Судный день – прерогатива Бога

Опубликовано 17.07.2016
Михаил Зосименко   |   просмотров - 852,   комментариев - 0
Судный день – прерогатива Бога

Встать, суд идет! И сразу мысли: кто он, этот судья, какими законами он пользуется в своей практической деятельности, справедлив ли он, как человек, как он подвержен внешнему давлению сильных мира сего? И будет ли его суд праведным и справедливым?

Тысячелетия люди пытались найти компромисс между Законом и Справедливостью, между правами личности и общественным благом. На заре человечества самым строгим наказанием за преступное деяние или правонарушение было изгнание из рода, а также кровная месть. А самым радикальным способом решения племенного суда, был обычай, подать провинившегося на ужин. 

  

В дальнейшем Общество, в силу его раскола на неравные группы людей (классы), объективно порождает такую организацию власти, которая должна поддерживать интересы имущих и одновременно сдерживать противоборство между ними и экономически зависимой частью общества. Такой организацией, выделившейся из общества, стало Государство. Постепенное возникновение первых государственных образований привело к тому, что общество созрело для разделения властей, в том числе, выделения судебной власти.

В литературе приводится известный факт из судебной практики царя Соломона, когда иудейский царь, славившийся своей мудростью и справедливостью, брал на себя обязанности не только судьи, но и адвоката и прокурора. Его решение было законом и не могло быть обжаловано. Соломон обладал здравым суждением, отличной памятью, обширным запасом знаний, немалым терпением. Он внимательно выслушивал людей, вникал в их ситуации, помогал мудрым советом. И ширилась слава о его мудрости и справедливости. Не случайно самой важной обязанностью, которую с первых дней правления он возложил на себя, стала судейская деятельность. Он сделал у своего дворца специальный притвор с престолом, на котором восседал. 

И в этот притвор приходили люди, желавшие, чтобы их рассудили. Соломон никому не отказывал, и слава о его праведном суде быстро распространилась по всему Иудейскому царству. Но такая судебная форма не могла быть повсеместной, т.к. она была связана с личностью царя, и потому в дальнейшем потребовалось создать целую судебную систему.

В Европе, при доминировании церковной власти в обществе, возникла судебная власть, именовавшейся инквизицией (от лат. - «розыск»). Её власть была беспредельной и жестокой по своей сути. Деятельность инквизиции началась в последней четверти XII века. В 1184 году папа Луций III приказал всем епископам, чтобы в местах, зараженных ересью, они лично или через уполномоченных ими лиц разыскивали еретиков и после установления вины предавали их в руки светской власти для исполнения соответствующей кары. Такого рода епископские суды получили название инквизиционных. Любое инакомыслие, как среди народа, так и среди светской власти, а особенно у представителей науки, подавлялось с особой жестокостью. 

Костры, изощренные пытки, преследование со стороны церкви – было повсеместным. Костры, изощренные пытки, преследования со стороны церкви были повсеместными

Но все течет, все изменяется. Зарождающийся капитализм, в конечном счете, положил конец церковному беспределу. Так в России, в начале XIX века Михаил Сперанский представил Александру I проект судебной реформы, в основу которой положены идеи разделения властей, независимость суда от администрации. А в 1864 году уже при Александре II в России была проведена судебная реформа, которая явилась самой прогрессивной. Были провозглашены принципы состязательности, отделения суда от администрации, бессословности, равенства всех перед судом, несменяемости судей, выборности мировых судей, введен институт адвокатуры. Дальнейшее совершенствование судопроизводства привело к созданию суда присяжных.

Составители Судебных Уставов уголовного судопроизводства отказались от формальной теории доказательств и провозгласили принцип свободной их оценки в гласном и состязательном процессе. Это позволило подавляющее большинство дел разрешать быстро и на гораздо более справедливых основаниях. Для оценки значения доказательств по внутреннему убеждению, требовались уже не юристы, склонные к стереотипной работе, а люди, обладающие житейским, практическим, а не канцелярским, опытом. В Судебных Уставах вслед за многими другими странами, и прежде всего, пользуясь опытом Наполеоновской Франции, Россия воспринимает модель, при которой судьями являются представители народа. 

