск по надуманным обвинениям (см. статью в журнале «Объектив» №6 (17), июнь 2015, стр.67-76 http://eu-objective.info/online/017/files/assets/basic-html/page67.html). Ниже я привожу интервью, которое дал профессор Павел Кудрявцев по просьбе продюсера телеканала НТВ (Россия) Михаила Ракитского. Российская Фемида наступает снова на те же грабли, и скоро мы услышим, что есть не только список Магницкого, но и список Кудрявцева.

Ответы профессора Павла Геннадьевича Кудрявцева на вопросы продюсера телеканала НТВ Михаила Викторовича Ракитского, члена союза журналистов России.

Ракитский: Расскажите о своей фирме, которая была в Перми? Что она производила? Куда вы поставляли товар?

Кудрявцев: ООО НПП Тривектр было мной создано в 1991 году. Мы занимались переработкой отходов ОАО «Нефтехимик» (г. Пермь), сегодня часть структуры ЗАО «СИБУР», выпускали антисептики для древесины, сиккативы для лакокрасочного производства, и еще множество различных продуктов. Среди продуктов выпускаемых и используемых предприятием было много веществ, которые входили в список прекурсоров, в т.ч. серная кислота, соляная кислота и другие вещества производимые в России сотнями и тысячами тонн. Всего производилось около 50 наименований продуктов. Технологию производства основной части продукции мы разрабатывали сами. Кроме того дополнительную информацию об этом можно получить из списка моих трудов, и прежде всего из полученных патентов и зарегистрированных товарных знаков. Производство располагалось в арендованном цехе на государственных мобилизационных мощностях. Всего мне подчинялось более 100 человек.

Предприятие имело все необходимые государственные лицензии (на эксплуатацию опасных химических производств, пожароопасных производств, взрывоопасных производств, проектирование опасных химических производств) и сертификаты, в том числе, была лицензия ФСБ, и был свой 1-й отдел. Предприятие платило налоги и, хотя и относилось к категории малых предприятий, на учете в налоговой инспекции стояло в отделе крупных налогоплательщиков. Предприятие занималось благотворительностью, разрабатывали новые продукты. Было налажено тесное взаимодействие с Академией наук РФ, пермскими и российскими НИИ и ВУЗами.

До декабря 2011 года предприятие работало, выполняло Гособоронзаказ по производству Диамет-Х, оксида магния, ацетата свинца для нескольких оборонных предприятий. В частности было 5 успешных пусков МБР «Булава», в каждой ступени из запущенных ракет содержалось по 280 кг нашего продукта Диамет-Х, который закупался из зарубежных стран, некоторые из которых сейчас поддерживают санкции против России. Неоднократно органы ФСКН и таможенные органы обращались к нашему предприятию с просьбами об утилизации конфискованных ими продуктов.

Предвосхищая вопрос, скажу, что производство БМК на предприятии было закрыто 1 июля 2009 года. Есть соответствующие протоколы Межведомственного совещания под председательством начальника краевого УФСКН генерал-майора Ганьжина Ю.Д. о ликвидации производства и мои приказы о проведении соответствующих мероприятий. Через СМИ ФСКН интенсивно продавливает идею о том, что банкротство предприятия связано с закрытием производства БМК, поэтому на этом вопросе должен остановиться особо. Прошло банкротство не только ООО НПП «Тривектр», но и меня как физического лица.

С момента ареста сына, моего заместителя Возжаева А.П. и экспедитора Четина А. в мае 2010 года на «Тривектре» было 54 выемки документов, 8 мая были конфискованы все компьютеры и сервер из бухгалтерии. Но при этом кабинет моего сына даже не осматривали. Одновременно ФСКН были инспирированы внеплановые проверки Ростехнадзора, Трудовой инспекции, налоговой проверки предприятия и еще целый ряд других проверок другими контролирующими органами. Нашего сына Илью этапировали в СИЗО г. Кизела Пермского края, для того, что бы он не мог подписывать документы для выплаты зарплат сотрудникам. Сотрудники приносили личные компьютеры из дома, работали без зарплат. Многим сотрудникам были выданы ранее беспроцентные ссуды. Люди увольнялись, не возвращая денег. В мае 2010 года когда происходила продажа в Туле 2-х тонн БМК из «Тривектра» Костюкевичем Пинкаускасу, мой сын сидел в СИЗО. У меня и у него сотрудники ФСКН РФ (Ганьжин, Шавелкин - оба уволены) вымогали эти 2 тонны, будучи уверенными, что он в Перми, и я или Илья их спрятали. «Верни товар, а то я вас всех посажу, а завтра СМИ тебя с грязью смешают», - слова начальника Пермского Управления ФСКН. В газетах, ТВ, интернете - то же, что и сейчас в уголовном деле и СМИ: забросал всю Европу наркотиком, нужно всего 7 кг в год, контрабанда, фирма-однодневка «Форус» и т.д.

Я попал в больницу с обострением нейродермита, а после криков и вымогательства двух тонн БМК генералом Ганьжиным у меня случился сердечный приступ. Фирма осталась без руководителя, а директора ООО «Химтехпром» и «Урал-Химтехпром» были в СИЗО, люди увольнялись, всех сотрудников от аппаратчиков до главных технологов вызывали на допросы. Офицеры местного наркоконтроля запугивали сотрудников. Мне говорили, что люди боялись ходить на работу, а при появлении ФСКН просто впадали в ступор. В то же время был подписан контракт по гособоронзаказу, и представитель военприемки проводил полную ревизию «Тривектра».

В то время вся деятельность наркоконтроля была направлена на экономическую блокировку деятельности предприятия. Никто из контролеров наркотиков это и не скрывал. Справедливости ради надо сказать, что компьютеры вернули через 2 года в нерабочем состоянии. И все-таки до декабря 2011 года предприятие работало, выполняло гособоронзаказ по производству Диамет-Х, оксида магния, ацетата свинца для нескольких оборонных предприятий. В частности было 5 успешных пусков МБР «Булава». В 2011 году были проведены проверки предприятия ФСБ и СК РФ. Ими также запрашивались документы (243 документа), но не было обнаружено ни одного нарушения. Некоторым контрагентам и потребителям угрожали или проводили дополнительные проверки ФСКН. Угрожали моим знакомым, жене, прослушивали наши телефоны, потом публиковали ложь в СМИ с якобы нашими прослушками.

В 2012 году в «Новой газете» появилась, заказанная ФСКН статья «Кайф под крышей ФСБ», где якобы разоблачали коррупцию в ФСБ и ФСКН. Там и опубликовали подделки наших якобы прослушанных разговоров. Например, выдав женский голос на записи, за голос Кудрявцева П.Г., то есть мой. Там же в той же статье обвинили сотрудника ФСБ в якобы получении взятки от меня за освобождение сына из СИЗО Перми. Надо сказать, что действительно по моим повторным заявлениям в СК, ФСБ, ФСКН и Генпрокуратуру в 2010 году отреагировали только из ФСБ, и после наших многочасовых допросов, по всей видимости, при их рекомендациях, все обвиняемые по делу о БМК в Перми, были отпущены.

В дальнейшем Возжаев и Четин были оправданы и получили компенсации от государства. Илье оставили обвинение по ст. 159 ч.4. Работать в таких условиях стало невозможно, кроме того сменился собственник арендуемого мной цеха, который в первую очередь прекратил договор аренды. Все это случилось одновременно. Пришлось съезжать в недостроенный и необорудованный завод, купленный мной в 2007 году и переживавший реконструкцию. Все фото и видео съемки в СМИ сделаны на этом заводе. Повторяю, он не был восстановлен, а оборудование для производства прекурсора не было вывезено с предыдущей производственной площадки, так как нам оно не принадлежало, а было в государственной собственности. А то оборудование, которое было вывезено, на новой площадке не было смонтировано.

