Научные заблуждения. Ч. II. Переплетение и пересечение или перепутаница?

Опубликовано 16.01.2017
Станислав Ордин   |   просмотров - 488,   комментариев - 7
Научные заблуждения. Ч. II. Переплетение и пересечение или перепутаница?

Введение. 1. Переплетения и их нарушения. 2. Многоглазость. 3. Принцип Относительности.

Введение.

В своих статьях я не претендую на роль первооткрывателя проблем науки, даже в советской науке. Есть люди, которые заявляли о них и их описывали гораздо раньше меня, как например, Борис Осадин, который уже давно и со знанием дела излагает «плазменную» трагедию и путь восхождения ученика школы Ландау в крёстного отца токомакомафии Евгения Велихова, подарившего нам, в наследие, Мишу Ковальчука с его мегапроектами.

Более того, на необходимость начать писать на тему кризиса современной науки и на написание первых писем, сначала в редакции ведущих научных журналов, меня самого, можно сказать, подвинула книга «Воровство и обман в науке», подаренная мне коллегой после того, как я рассказал, что редакция Phys.Rev. попросила меня уже принятую в печать статью срочно перебросить в другой журнал. Хотя просто жизнь в академической среде, где на смену поговорке: «Учёным можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан», пришла, когда вложения в науку сократились, другая: «Кандидатская определяется не научной значимостью работы, а расположением начальства», заставляла задуматься на эту тему. Т.е. на тему истинного состояния уже разложившейся науки в самой научной среде уже хихикали и ёрничали давно (а иногда просто ржали, как, например, над изданием книги «Трещиноватость горных пород»). Но, при этом сами же хихикальщики жёстко следовали уже сложившимся традициям и правилам «субординации» внутри «научного клана», а снаружи, для обывателя - нахваливали науку.

Так что, сравнивая написанное мною, и то, что публиковали и продолжают публиковать критическое мои «предшественники», я вижу, что низкая эффективность их статей, часто гораздо более раскрученных, чем мои, но остающихся не более, чем красочным наукообразным фоном, во-многом определяется тем, что критики науки не могут или не смеют выйти на высокий категорийный уровень. А эта немощь, в свою очередь, определяется тем, что они большую часть жизни, подстраиваясь под обюрократившуюся среду стали, во многом, сами продуктом этой среды, не способным на высокий уровень обобщений и абстракций из-за рефлекторной связи с критикуемой ими, естественно, лишь в деталях, системой. А без подкреплённого аналитическими навыками свободомыслия не поднять науку из мещанского болота вообще и не решить фундаментальные проблемы даже в отдельной области знаний. Так что несвобода в плане строгого следования научным приоритетам и принципам неминуемо связана со свободой от социальной среды.

И владение категорийным подходом, с основами которого я познакомился ещё в детстве, мне и по жизни помогало не раз проходить как нож сквозь масло через бюрократические структуры, построенные на правилах и условностях, и сохранить для себя выбранные ещё в детстве научные приоритеты, дистанцируясь от проявлений «болотности» в самой научной среде. И, видимо, с этой категорийностью связано и то, что мои статьи с интересом читает и обсуждает и молодёжь, и клерки бюрократических структур, разного уровня, вплоть до самого высокого. Правда, прилизанные, проредактированные, но подписанные моим именем версии их перепечатки на научно-чиновничьих сайтах меня несколько насторожили. Перепечатки с сокращениями на народных сайтах меньше меняют смысл статьи, чем устранение «неудобных» пассажей, которые не будучи наукообразными, не редко отражают моё личное отношение к выбору для себя научных приоритетов, который я сделал ещё в молодости и от которого отошли «повзрослевшие» коллеги.

И, как уже писал, моя вера в то, что всё можно описать из первых принципов, надо просто научиться просчитывать логические цепочки, несколько наивная в молодости, когда и принципы-то физики все ещё не знал, с годами несколько трансформировалась: все мыслимые и немыслимые логические цепочки, с учётом ещё и ветвлений, просчитать невозможно, но построенные мной или моими предшественниками цепочки должны удовлетворять базовым принципам. И в физике имеется немало математических выражений, позволяющих сделать проверку конечного результата-расчёта на базе выбранной модели и тем самым проверить саму модели.