  

Практически, без существенных изменений, подобное судебное присутствие сохранилось и до наших дней. Основу судебного разбирательства составляли и составляют дуэль прокурора и адвоката. Их задача склонить в свою сторону мнение представителей суда присяжных и самого судьи. Но все, в конечном счете, зависит от личности судьи и его честности и порядочности. В этом и заключается вся соль судопроизводства. Если судья является коррупционной составляющей судебного процесса, то не следует ждать объективного разбирательства.

 

Время выдающихся адвокатов и прокуроров не прошло, но таких адвокатов с уровнем знаменитого Федора Плевако, а судей с уровнем Анатолия Кони все-таки мало. Здесь присутствовало не только высокопрофессиональное знание, но и великолепный ораторский дар, способный манипулировать мнением публики и присяжных заседателей. 

  

Рассказывают, судили священника. Набедокурил он славно. Вина была доказана. Сам подсудимый во всем сознался. Поднялся Плевако. «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грехи». Священника оправдали. 

  

В России была учреждена высшая награда Министерства юстиции РФ - медаль известного российского юриста Анатолия Кони. «Я был слугою правосудия, а не лакеем правительства», - так говорил о себе этот гениальный судебный оратор. Современники называли его Господин Закон, а хрестоматийные истории из практики Кони вошли в историю отечественного права.

Но где взять честных, добросовестных судей в наш бурный век, когда преступления совершаются не только криминальным контингентом, но и самими вершителями правосудия. Множество громких дел, связанных с мошенничеством, подлогами и откровенным разбоем, спускаются на тормозах.

Прошумело дело жены Лужкова, отмеченное миллиардными хищениями, и «патриот» России вместе со своей женой преспокойно обосновались за бугром, наслаждаясь жизнью. Особенно впечатляет в связи с этим делом, демократ в кепке, народный любимец. Им бы сидеть не пересидеть в своем Отечестве, но этот случай российская Фемида предпочла спустить на тормозах. Мы же не китайцы, которые за подобные дела просто ставят грешных мздоимцев к стенке.


А чего стоит дело Оборонсервиса. Все участники этой грандиозной аферы благополучно избежали наказания. Но самое неприятное в судейской практике это то, что за менее значительные преступления, суды выносят приговоры по полной процедуре наказания. Да и то, порой наказывают не преступника, а жертву.


Так тульский бизнесмен Гегам Саркисян, защищая свою жену и пятерых детей, младшему из которых около года, убил троих грабителей. Следствие возбудило по факту ЧП уголовное дело об убийстве двух и более лиц. Максимальная санкция - пожизненное заключение. Публичность и открытость расследования данных обстоятельств дела помогли довести это дело до справедливого конца. Но ведь это дело случая, что общественность, а не суд, позволила не свершиться несправедливому приговору.

Как правило, при прохождении резонансных дел на сцену выступают адвокаты, имеющие престижный имидж и конечно хорошо оплачиваемые. Естественно их услугами могут воспользоваться лишь состоятельные клиенты из числа крутых бизнесменов, чиновников или откровенных бандитов. Но как быть рядовому гражданину, попавшему в руки правосудия, и у которого просто нет средств нанять толкового адвоката. В этом случае ему назначают государственного адвоката, которому зачастую просто наплевать на своего клиента, т.к. эта защита не принесет ему материальных дивидендов. Видно что-то нужно менять в судебной практике, чтобы судебное заседание не превращалось в посмешище над законом. Чтобы ни телефонный звонок, ни угрозы расправы над судьей, ни приказ чиновника не смогли повлиять на вынесенный приговор.