Таким образом, действиями ФСКН фирма была доведена до банкротства. Это был 2011 год. Производство БМК, как я уже говорил, мной было закрыто в июле 2009 года. ФСКН еще в 2012 году заявила, что банкротство наступило из-за прекращения продаж БМК. Это не так.

Весной 2012 года появилось заявление в суд от некоего незнакомого мне гражданина, о том, что он, якобы, дал мне взаймы 1,5 миллиона евро для дачи взятки сотрудникам ФСБ за освобождение моего сына Ильи. Об этом заявил его адвокат в том же суде, где осудили моего сына в 2016 году. В суд он представил документы, отпечатанные на компьютере, с моими поддельными подписями и датированными тем временем, когда я отсутствовал в Перми. Документы для эксперта с моими подписями были украдены из моего офиса, как и копия моего старого паспорта, с которой подделали мою подпись. Так же, как и сейчас, тот же районный суд Дзержинского р-на г. Перми, не принял ни одного довода моей защиты, экспертов. Истец, которого я в глаза не видел, так и не появился в суде. Как мне удалось выяснить, он был обязан генералу ФСКН Ганьжину, работавшему тогда в МВД (см. Википедия, Пермский ОМОН, с. Ведено) за освобождение от уголовной ответственности за мошенничество.

Кроме того, некоторые пермские арбитражные управляющие сообщали мне, что сотрудник УФСКН Пермского края Акименко А.А. (за превышение должностных полномочий с применением насилия осужден к 6 годам лишения свободы) обращался к ним с просьбой о помощи в отношении меня. А моему директору предлагал «решить вопрос с этим истцом» т.к. знают о моих проблемах. При этом он подтверждал, что документы о ссуде поддельные, но это оперативно-розыскные мероприятия, и им надо помочь.

Все суды приняли сторону истца. Таким образом, я оказался должен 2 млн. евро жителю общежития, должнику банков и приставов, трижды обвиняемому в мошенничестве. Кроме этого в суде была озвучена версия ФСКН с 2012 года о якобы решении вопроса с сыном. Такой юридический беспредел - визитная карточка суда Дзержинского р-на г. Перми. В связи с этим я в конце 2012 года принял решение о своем личном банкротстве.

Ракитский: В какой момент вами заинтересовались правоохранительные органы? Как дальше развивались события?

Кудрявцев: Я уже сказал ранее, что в том числе у нас была лицензия ФСБ, и был свой 1-й отдел – это значит, нас контролировало ФСБ в плане охраны государственных секретов. До марта 2003 года ООО НПП «Тривектр» контролировалось отделом по борьбе с наркотиками УВД Пермской области. Они проводили регулярные проверки производства на предприятии. После создания в марте 2003 года ФСКН РФ, предприятие стало контролироваться этим ведомством. Ежегодно на предприятии проводились проверки местным УФСКН. Отчеты по прекурсорам подавались регулярно в соответствии формам и графиками, установленными законодательством, и по запросам.

В прессе в обсуждениях этих статей многие пишут, что я мог бы отказаться взаимодействовать с правоохранительными органами, в частности с ФСКН. К сожалению, такие вопросы задают люди, которые не очень понимают, как действуют эти самые «органы». Конечно, мог бы! И отказался в 2009 году. И результат вы все видите. Так если бы я отказался тогда, то это все произошло значительно раньше, это, кстати, мне и обещал тогда еще подполковник Кочев А.В. при нашей первой встрече.

О деле Варежкина. Варежкина я знал с 90-х годов, имел с ним бизнес по переработке отходов химического производства на пермском нефтехимическом заводе сейчас входящем в структуру ЗАО «СИБУР». О его других бизнесах я не знал. Также он был одним из заказчиков и покупателей БМК. Так как «Тривектр» проверяли регулярно, то по его поводу ко мне приезжал сотрудник ФСКН России Борисов М.О. Мне было предложено оказать содействие в ФСКН по обнаружению путей движения моего БМК из Москвы.

Также майор ФСКН Борисов подробно интересовался производством БМК, ценой его на рынке. Пригласил меня в Москву, где познакомил с подполковником Кочевым и рядом других высокопоставленных офицеров ФСКН. Мне предложили сотрудничество с ФСКН РФ. С моей стороны требовалось обеспечить для ФСКН РФ организацию контролируемых поставок БМК из Перми потребителям. Это обеспечение заключалось в содействии оперативникам, приезжавшим в Пермь, после моей информации о потребителе. Оперативники ФСКН приезжали в Пермь, я или мой заместитель их встречал, обеспечивал транспортом, привозил в цех, обеспечивал понятыми. Оперативники устанавливали на бочки с продуктом крышки с вмонтированными GPS-маячками. Также я должен был делиться с сотрудниками ФСКН РФ частью получаемой прибыли. В обвинении, предъявленном сейчас мне, моему сыну и Недугову А.Н. фигурирует поставка в Армению прекурсора ГМФЭСК. Эта поставка была рекомендована полковником Кочевым А.В., и за нее он получил от меня 100000 евро. Так же Кочев А.В. помогал с оформлением лицензии на вывоз ГМФЭСК в Армению в госинституте, которую мы оплатили.

При этом сотрудниками ФСКН была высказана идея о том, что им легче контролировать одного официального производителя, чем сотню нелегальных. При этом было предложено два варианта действий. Если я не соглашаюсь на взаимовыгодное сотрудничество, то мое предприятие замучают проверками и фактически заблокируют его деятельность. Если я соглашаюсь, то они не только будут оказывать мне всяческую поддержку на различных государственных уровнях, но и обеспечат дополнительными заказами по поставкам БМК. Задержание на границе при попытке контрабанды БМК Варежкина и еще троих его соучастников, был первый опыт совместной работы «Тривектра» с сотрудниками оперативно-розыскного департамента ФСКН РФ.

С этого начались контакты с оперативно-розыскным департаментом ФСКН РФ. Я должен был уведомлять Кочева о заявках, количествах, времени отгрузки. В отдельных случаях система слежения устанавливалась на грузовой автомобиль, принадлежавший нашему предприятию. Эти работы осуществлялись в автохозяйстве Краевого УФСКН. Позже ФСКН РФ создала специальные фирмы, через которые обязала меня торговать с ними. Все поставки с 2006 году были контролируемые. Таким образом, предприятие регулярно подавало всю информацию по потребителям нашей продукции в краевой УФСКН и в Москву в центральный аппарат ФСКН РФ. Даже сейчас в Пермском краевом суде в апреле-мае 2016 года свидетели обвинения моего сына в тяжком преступлении, которого тот не совершал - сотрудники пермского наркоконтроля, проверявшие «Тривектр», в один голос заявляли, что деятельность «Тривектра» была легальной и подконтрольной ФСКН.

Теперь о литовских огурцах и фирмах однодневках. ФСКН РФ в СМИ еще в 2013 году заявила, что обезвредила литовскую ОПГ в 70 человек, из которых 21 - граждане России. Всего, по данным, озвученным в суде Перми моим заместителем Возжаевым в мае 2016 года, «Тривектр» и фирма моего сына «Урал-Химтехпром» участвовали в 20 контролируемых поставках совместно с ФСКН. Почти в каждой ОПГ, разоблаченной с нашим участием, был гражданин РФ. Также при отчете ФСКН об этом разоблачении в 2013 году по Первому каналу и каналу «Россия» зрителям был показан полностью искаженный сюжет о месте, якобы, преступления. Вместо цеха, на котором я выпускал продукцию и БМК для ФСКН РФ, показали арендованное с 2007 года здание, в котором располагался офис арендатора. Причем, сотрудники пермского наркоконтроля прекрасно знали, что это не тот цех. Я предупреждал местную ФСКН, о том, что у меня покупают 1-2 бочки, явно для преступных целей - ответ генерала ФСКН, начальника пермского управления: «Торгуй, мы такой мелочевкой не занимаемся».