Так, например, уже ранее описанное соотношение Крамерса – Кронига получено на базе принципа причинности. Но распутывание наших представлений нередко оказывается невозможным, если мы не вернёмся в самое начало логической цепочки. И вот тогда лишь становится ясно, что и соотношение Крамерса-Кронига в традиционном математическом виде лишь частный случай для изотропных кристаллов – становятся видны границы применимости «узаконенных» моделей.

И конкретно в этой статье, касающейся основ Теории Относительности, тоже многое становится не чем-то заумным, обоснованным предположением или необоснованным постулатом, а достаточно прозрачным, но требующим для этого отступления от «узаконенных» постулатов и привлечения эпоса тёмных сил, тёмной энергии, тёмной материи, частичек, отщеплённых от Бога и дэджаев, для описания физических процессов.

Но прежде чем приступить к распутыванию по существу, немного о том, как я дошёл, или что меня довело «до жизни такой», до занятия распутыванием, и конечных выводов/расчётов, и используемого базиса.

Так как начальное математическое образование я получил совсем не традиционное, с профессорами математики, которые пригласили пацанов из разных школ помочь им «свежими мозгами» для решения проблем теории чисел и теории множеств, то я как-то сразу в Политехнике сблизился с одним из молодых (теперь, а не тогда для меня) преподавателем (но не нашей группы) Женей Григорьевым, любимым учеником экстравагантного профессора математики Горшкова.

С нашим «тугодумом» Батей (как мы меж собой называли нашего препода) у меня отношения были весьма натянутые, т.к. свою личностную (не математическую) ущербность он вымещал на студентах, особенно на зачётах и экзаменах, которых у нас было три за семестр (его любимая присказка была: «Студент учится только на сессии»). Так, к примеру, экзамен, начавшийся в 3 часа дня 31 декабря 1966 года, он завершил с последним сдававшим студентом в 3 часа утра 1 января 1967 года (так как Политех был уже опечатан, то на пару с последним студентом Батя вылезал через окно). Хотя у меня нет полной уверенности, что он сам скомбинированные из примеров со звёздочками задачки решил бы быстрее студентов.

В этом плане даже не ущербность, а полная БЕЗЛИЧНОСТЬ современной науки, когда научная бюрократия на должность в Кембридже, которую занимал Ньютон, сажает несчастного паралитика, подключенного к компьютеру, можно сказать, достигла апофеоза. А злому «гению», автору этого бесчеловечного проекта, на мой взгляд, место на скамье подсудимых. Он нисколько не позаботился о душе тяжело больного человека, а позаботился лишь об ИЗВЛЕЧЕНИИ ИЗ ЕГО МОЗГА МАКСИМАЛЬНОЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ КОМПЬЮТЕРА ПРИ РЕШЕНИИ ЧАСТНЫХ ЗАДАЧ, с последующим извлечением максимальной прибыли. Для чего собственно и «продвинул» несчастного инвалида в Главные Физики Планеты Земля. Ему бы его энергию направить бы в другое русло – достучаться до сознания личностей, но заболевших Альцгеймером. Цивилизованный Папа Римский, когда ему инвалида привезли/представили конечно не назвал его дьявольским отродьем, и, наверное, даже попытался обратиться к его остаткам души. Но я представляю, какой сумбур поднялся в не полностью компьютеризированных участках мозга инвалида, какого-никакого, но учёного, но если отойти чуть-чуть в сторону – просто младенца. А это состояние, как видно на примере не компьютеризированного математика Эрнста Цермело тождественно тяжелейшей болезни – этот ученик и сподвижник великого Планка, когда Рассел указал на парадокс в его книге по логике, в философском плане наложил на себя руки, запретив себе заниматься наукой (правда, вернулся к ней спустя лет двадцать, но свою книгу так и не опубликовал и парадокс назвали парадоксом Рассела). И не случайно представленного Папе инвалида после встречи срочно госпитализировали.