Судья должен оставаться беспристрастным администратором судебного заседания. Его главная обязанность – строго следовать букве закона и компетентно руководить судебным заседанием. Судебное решение о виновности принимает суд присяжных заседателей после разбирательства дела, а судья, в соответствии с Уголовным кодексом, проводит подсчет всех за и против статей конкретного дела с учетом всевозможных коэффициентов виновности или не виновности, прописанных подробно в Уголовном кодексе, и степени общественной опасности подсудимого. По существу в окончательном решении суда должна быть заложена эмпирическая формула с обоснованными Уголовным кодексом коэффициентами. При этом судья остается практически вне зоны критики, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, а также не в зоне мести или дачи взятки. И никто не сможет предъявить ему претензии по приговору, т.к. все берет на себя тщательно проработанный Уголовный кодекс. 

  

Ярким примером судебной зависимости может служить сюжет о судебном решении в фильме «Железнодорожный романс». Судья объявляет приговор: два года. Её прерывает звонок генерального прокурора. После короткого разговора с ним судья добавляет в продолжение объявления приговора слово: «Условно». 

  

К примеру, человек обвиняется в убийстве, как это было в деле Расула Мирзаева, чемпиона мира по боевому самбо. Этот парень просто защитил честь своей девушки от самоуверенного наглеца. В старые добрые времена за подобные выходки вызывали на дуэль. Были оглашены судом результаты экспертизы, установившей отсутствие прямой взаимосвязи между ударом Мирзаева и смертью Агафонова, тем более что личность Мирзаева не несла общественной угрозы. Такое решение суда соответствовало человеческой морали. Суд приговорил Мирзаева к двум годам ограничения свободы и освободил его в зале суда. Таким образом, на момент вынесения приговора Мирзаев полностью отбыл назначенное судом наказание за период пребывания в СИЗО.

Вот пример уголовного дела: убийство врачом хама-пациента, которое решить справедливо и по закону будет непросто. Здесь понадобится все искусство судебных органов. Главным фактором станет личность и убеждения судьи. Поэтому, судья должен руководствоваться исключительно тщательно проработанным Уголовным кодексом, а не своими эмоциями, тогда претензии к нему будут чисто техническими.

Другой вопрос - это адвокатская практика в судопроизводстве. Когда показывают детективные фильмы, то роль адвоката в судебных разбирательствах предоставляется «законченным» профессионалам с грязной скандальной репутацией ловкого и умного проныры в мир криминальных законов. Услуги такого адвоката стоят дорого и пользоваться ими могут только богатые правонарушители. А вот для защиты рядовых граждан, зачастую используют государственную защиту, в лице назначенных адвокатов. Но какие стимулы у этих адвокатов? Зачастую – это формальное отбывание на судебном заседании. Клиент дохода не приносит, престиж от такого назначения ничтожный. В этом случае лучшей адвокатской защитой станет привлечение к судебному разбирательству студента последнего курса юридического института. Для этого в конце обучения на юридическом факультете следует ввести интернатуру, подобную применяемой в обучении и практике на медицинских факультетах. 

  

Будущий адвокат, полный амбиций, заточенный на достижение в своей карьере весомых результатов, а значит и своего благосостояния, будет выполнять работу приглашенного государственного адвоката с энтузиазмом и стремлением сделать себе имя в адвокатской среде. Этот интер-адвокат не будет зависеть от условностей судопроизводства. На него трудно будет оказывать какое-либо давление в его работе в процессе судебного заседания. Он не подвержен условностям корпоративной солидарности, существующим в адвокатских кругах. 

Его главная задача – сделать себе имя, т.к. вначале любой специалист работает на свое имя, а затем имя работает на него. Поэтому качество защиты будет намного выше, чем при привлечении штатного адвоката. А опыт придет в процессе практики. При этом молодой адвокат сможет оценить свои возможности в выбранной им профессии и точно знать, что это его путь в жизни. А в целом от подобных мероприятий выиграют все участники судебного процесса, и суд станет действительно справедливым. 


Комментарии:

Пока комментариев нет. Станьте первым!