С 2008 года я безуспешно пытался обратить внимание на незаконное производство БМК в Перми, на территории Пермского филиала Российского центра «Прикладная химия» по моей технологии. Не я один в Перми такой умный, воспроизвести технологию удалось и там. Ответ ФСКН: «Мы проверяли, там ничего нет». А мне участники производства говорили, что дадут показания только при открытии уголовного дела и только сотрудникам полиции. Об этом заявлено в Генеральную прокуратуру, ответ от Павлова Д.В. - руководителя следствия против нашего сына: «Могу привлечь к ответственности за сокрытие фактов».

Теперь о деле «Форуса» и краже БМК с территории предприятия, которое стало первым этапом в этой ФСКН-овской фантасмагории. Дело, по которому осудили сына на 3 года общего режима за якобы участие в мошенничестве, было заведено ФСКН РФ в 2010 году по заявлению гражданина РФ Абашина Д.Д., участника литовской ОПГ под руководством Мачиса Дарюса. Этот Абашин Д.Д. и члены литовской ОПГ были осуждены в результате контролируемой поставки с моим участием. Г-н Абашин Д.Д. – директор фирмы однодневки «Форус», созданной специально для целей контрабанды БМК (из пресс релиза Пермского ФСКН от 2010 года), а деньги на покупку у меня 2 т прекурсора БМК были им получены от организатора ОПГ Мачиса (7,7 млн руб.).

Я лично с майором Борисовым участвовал в той контролируемой поставке. Борисов работал под прикрытием, а я обеспечивал ему это. Все участники литовской ОПГ были освобождены в зале суда, а на время следствия прекурсор был отправлен в ООО «Химтехпром» на хранение, потому что мое предприятие являлось единственным легитимным производителем БМК в РФ. Это неоднократно было подтверждено письмами ФСКН, таможни, судов и т.д.. Также суд над литовской ОПГ постановил вернуть предмет контрабанды - 2 т прекурсора - его владельцу Абашину. На момент запрещения прекурсора БМК в РФ у меня на хранении имелся не востребованный и не оплаченный Абашиным за хранение возвращенный ему судом продукт.

Ко мне обратился сотрудник администрации президента РФ Костюкевич с предложением забрать эти 2 тонны и передать Абашину. Никаких денег от этого, кроме платы за хранение, не предполагалось. Все необходимые для такой отгрузки документы мне были предоставлены. Мне необходимо было избавиться от этого продукта до его запрещения с 5 мая 2010 года. К сожалению, в офисе в момент отгрузки 29 апреля 2010 года оставался мой сын Илья, который и проследил за ней. Документы в бухгалтерии были оформлены заранее, подписаны Возжаевым А.П. Мы с женой были в Чехии, все ушли на майские праздники.

Позже выяснилось, что Костюкевич – обычный мошенник, к администрации президента не имеет отношения, кроме своей жены, входящей в президентский журналистский пул. Он то и украл у меня 2 т БМК, продал их Пенкаускасу. За какие деньги я не знаю. В участии в этом мошенничестве и обвинили моего сына и осудили по статье для предпринимателей - 159.4 на 3 года колонии общего режима. Следователи Семенов С.В., Павлов Д.В. и др. писали, что сын обманул меня и замначальника производства, ответственную за отгрузки. Меня и жену сделали свидетелями обвинения собственного сына. Конечно, мы отказались от показаний. Про вещественные доказательства и экспертизы - отдельная тема, о которой я выступал уже в прессе.

Адвокаты в РФ говорят, что если человек не виновен, то дают 3 года. Ни фамилии потерпевшего, судимого безработного, члена литовской ОПГ - Абашина, получившего при содействии ФСКН миллионные возмещения за перепроданные Костюкевичем 2 т БМК, ни фамилии организатора этого мошенничества Костюкевича И.Д. не появилось ни в публикациях, ни на суде в разоблачениях ФСКН. Костюкевич И.Д., был осужден в 2013 году на 6 лет, но не просидел и малой части своего срока. С января 2015 года на свободе. Показания на него я и мой сын Илья давали сотрудникам ФСБ в 2010 году.

Участие ФСБ.По моим заявлениям в СК, ФСБ, ФСКН и Генпрокуратуру РФ, ответили только из ФСБ. В августе 2010 года в Пермь прибыли из Москвы два полковника ФСБ. Допросили в СИЗО Перми обвиняемых: моего заместителя Возжаева, экспедитора Четина и моего сына Илью. Все были отпущены после этого на свободу. С нами работали неделю, со мной и Ильей. Допрашивали с утра и до ночи. В итоге мы рассказали о вымогательстве сотрудниками ФСКН денег за поставки прекурсора, об администрации президента и т.д., и о роли Костюкевича в организации мошенничества.

Таким образом, в том деле, по которому были реабилитированы обвиняемые Возжаев и Четин, остался обвиняемым Илья, появился Костюкевич - организатор мошенничества и продажи БМК Пенкаускасу. В СМИ не упоминается Костюкевич, т.к. его изначально не хотели арестовывать по делу о пропаже БМК на «Тривектре», но пришлось по показаниям моим и сына и, наверное, по настоянию ФСБ. Еще мы дали показания в ФСБ о коррупции в отношении полковника Кочева А.В. и его помощника Борисова М.О. На них было заведено уголовное дело в СК в 2010 году, но всесильной ФСКН, удалось затормозить это дело. Коррупционеры - получатели откатов с продаж БМК от предложенных ими фирм - выступили свидетелями обвинения со стороны следствия ФСКН против меня и сына в этом позорном судилище в Перми в 2016 году. За такую услугу, думаю, с них и обвинения снимут. Есть в ФСКН прекурсор - есть деньги с его перепродаж - нет уголовного дела, и наоборот. Преследование нашей семьи началось только после закрытия мной производства БМК в 2009 году и прекращения поставок в Москву.

Это, в свою очередь, привело к обвинению полковников ФСБ в получении якобы взятки от меня, т.к. в 2010 году при их разбирательстве в Перми по моим заявлениям, были освобождены из СИЗО Возжаев, Четин и Кудрявцев. У пенсионера и экспедитора взять нечего, а у сына бизнесмена, носившего пачки денег сослуживцам, выбить деньги – «дело офицерской чести» для следователей и оперативников ФСКН РФ Павлова, Семенова, Мирзоева, Акименко, Хлебникова, Ганьжина, Хайретдиновой, и др. Выбить путем фальсификаций и уголовного дела, то есть, фактически взяв человека в заложники с целью вымогательства.

Признание во взятке «выбивали» даже заключенные в камере туберкулезной больницы СИЗО Красноярска и оперативники этого СИЗО, куда при участии г-на Хлебникова из оперативно-розыскного департамента ФСКН (уже бывшего) был помещен Илья Кудрявцев. ФСИН РФ в лице его заместителя Ветрова, оперативников СИЗО Красноярска в точности выполняла приказы следователей ФСКН по выбиванию явок с повинной, сотрудничество со следствием, признание вины и якобы взятки. Формулировка ФСИН РФ: в целях личной безопасности, человека, прописанного в Перми и живущего в Московской области, содержать в Красноярске. Еще было вымогательство 3 млн. рублей за прекращение побоев. Даже заведено уголовное дело, трижды закрывавшееся и тянущееся с 2014 года. За отказ от клеветы - обычная тюремно-следовательская практика выбивания показаний, а для оправдания синяков на лице, сыну написали акт «о его склонности к побегу, самоповреждениям и суициду».