Так вот, когда моё легкомысленное отношение к «какой-то там элементарной» Высшей Математике привело, мягко говоря, к взаимному недопониманию с профессором Горшковым, я прибежал Жене Григорьеву, который мог с лёгкостью «декламировать» не только сложнейшие цепочки формул, но и стихи Есенина (к Бате обратиться даже мысли не возникло) и сказал Жене: «Я очень уважаю профессора Горшкова, но я не понял, что он не понял из рассказанного мной». Женя попросил меня пересказать то, что я докладывал Горшкову про «элементарные» производные и интегралы. А затем этот художник от математики сказал: «Я вижу, что ты всё понимаешь. И Горшков, конечно, это тоже увидел. Но математика пользуется строго оговоренной терминологией, определениями, а не доходчивыми объяснениями». В математике этот урок я усвоил настолько, что сразу сел проштудировать том Бурбаки посвящённый Единице. При этом пришлось отказаться от профессиональных занятий спортом, хотя на каникулах мы оторвались по полной: под предводительством не ведавшего «профессиональных» преград Кости Иванченко покатались на лыжах прямо с вершин (с того места где кончается фирн) Близницы и Говерлы на Карпатах. «Цивилизованный» склон возле турбазы мы на глазах у изумлённых туристов пролетали уже на скорости километров 60, а тормозили на полпути от турбазы к Ясеням недалеко от избушки гуцулов, где мы ночевали.

В физике с определениями, всё оказалось и проще, и сложнее. Вклиниваясь в какую-то проблему при решении научной либо технической задачи, я тоже стал на первом этапе максимально широко знакомиться с определениями используемой терминологии. Но они оказались не только не так строги, как в математике, но и не столь однозначны. Поэтому, чтобы докопаться до сути, приходилось обкладываться десятками монографий, чтобы понять, почему разные физики, и строго математически, и на словах! вкладывают несколько разный смысл в один и тот же термин. Конечно, в вырождающейся науке это не только не приветствовалось, но вызывало негативную реакцию ремесленников - уже «состоявшихся учёных» и спешащих на их места. И противостоять этому негативу в одиночку было бы невозможно. И в вырождающейся, а затем в выброшенной из государственных приоритетов, как использованный презерватив, науке широко мыслящих собеседников оставалось всё меньше и меньше. Но эту необходимую поддержку я находил в книгах корифеев, в критике которых меня же и обвиняли ремесленники. И особенную поддержку я нашёл в книге Альберта Эйнштейна «Физика и реальность», в критике которого меня тоже первоначально обвинили и ремесленники от теоретической физики и даже обыватели (обсуждать СТО с ремесленниками от физики твёрдого тела было бы ещё хуже, чем с обывателями). Совсем как наши демократы, обвинившие когда-то меня с экрана, что «Я собираюсь страну опять загнать в коцлагеря».

Теперь, когда Министерство здравоохранения повысило цены на проезд, чтобы люди пешком ходили, когда Министерство здравоохранения повысило цены на продукты, чтобы люди не жирели, когда Министерство здравоохранения запретило литературу, песни, фильмы курящих авторов, чтобы люди были духовно здоровее, когда Министерство здравоохранения разрешило вывески на публичных домах (пока лишь на английском), чтобы люди тренировались размножаться, когда Министерство здравоохранения и т.д. и т.п. (видимо, Министерство здравоохранения и строчку бюджета о науке и строительстве школ вычеркнуло, исходя из заботы о психическом здоровье нации) это даже не концлагерь – это стойбище для скота, для людей, управляемых деньгами. И это «управление», в первую очередь касается самого Министерства здравоохранения, фактически филиала транснациональной корпорации ВОЗ – всемирной организации здравоохранения, выращивающей на планете Земля «баранов» и «свиней» на убой.

И свершившаяся в нашей стране катастрофа – подчинение нашей гигантской страны подобным корпорациям, показывает, что примитивно мыслить плохо. И тем более плохо примитивно мыслить в науке. И в чисто научной области, если забудешь принципы науки, неминуемо изобретёшь графен или что-нибудь похуже. И в плане общественном – перекладывая функции управления государства на мещанский хвост, который, когда в самой науке нет идейных «голов», в конечном счёте, управляет и самой наукой.

И при подготовке популярных статей я также, по описанному выше алгоритму, первоначально обкладываюсь букварями, развёрнутыми на выбранной тематике. С той лишь разницей, что теперь поиск букварей провожу не по магазинам и библиотекам как ранее, а это уже отобранные в мою личную библиотеку буквари, и бегло просматриваю интернет. Также собирался, набросав примерный план, по большому счёту, решения проблем СТО, поступить и при подготовке этой статьи. Но потом, увидев при новом прочтении букварей возможность дополнительных ветвлений, умышленно отложил это занятие в сторону. С одной стороны, целесообразно упорядочить мысли (возможно, не только у меня в голове) на базе уже тех СУТЕЙ, которые УЖЕ выявлены мной за 40 с лишним лет работы в науке. С другой стороны, при современном катастрофическом понижении научности, когда научные «открытия»-фантазии плетутся в хвосте «Звёздных войн», подумал, что это как раз тот случай, когда доходчивость важнее строгой терминологии. Поэтому ограничусь тем «Как есть», даже используя определения, не претендующие на строгость, а претендующие на отражение смысла. А заинтересовавшимся изложенными идеями сам рекомендую начать с уточнения данных мною определений.