Все, что здесь описано, имеется в Генеральной прокуратуре РФ. Прокуроры по особо важным делам Лахтин, Кудряев и многие другие, в «соответствие с законом о прокуратуре, ст. 10.» пересылали жалобы на противоправные действия сотрудников ФСКН и ФСИН, самим сотрудникам этих ведомств. Соответственно - не подтвердилось, не нашлось, голословно, все законно... Даже прямые нарушения законов и статей – «не нарушены».

Ракитский: Почему задержаны и теперь осуждены Ваш сын Илья и коллега Александр Недугов? Как вы можете прокомментировать этот приговор?

Кудрявцев: В 2014 году в СИЗО Красноярска, куда поместили сына в качестве свидетеля, затем подозреваемого и обвиняемого (это из ответов ГУФСИН Красноярска), оказывается, было предварительное следствие по поставке легального вещества - натриевой соли 2-гидрокси-1-фенилпропан-2-сульфиновой кислоты в Ереван в 2007 году. Эта поставка осуществлялась по рекомендации полковника Кочева из ФСКН. За эту поставку полковнику ФСКН РФ были переданы мной деньги, сто тысяч евро.

ФСБ добилась снятия с должностей генералов ФСКН России, а те в отместку взяли в заложники моего сына и выдумали это ереванское дело, что бы еще и доказать, что не за тех вступились. Ну и шум в прессе при полном развале в ведомстве, коррупции и торговле наркотиками сотрудниками этой федеральной службы. В прессе по этому поводу огромный объем информации.

В прессе пишут про литовского химика. Да, работал у меня какое-то время коллега из Литвы. По рекомендации я разрешил работать в лаборатории опытному литовскому химику-синтетику. Он занимался разработкой технологии получения мелатонина, производных индола. У нас предполагался контракт с компанией Procter & Gamble. У меня сохранились его записи. Никакого отношения к изготовлению БМК он не имел. Этот химик выпивал и часто попадал в неприятные ситуации, и я предложил ему уехать. Работал в Перми он около года, периодически возвращаясь в Литву.

Также пишут о Сирии и Турции. Я понятия не имею о чем речь. В эти страны никаких поставок не было, и ни с кем из этих стран мы не взаимодействовали. Самвела Хачатряна, как и остальных армянских химиков, ни я, ни мой сын никогда не видели. ФСКН решила приписать мне все известные и не известные им поставки и фирмы мне.

Варили в фургонах, автоклавы и т.д.Это вообще какой-то бред фантастов из ФСКН. Но могу привести пример. При покупке у нас 1-2 бочек БМК, я неоднократно предупреждал местного пермского начальника УФСКН, что такие объемы берут, как я считаю, явно для нелегального изготовления, преступники. Ответ генерала ФСКН: «Мы такой мелочевкой не занимаемся, торгуй», «Выполнять работу оперативников по поимке преступников - не моя специальность» (генерал Ганьжин Ю.Д. «уволен» на пенсию указом президента в 2011 году).

ФСКН постоянно говорит об отсутствии потребности в БМК в Европе и мире. Это опять ложь. Опубликованы в интернете доклады ООН о прекурсорах, где указаны и ежегодные официально заявленные потребности в прекурсорах, в частности БМК. США - 64 т, Венгрия - 1800 кг, Швейцария - 500 кг и т.д. Все это можно посмотреть. Только путать, как это сделали следователи и пермские прокуроры, легальный оборот с нелегальным не надо.

Сына обвинили в обучении производству амфетамина в Ереване. И вообще не понятно, зачем обучать, когда можно открыть любой учебник по органической химии и найти описание реакции Лейкарта-Валаха. На момент инкриминируемого ему преступления в обучении, Илье в 2007 году было 26 лет. Учить профессоров ереванского НИИ, еще и при наличии меня или моего заместителя по науке Недугова, как минимум не серьезно.

Доказательные документы, найденные следствием – это 4 строчки, написанные кем-то на обороте нашего сертификата качества,за которые моему сыну назначили 17 лет. Почерк не моего сына. Копию данного обвинительного документа можно увидеть ниже. Приношу извинения, что не располагаю более качественной копией.

Это ОСНОВНОЙ документ обвинения. Это «технология» изготовления амфетамина!

Мы сделали почерковедческую экспертизу в Израиле. Ответ однозначный – почерк не Ильи. Московская и пермская экспертизы также показали, что почерк ему не принадлежит. Судья Вяткина (впрочем, как и следствие) отказала в назначении судебной экспертизы и однозначно, как и следователи, признала почерк Ильи. Эксперт от следствия – Хмыз, из подмосковного г. Одинцово, был неоднократно уличен в подлогах экспертиз.

Это часть письма от Ильи, написанного им после очередного «общения» со следователем ФСКН Семеновым.

Комиссионная экспертиза возможности производства амфетамина по 4 строчкам, названным технологией производства амфетамина, состояла из профессора московского института и его студентки без диплома. Их подписи стоят на документе представленном выше.

О 54 млрд. долларов. Даже не комментирую. Можно получить или я получил с продаж? Где эти деньги? Если бы у меня была бы хотя бы малая часть этого, то, наверняка, полковники ФСКН мне бы шашлыки жарили. По данным СМИ за 2012 год, В. Иванов, директор ФСКН, и его замы вошли в список «Форбс» России. Не я. Все предыдущие годы и предыдущие заказы в СМИ ФСКН писала о 1,5 млрд., потом - о 1,7 млрд. долларов (сайт ФСКН, лето 2015 года; «Новая газета» - «Кайф под крышей», 2012 год).

Основная цель публикации этой цифры - это прямое указание заказчиков и исполнителей этого беспредела на вымогательство денег у моего сына уже в тюрьме. В России в системе «ГУФСИН-заключенные» существует «правило» сбора дани в так называемый «общак» и себе. Суммы и расценки зависят от статьи. Если на зону попадает сын «миллиардера», да еще и по наркотической статье, то сборы с него резко возрастают. Если уж суду, прокурорам Чайке, Гриню, Чепкасову, Кудряеву, Лахтину, следователям ФСКН РФ Семенову, Павлову, Хлебникову, Мирзоеву, Акименко и заказчику грязи в СМИ все равно - легальный оборот или не легальный, подконтрольный прекурсор или амфетамин - то уж сотрудникам ГУФСИН и зэкам это совсем все равно. Таким образом, все люди, постоянно публикующие ложь о каких-то 54 млрд. долларов, будь то в уголовных делах или в СМИ, обрекают моего сына на еще худшее отношение к нему в тюрьме администрации и заключенных из-за неуплаты денег.

Никогда я не продавал прекурсоры за рубеж. После выезда из цеха и оповещения ФСКН о поставке, судьбу прекурсора мы не знали. Далее всем занималось ФСКН. Иногда полковник Кочев рассказывал, как они получали за это погоны и должности, а меня премировали грамотой ФСКН РФ… и вымогательством денег с поставок.

Ракитский: Вы поддерживаете хоть каким-то образом связь со своим сыном? Что вы можете ему передать?

Кудрявцев: Никакой связи с сыном, благодаря следователям по делу Павлову Д.В. и Семенову С.В., поддерживать было невозможно. На все просьбы о свидании от сына, его жены, от адвоката ответ следователя Семенова был один - не разрешаю. Извещения о прибытии в Красноярск не было, посылки он не получал. Только после заявлений в Генеральную прокуратуру, пересланных в ГУФСИН Красноярска, и после звонка о 3 млн. рублей за прекращение побоев, мы узнали, что сына избивают и наняли адвоката в Красноярске. Моя жена и жена сына сразу позвонили на горячую линию ФСИН РФ. Там сразу заявили, что побоями не будут заниматься и написали через две недели ответ, что ничего не подтвердилось и все голословно, а Кудрявцев И.П. не жаловался. Умелое перекидывание Ильи из туберкулезной больницы в колонию, оттуда в СИЗО, в карантин - лишало его возможности даже позвонить жене. Ответы Красноярского ГУФСИН и прокуратуры: все законно, всех известили. Например, на жалобу о побоях в СИЗО-1 Красноярска ответили, что в ИК-31 никто никого не бил и т.д.

Все с точки зрения прокуратуры законно и не требует ее вмешательства. Круг замкнулся. Единственное свидание жена получила в январе 2015 года, потом Илью перебросили в Матросскую Тишину, там его мать и жена имели часовые свидания, организованные сотрудником СБ ФСКН РФ, за то, что моя жена нужна была там для беседы. Основная тема: пусть Павел Геннадьевич приедет и все расскажет и была ли взятка ФСБ? ФСКН в СМИ сообщила всем о первом применении международной Конвенции в ловле преступников. О международной конвенции против пыток там не слышали.

Ракитский: В какой момент, и при каких обстоятельствах вы покинули Россию?

Кудрявцев: Тут уже ряд изданий написал в чисто антисемитском духе, что я скрылся в Израиле с женой иудейкой. За месяц до нашего отъезда наши «друзья» из ФСКН нарисовали желтой краской мне на дороге недалеко от заводской проходной Звезду Давида. Спросите, почему они? Да просто больше никто не знал, кроме них, о готовящемся отъезде. Да и пешком к этому месту не подойдешь. Когда мы жили в Перми, местные газеты на перебой писали, что я уже живу в Израиле, США, Германии и Австралии. Что я курсирую между США и Израилем. Что у меня в швейцарском банке 50 млн. В какой именно валюте я до сих пор не знаю. Я думал, что слухи и сплетни - это удел бабушек у подъезда, но никак не полковников и генералов ФСКН, пусть и озлобленных на меня. Тяжело читать откровенную ложь следователей и прокуроров, которая рядом с правдой не бывала и на которую знаешь ответы, а тебя не слышат и извращают факты с точностью до «наоборот». Страшно делается от невозможности пробить эту стену лжи и круговой поруки. Тот гром о просчетах, коррупции и подделках в СМИ, ужасные сроки, на которые осуждены невиновные люди по приказу из Москвы - для того, чтобы показать, как устроена тюремная служба? Так в РФ мало кто сомневается, что там не торгуют наркотиками и не вымогают за уменьшение сроков деньги. Я и мой сын об этом заявили, рассчитывая на закон, на декларации о борьбе с коррупцией, наркотиками. За это и получили от представителей закона. Где же были все эти лейтенанты Акименки, майоры Павловы, Семеновы, ставшие полковниками и подполковниками с 2007 года до 2015 год? Намеки на выплаты понятны. Открыть дело через 8 лет?

В 2013 году мы получили полугодовую визу на ПМЖ в посольстве Израиля в Москве. Эта виза была получена с разрешения ОВИРа МВД в г. Перми. Имеются соответствующие штампы в наших российских паспортах. 12 сентября 2013 года, за неделю до окончания срока визы мы выехали на ПМЖ.

От адвоката сына я узнал, что на меня заведено уголовное дело в декабре 2014 года. Оказывается, 16.01.2015 меня объявили в розыск. Об этом я узнал из этих публикаций в СМИ.

И еще, моя жена никому никакого интервью не давала. Это опять очередная ложь, но уже российской прессы. На приговоре она не была по просьбе Ильи. Выехала с внуком из РФ 04.06.2016., а приговор состоялся 07.06.2016.

Ракитский: Чем сейчас вы занимаетесь? Над чем работаете? Где?

Кудрявцев: Начну с конца – в Израиле. Занимаюсь научной работой. Пишу статьи и монографии по тем проблемам, которыми занимался ранее: золь-гель технология, нанокомпозиты, ионный обмен, реагентная очистка воды, тонкий химический синтез и др. Написал уже более 40 статей и 4 монографии, которые вышли в Германии и Великобритании. Две монографии на русском языке и две на английском. Сейчас в стадии подготовки еще две монографии на английском языке. Подал заявки на получение 2 американских патентов и сейчас готовлю еще.

Ракитский: Планируете ли вы когда-нибудь возвращаться в Россию?

Кудрявцев: Не планирую. Я сюда уезжал не скрываться, а чтобы жить и работать в нормальной, современной, демократической стране. Хотел это сделать уже давно. Но все пытался реализовать свои проекты в России, и до последнего пытался добиться хоть какой-то законности и правды в деле сына. Зная об антисемитизме и гулаговской системе наказания в России, опасаюсь за жизнь и здоровье сына.

Подводя итог этого разговора, хочу высказать следующие соображения. 31 мая 2016 года ведомство ФСКН РФ было ликвидировано.

Одной из основных задач этого уголовного дела было голословное обвинение ФСБ в коррупции и попытка доказать это любыми средствами. Например, заместитель начальника оперативно-розыскного департамента ФСКН заявлял Илье, что как только сотрудников ФСБ вывели из состава оперативно-следственной группы, так у нас все дело и пошло.

А подобное громкое и раздутое дело - это способ заявить о своей нужности, ну и отыграться за все свои потери на мне и сыне. Для массовости, все же транснациональная группа из двух человек, притянули заместителя по науке. А где технологи, инженеры, ответственные за отгрузки? А сколько граммов, килограммов, тонн изъяли непосредственно у Ильи? А что и сколько в тех конвертах, якобы найденных в Армении и благоразумно уничтоженных? А что написано на армянском языке без перевода и составляет 1/4 общего текста уголовного дела? Что все-таки написано на той бумажке, и сколько лет получили непосредственные изготовители в Армении (5-7 лет), и как за недоказанное обучение в РФ дают 17 лет. Все вопросы и вопросы? Нам еще в 2010 году лейтенант отдела контроля легального оборота Акименко А.А. (осужденный на 6 лет за побои подозреваемого) пообещал: «Сын будет сидеть, как Ходорковский».

В России нет ведомства, в которое можно было бы обратиться за защитой законности, за справедливостью или хотя бы за правом на непредвзятое расследование и суд. Всем нужно выполнять план. Впечатление такое, что следствие, прокуратура и суд не имеют юридического образования. Жалобы на нарушения на следствии, фальсификации, клевету в СМИ, ОРД с последующей публикацией результатов в СМИ, жалобы и заявления на побои в СИЗО Красноярска, следователем Семеновым в Москве, о вымогательстве 50 тысяч рублей Павловым Д.В. и вымогательстве 3 млн. в ГУФСИН Красноярска, просьбы направить отбывать наказание по месту жительства и т.д. - поданы в Генеральную прокуратуру, СК РФ, ФСКН РФ, ФСИН РФ, ФСБ РФ, Уполномоченному по правам человека по Москве, Перми.

Из газеты «Коммерсант» нам стало известно, что следователи и сотрудники, которые вели это дело, в штат МВД пока не попали. Фактически мы оказались на линии фронта войны двух ведомств: ФСКН и ФСБ. В прессе неоднократно писали, что ФСКН и была создана в противовес ФСБ. В итоге, как я полагаю, ФСБ нас сдали в обмен на ликвидацию всего ведомства. Абсолютная политика.


P.S. Увидел случайно «свое интервью» с господином Ракитским. Поскольку я никакого интервью, кроме вышеуказанного, ему и кому-либо другому не давал, то все это характеризует только «чистоплотность» журналиста Ракитского и всей компании НТВ. 


Комментарии:

Редактировать Цитировать Имя
Алексей Омитин, 24.06.2016 12:17:43
Профессору, академику Фиговскому Олегу Львовичу.

Уважаемый Олег Львович, пишет Вам Омитин Алексей Вольфович. Я сам бывший научный работник, кандидат наук, жил в Перми, недавно уехал в Германию на ПМЖ к своим детям. Раньше работал в Пермском политехническом институте и еще на ряде оборонных предприятий Перми. Был лично немного знаком с Кудрявцевым Павлом Геннадьевичем, хотя и немного. Мы с ним встречались и на его предприятии и в Пермской торгово-промышленной палате. До моего отъезда из России в начале 2015 года я пытался следить за теми событиями, которые развивались вокруг Павла Геннадьевича после 2010 года. Поэтому я знаю его ситуацию с различных сторон. Как от него самого, так от его коллег и наших общих знакомых, так и из прессы – нашей пермской и центральной.

Я прочитал вашу статью. А перед этим увидел и прочитал все то, что изрыгала журналистская братия. Поэтому решил написать Вам свои соображения по этому поводу и сделать анализ событий, исходя из своей информации и публикаций в прессе. Кое-кто из моих друзей побывал на процессе и рассказал мне, что там происходило. Надеюсь, эти мои мысли будут Вам и Павлу полезны. Мы все выражаем глубокое сочувствие профессору Павлу Кудрявцеву и его сыну Илье. Павлу передайте мои наилучшие пожелания и стойкости в борьбе с этим беззаконием.

Теперь о сути.

ФСКН РФ упразднена указом президента РФ Путина В.В., я буду часто упоминать ФСКН РФ, без этого упоминания, чтобы все время не писать, что она упразднена.

Здесь я сделаю попытку проследить за делом Кудрявцева Ильи и его отца Павла по официальным публикациям ФСКН в СМИ, т.н. журналистским расследованиям на ТВ и в газетах. Ссылок на конкретных авторов статей и сюжетов на Первом канале, НТВ, в Коммерсанте, Российской газете, Комсомольской правде в Перми или в Санкт Петербурге, в Новой газете, ИА REGNUM сделано не будет. Разницы особой в перепечатках этими авторами особой нет. Все свелось к перепечаткам шестилетней давности, предоставленным из ФСКН РФ фальшивок, подмен и явной лжи, приправленным «авторскими» небылицами. Все ниже изложенное и небольшой анализ всего произошедшего можно найти в интернете. Гугл работает.

7 июня 2016 г. судьей Вяткиной суда Дзержинского р-на г. Перми, был осужден на 17 лет строгого режима 35 летний Кудрявцев Илья. Этот дикий по своей жестокости несправедливый приговор невиновному человеку вызвал шквал публикаций в прессе от местной пермской до столичной. Отписались все: и Коммерсант, и НТВ, и Комсомольская правда, все есть в интернете и т.д. В полку данилкиных прибыло.

Московские суды, открестились от этого позора и издевательства над правосудием, передав это дело в Пермь, ну а пермская Фемида не только слепа и глуха, но услужлива и понятлива. Не рисковать же из-за какого-то неправосудного приговора какому-то разоблачителю коррупции в ФСКН своей мантией.

Обвинительная речь пермских прокуроров Чепкасова и его коллег в этом суде начинались словами: Кудрявцев П.Г. и далее по тексту, написанному следователями ФСКН РФ и перепечатанными журналистами Коммерсанта, НТВ, ura.ru lenta.ru и почти всеми пермскими. В обвинительном заключении, созданном совместными усилиями генеральной прокуратуры и ФСКН РФ для прокуроров и судьи из Перми даже курсивом были выделены пояснения.

Даже после расформирования ФСКН РФ приговор, вынесенный 7 июня 2016 г. в Перми Кудрявцеву Илье и объявление с 2014 г. в международный розыск его отца, Кудрявцева П.Г., заставляет вспомнить о могуществе его заказчика. То, что он неправосудный и заказной, бросается в глаза даже исходя из публикаций в российских СМИ.

1. До 2010 г. никто не знал о Кудрявцеве Павле и его сыне Илье, ни «о всех стариках и младенцах Европы», «отравленных» Кудрявцевыми, ни о том, что они вдвоем эту Европу «забросали амфетамином», никто не слыхивал о миллиардах долларов у профессора химии, жившего в разваливающемся архитектурном памятнике - доме в Перми, пытавшегося восстановить разваливающийся завод, обеспечивающего работой и зарплатой 100 человек и платящий налоги. Еще Кудрявцевы за свой счет представляли остатки химической промышленности России на международных выставках, имея многолетние шенгенские визы. На его предприятии, выпускающем с 2005 г. прекурсор БМК в промышленных объемах, и не только это прекурсор и еще ряд продуктов подконтрольных этому ведомству, и еще больше других продуктов, в том числе и для оборонных предприятий, работало около 100 человек.

2. Производство в Перми контролировалось оперативниками ФСКН РФ и Отделом контроля за легальным оборотом пермского Управления ФСКН. Производя и продавая прекурсор, Кудрявцевы постоянно отчитывались перед ФСКН о заказчиках, количествах произведенного БМК, сырье. В быту это называется, работали под крышей ФСКН РФ. Кто-то, может быть, считает, что можно торговать тоннами прекурсора амфетамина без «заботы» со стороны правоохранителей, особенно из ФСКН. До середины 2010 г. в интернете легально предлагали БМК оптом и в розницу. Можно найти информацию о нелегальном производстве БМК на одном из пермских заводов, о котором предостерегал Кудрявцев П.Г. ФСКН. Это производство не искали, торговать по 1-2 бочки разрешали со словами: мы такой мелочевкой не занимаемся.

Все действия с перкурсором проводились по закону, т.е с юридическими лицами и по безналичному расчету. На предприятии был свой первый отдел и лицензия ФСБ до 2010 г. Кудрявцев П.Г. участвовал к контролируемых поставках ФСКН (метили крышки бочек, участвовали в переговорах с фирмами, указанными оперативниками ФСКН). При его участии под суд попадали покупатели БМК, но в 2009 г. сотрудниками ФСКН из Перми, была сорвана одна такая поставка. Был шум в СМИ, следователь из Москвы, наркоконтролеры спасли потребителя и «не узнали», кому-куда направлялся БМК. После этого Кудрявцев П.Г. закрыл производство. Производство в Перми было закрыто в 2009 г. 1 июля. Не трудно догадаться, что прекратился поток прекурсора без ведома заказчиков. Соответственно покупателям нужен был или товар или деньги за него.

Есть в ФСКН прекурсор - 3 года условно безымянному нижегородцу с завода Корунд, нет прекурсора - 17 лет за показания о коррупции в ФСКН РФ Кудрявцеву Илье и международный розыск его отца. Не мог не привести данный текст, хоть и с сокращениями, после которого за ФСКН просто стыдно.

Об этом ИА REGNUM Новости сообщили в областном управлении ФСКН. За промышленное производство экстази нижегородец получил 3 года условно. Наркотическое вещество экстази. Житель Дзержинска (Нижегородская область, центр химии и нефтехимии) получил 3 года условно за то, что организовал производство прекурсора для экстази в промышленных объемах и на площадях одного из промышленных предприятий. Об этом ИА REGNUM Новости сообщили в областном управлении ФСКН. Вместе со своими единомышленниками мужчина организовал преступный бизнес, арендовав для этого подходящее помещение на одном из дзержинских предприятий. Под его руководством подельники активно и систематически занимались не только производством, но и сбытом БМК на территории Нижегородской области и за ее пределами. Дзержинское производство БМК являлось одним из звеньев целой системы крупных поставок БМК за рубеж. Всего в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий из незаконного оборота изъято около 2 тонн прекурсора БМК. Из этого объема можно было изготовить миллионы доз экстази.

3. Все изменилось в мае 2010 г., когда запретили БМК в РФ, приравняв его к наркотикам, типа героина. В Перми на ответственном хранении оставались 2 тонны БМК, принадлежащие судимому за их контрабанду члену литовской ОПГ директору фирмы-однодневки «Форус». Этот член литовской ОПГ, получивший деньги на покупку БМК в Перми от Мачиса Д., в 2009 г. был осужден Пыталовским судом Псковской области за контрабанду этих двух тонн. Вместе с оперативниками ФСКН РФ Кудрявцев Павел участвовал в поимке этой ОПГ в 2008 г. Все это имеется в интернете. На время суда и следствия 2 тонны БМК отправили в Пермь на ответ хранение.

Вся эта литовская ОПГ была освобождена в зале суда в 2009 г., а 2 т прекурсора было решено вернуть россиянину - законному владельцу фирмы-однодневки «Форус». Это к вопросу о фирмах-однодневках, литовских ОПГ, 70 «огурцах» и 21 россиянине, которых выявила ФСКН за свой многолетний контроль за прекурсорами. Свидетель на суде в Перми в 2016 г. рассказал об участии Кудрявцева и его фирм в 20 контролируемых поставках. Если даже по 1 россиянину, то... вот вам и 20 россиян.

Шум в ФСКН и СМИ вначался после того, как за 5 дней до запрещения БМК прекурсор был отправлен законному владельцу, но не дошел до него из-за мошенничества с ним представителя администрации Президента Костюкевича И.Д. Этот якобы сотрудник администрации Президента, как он себя называл, хранил, перемещал и продал 2 тонны БМК Пинкаускасу в 2010 г. уже после запрета БМК. В участии в этом мошенничестве у собственного отца и обвинили Кудрявцева Илью. Дело, по которому в первый раз обвинили сына Кудрявцева П.Г. было начато по заявлению потерпевшего - судимого за контрабанду этих 2 тонн, безработного директора фирмы-однодневки «Форус», на имя генералов ФСКН РФ и Пермского края. Он просил генералов ФСКН вернуть ему товар или деньги за него, также наказать виновных. Что и было исполнено. Сразу в СМИ в 2010 г. в пресс-релизе пермского Управления ФСКН, перепечатанном услужливыми журналистами, были, опубликованы те же обвинения, что и сейчас: арестован сын председателя Пермской ТПП; потребность Европы в БМК в 7 кг; «фирма-однодневка «Форус», созданная для целей контрабанды»; Химтехпром забросал всю Европу амфетамином; можно изготовить миллионы доз на миллионы рублей. Тогда из ФСКН предъявлялись претензии на 1,5 млрд. рублей. Это из «Кайфа под крышей» 2012 года. Тогда в 2010 г. в Перми, за 8 дней мая, Илье Кудрявцеву было предъявлено обвинение по ст. 228.2 и 159.4. Те же обвинения были предъявлены Возжаеву и Четину.

В 2013 г., отчитываясь о своем расследовании, о «центре наркотрафика и о наркобароне из Перми», о 7 кг потребности в БМК в Европе, о миллионах доз на 1,5 млрд. долларов, директор ФСКН РФ в интервью Первому каналу не упомянул об успешном деле по возврату 6,8 млн. рублей члену литовской ОПГ и наказании виновных по требованию этой ОПГ. Это все опубликовано.

4. После ареста сына Кудрявцев писал заявления во все инстанции по нескольку раз. Отреагировали только из ФСБ на повторное заявление. Приехавшие в Пермь сотрудники ФСБ допросили обвиняемых в СИЗО Перми (Кудрявцева, Возжаева, Четина) и все были отпущены из СИЗО, обвинение в мошенничестве оставили только сыну Кудрявцева Павлу. Те обвиняемые реабилитированы. Дело, о котором раструбила ФСКН в Перми развалилось. Кудрявцевы дали показания о коррупции в ФСКН РФ, о контролируемых поставках, о фирмах, которым им было приказано продавать указанные оперативниками объемы, о Костюкевиче И.Д., которого в ФСКН и не думали арестовывать и с которым у ФСКН особые отношения, потому что этот организатор продажи прекурсора БМК, после его запрещения, 3 года уже на свободе..

Показания в ФСБ на оперативников ФСКН РФ привели к открытию в СК РФ уголовных дел на них в 2010 г. Это в свою очередь привело к обвинению ФСБ в коррупции и якобы получении взятки от Кудрявцева П.Г. за освобождение сына из СИЗО Перми. Это привело к увольнениям генералов ФСКН в 2011-2012 гг. Это привело к выбиванию признания и показаний на ФСБ у Кудрявцева Ильи в 2014 г. зэками в туберкулезной больницы уже в СИЗО Красноярска, за свое якобы освобождение из СИЗО Перми. Это привело к аресту и осуждению в Перми особо отличившегося при расследовании дел о прекурсорах и Кудрявцевых, друга оперативного департамента ФСКН РФ Акименко А.А. сотрудниками ФСБ в 2015 г. Его осудили на 6 лет за побои подозреваемого, но основу его деятельности - фальсификацию доказательств - в пермском суде не смогли доказать. В отместку за своего сотрудника, осужденного на 6 лет, ФСКН показательно осуждает Кудрявцева Илью на 17 лет.

Оперативники были свидетелями обвинения против Кудрявцева Ильи, давшего 6 лет назад на них показания о вымогательстве денег с поставок прекурсора. В частности, по словам уже Кудрявцева Павла, за поставку в Армению прекурсора ГМФЭСК, полковник ФСКН получил 100000 евро. Он и выступал на суде с обвинителями. За эту легитимную поставку неконтролируемого прекурсора на основании показаний свидетелей-коррупционеров Кудрявцев Илья получил 17 лет строгого режима. Свидетели обвинения - полковник Кочев А.В. и его зам Борисов М.О. ходят под следствием о коррупции с 2010 г.

Никаких ссылок или упоминаний в СМИ об этом не было и нет. ФСКН не упоминает в СМИ имени Костюкевича И.Д. В Генеральную прокуратуру и в Администрацию Президента были отправлены заявления и жалобы от Кудрявцевых о контролируемых поставках, о коррупции в ФСКН с фамилиями, датами. Никаких ответов. Вернее ответ из ФСКН Генерального прокурора РФ в Новую газету - этих поставок было так мало, что говорить об этой оперативной деятельности не стоит. Остальные ответы пересылались в ФСКН, на кого были написаны жалобы.

5. Никаких европейских поставок не было. БМК шел только до Москвы и через Москву под контролем ФСКН. После выезда за ворота завода ответственность за дальнейшую судьбу БМК лежала на ФСКН. Так что за здоровье стариков и младенцев Европы, о которых беспокоились в ФСКН РФ, отвечали сами оперативники этого ведомства. После Москвы, стоимость прекурсора возрастала в 10-14 раз, о чем тоже можно прочесть в интернете в статьях от самого этого ведомства.

Тот шум в СМИ, организованный ФСКН РФ в июне 2016 г., это перепечатки публикаций в СМИ шестилетней давности, но с повторами и «клубничкой» в свете изменившейся обстановки. Раньше сама ФСКН писала в 2012 году о 1,5 млрд. долларов, в 2015 году – об 1,7 млрд., а в 2016 году - о 54 млрд. долларов. В публикациях о бедной Европе, которую заполонили своим прекурсором двое из Перми, были специально подменены понятия прекурсора и наркотика. Писали о Сирии и Турции в свете последних тенденций, о разоблачении 70 литовских «огурцов», из которых по пресс-релизам самой ФСКН РФ 21 человек - граждане России, о фирмах-однодневках, готовивших амфетамин в микроволновках, а БМК на автоклаве. Даже о жене-иудейке вспомнили. И, конечно, красной лентой – о той огромной роли ФСКН, которая в течение 15 лет контролировала производство. И вот на 16-м году завершила свои расследования этим позором всей своей службы.

Свою значимость для общества и ошибочность решения о своем слиянии с МВД в ФСКН продемонстрировали громом расследования дела о прекурсорах и своей победой в наказании виновных – «транснациональной организованной группы» из 2 человек. Весь этот суд и шум в СМИ и посредством СМИ показывает населению России, что ФСКН не даром ела свой хлеб, и ее зря расформировали.

Эта служба даже впервые применила международное законодательство в отношении граждан России, к которым в другом государстве нет претензий. О применении Конвенции ООН против пыток в ФСКН и Генеральной прокуратуре не знают или побои в российских СИЗО или следователем пытками не считаются. И об ежегодных, публикуемых в интернете докладах ООН о прекурсорах в ФСКН не знают, а журналисты и посмотреть не желают. Об официально заявленных правительствами стран потребностях в прекурсорах, в частности в БМК (1Ф2П), ни прокуроры в Перми, ни в ФСКН, ни журналисты не слыхали. Набившие оскомину потребности Европы в 7 кг БМК в год и спасение ФСКН РФ младенцев и стариков Европы от Кудрявцевых кочуют в СМИ и в суде с 2010 года. Да откройте кто-нибудь ежегодные доклады ООН по Прекурсорам, да дочитайте вы их до конца, да не путайте специально легальный оборот с нелегальным.

К двум Кудрявцевым есть конкретные претензии только у руководства ФСКН РФ, и осужденный на 17 лет Кудрявцев Илья является тому прямым доказательством и заложником, а этот приговор - месть и ответ могущественной службы всем, кто посмел и пытался разобраться в законности действий ФСКН РФ. А разобраться в работе ФСКН с прекурсорами пытались в ФСБ и СК РФ.

На место уволенных из ФСКН РФ профессионалов пришли бывшие майоры, для которых найти 2 тонны БМК, там где его нет, и вернуть деньги члену литовской ОПГ, судимому за контрабанду этих 2 тонн, не составило труда.

Как и все расследования ФСКН, касающиеся темы прекурсоров и торговли ими самой этой службой, российские журналисты, пишущие о Кудрявцевых, в глаза не видели Кудрявцева П.Г. или его сына. Открыть интернет и посмотреть - это не журналистика? Журналистика - это когда пишут в 2011 году, что в 2009 году Канцлер Германии А. Меркель встречалась с Президентом Путиным В.В. и указала, что в Перми делают прекурсор. А в 2016 г. пермские журналисты решили, что это уже Берлускони сказал Президенту России Путину В.В. про Пермь (забыли что писали ранее). Никто не вспомнил, что Кудрявцев был 10 лет членом Правления ТПП РФ, что он имеет грамоту от ФСКН за помощь ФСКН в борьбе и т.д.

Никого из авторов публикаций не было на судах. Только пермский журналист Лобанов, побывал на прениях в суде, и первый опубликовал версию следствия и немного от защиты Кудрявцева Ильи. Самая большая ошибка Кудрявцева П.Г., та, что он решил рассказать о коррупции в ФСКН сотрудникам ФСБ. Давняя вражда этих двух ведомств привела к 6 летним пикировкам друг с другом.

Получалось, что заказчики БМК оплачивали прекурсор в Перми, а потом теряли товар и деньги в результате контролируемых ФСКН поставок. В ФСБ и СК Кудрявцевы говорили о конкретных фирмах - не однодневках, с которые им было «конкретно рекомендовано» торговать БМК. Перекупать свой же оплаченный товар в 10-14 раз дороже у фирм ФСКН мало кому понравится. Бизнес есть бизнес, заказчикам БМК из Европы потраченные дважды деньги за прекурсор надо вернуть, но не с ФСКН же их взыскивать. А с Кудрявцева, «сдававшего» их ФСКН. Вот и появились новоявленные миллионеры: член литовской ОПГ с возвратом 6.8 млн. рублей. Валютный миллионер из общежития Перми, задолжавший ФССП, отказник в банковских кредитах. О нем и писать не хочется, все есть в пермских СМИ. Это яркий пример отжатия бизнеса и денег по суду. Суд, кстати тот же Дзержинский районный г. Перми.

Анализируя только то, что можно найти в интернете по делу Кудрявцевых понятно, что могущество и возможности этой службы безграничны и распространяются на все ветви правоохранителей, прокуратуру и ФСИН РФ. Про журналистов-разоблачителей даже как-то стыдно говорить. Кроме того, что Кудрявцев Илья - это сын Кудрявцева П.Г, в чем конкретно, его вина? Где в СМИ хоть какие-то конкретные обвинения? Микроволновки с канала НТВ и сушилки для грибов от прокуратуры и следствия не в счет. Учил варить амфетамин профессоров из Армении? В 26 лет? Доказан его почерк? Нет! Три экспертизы, одна израильская - однозначно почерк не Ильи. У следователей из СД ФСКН Семенова и Павлова – однозначно доказано: почерк Кудрявцева.

Устроенная компания в СМИ спланирована профессионально и задолго до даты приговора, уж больно большие тексты разосланы журналистам, и жареные факты надерганы из разных мест. Эта ненависть планировалась годами, а сумма в 54 млрд. долларов – неустойка. А где эти 54 млрд. долларо? Где офшоры, испанские виллы Кудрявцевых? Или они входят в список ФОРБС-Россия, в отличие от генералов из ФСКН РФ? Где миллиарды доз? Где миллиарды долларов, где изъятые тонны прекурсора и как они утилизированы? Как насчет испанского расследования и интервью в Коммерсанте с генералом Ауловым об информаторе из тамбовской ОПГ?

Именно подготовленными и конкретными вбросами информации через СМИ дают конкретные указания, например для ухудшения содержания сына - Кудрявцева Ильи - в системе ФСИН-ГУФСИН. Как известно, в этой системе практикуется вымогательство, поэтому 54 млрд. долларов из газеты - это повод вымогать у родных деньги за отсутствие издевательств, организованных самими тюремщиками. В 2014 году подобное уже происходило во время предварительного следствия в СИЗО Красноярска. Там вымогали 3 млн. рублей за прекращение издевательств. Даже дело заведено, но тоже 3 раза местная красноярская прокуратура и СК его закрывали, оно и сейчас идет, но с таким приговором сыну и грязи в СМИ, никто и в СК не посмеет ослушаться окрика из бывшего ФСКН РФ или Генеральной прокуратуры. Например, только на днях была опубликована в СМИ заметка о попытке убийства одного из заключенных в одной из колоний Пермского края. И где реакция Прокуратуры? Нет ее – убивайте.

Антисемитский посыл в СМИ из этой же серии: выдуманные заявления уже и от имени жены-иудейки, (газета Коммерсант.ру) которая ни слова журналистам не сказала и согласие на публикации не давала, на приговоре в суде не была. Антисемитизм на бытовом уровне в России, особенно в Перми и местах лишения свободы, никто не отменял.

Также такие публикации о «скрывшемся в Израиле преступнике» напоминают Интерполу о своих обязанностях - о международном розыске, на активные действия и арест Кудрявцева Павла. Уехал он в 2013 году. Собрался и за неделю до окончания действия визы уехал. Упоминания от имени Кудрявцева о Нобелевской премии, кроме недоумения и подтверждения выдумок авторов не вызывают. Тут даже дух захватывает от полета фантазии журналистов. За эту ложь писателям из СД ФСКН РФ и этим журналистам надо давать Нобелевскую премию.

А то, что конкретный невиновный будет сидеть в тюрьме 17 лет, кого ни один журналист до 2016 года не знал, а теперь переписал методичку бывшей ФСКН и прокуратуры и опубликовал свое «расследование», таким нобелевским лауреатам от журналистики плевать.

И в завершение хотелось бы подчеркнуть, что все, что происходило с Кудрявцевыми – это война двух ведомств: ФСКН м ФСБ. Причем в итоге этой войны победа досталось ФСБ, а их противник - ФСКН - был ликвидирован. А Кудрявцевы оказались пешкой в этой шахматной игре, которую принесли в жертву ряди того чтобы поставить МАТ!

С уважением, Омитин А.В.
Дюссельдорф, Германия
20 июня 2016 г.