И наконец, а причём же здесь НАНО? Освоение физикой пропущенного, но жизненно важного и в прямом, и переносном смысле, масштаба НАНО подняло на поверхность ряд принципиальных методологических моментов. Общий момент – перепутаница на границе фрагментов представлений. Некоторые из этих конкретных моментов уже обсуждались в моих статьях ранее. И пересечение с этими моментами, в частности с размерным эффектом, и подвигло меня отреагировать статьёй «Научные заблуждения. Ч. I. Гравитационные ли волны открыты?» на новое спорное «открытие гравитационных волн». Хотя не последнюю роль сыграло и характерное для всей современной науки и наиболее остро проявившееся в НАНО-науке явление, что сейчас мещанский хвост ведёт «научную» голову: «признание» блеф-открытий и замалчивание/непубликование реальных, но немодных достижений. Но затронутая в статье глобальная гравитационная тема вызвала не только повышенный интерес читателей, как к статье «Научные заблуждения», так и к сайту НОР, но и привело к весьма жарким диспутам на некоторых сайтах. После того, как мои ответы в дискуссиях спесь, снобизм и хамство «знатоков» теории относительности сбили, я и решил сделать эту статью, в которой использовал и некоторые мои комментарии в прошедших дискуссиях. Тем более, что методологически и эта статья, и исходная, во-многом переплетаются с НАНО-наукой.

Ну, и на самый конец о роли прогресса в научных представлениях для прогресса общества в целом. Для одних их роль очевидно высока, для других – малозначимая абракадабра. К последним можно отнести и нынешних российских руководителей, которые к науке относятся в лучшем случае как к декорации. Сталинские «орлы» так воспитаны. Даже то, что основу могущества СССР в своё время заложили, несмотря на репрессии, многие видные учёные (классический пример, судьба Королёва, открывшего фактически нам космос), «орлов» это ничему не учит. И эту проблему власть имущие, естественно, и решать не будут. Эту проблему - обучение «орлов» – решать, и в состоянии, и обязаны ради выживания человечества, сами учёные. И в этой, в первую очередь, физической статье, постараюсь просто кратко сформулировать суть проблемы.

Научное знание – это сознательное знание, можно сказать инвариантное относительно индивидуальностей, но оно не единственное, и даже не самое большое. Помимо правильных рефлексов, есть и индивидуальное подсознание, которое прячут под названием «душа человека». Значение индивидуального подсознания очень велико и в плане локальных контактов людей (их близость), и в плане их объединения в группы, кланы, сообщества, мафии и даже в народы. Так вот, воздействие на душу людей сейчас, можно сказать, полностью отдано на откуп либо мистически-религиозным, либо политически-спекулятивным лозунгам. Психологически-Художественный подход явно не достаточен, тем более, что сама психология – пока скорее искусство. Поэтому пока Научно-Художественные Идеи не станут превалировать в душах людей, мы так и будем жить в фактически в пещерно организованных структурах – никаких «городов Солнца» не построим. Идеи не просто возвышают отдельных индивидуумов. Они возвышают и человечество в целом, если они инвариантны ко всему человечеству. Идея же избранности отдельной группы людей привела, как известно, в прошлом к нацизму гитлеровскому. А в современном мире – от мелкого нацизма прибалтийского, до глобального американского нацизма. А нас в России вернула в феодальное общество.

1. Переплетения и их нарушения.

Элементарный смысл определения ПЕРЕПЛЕТЕНИЯ очевиден любому при взгляде на витую верёвку или нитку. Хотя в математике ему «особый» смысл придали в 1909 году при построении графов, которым потом, в свою очередь, «особый» смысл придал Фейнман в своих фейнмановских диаграммах. Но это всё та же сплетённая верёвочка, только из «цепочек» либо абстрактных связанных друг с другом «намертво» математических объектов, либо из квантово-механических уравнений-звеньев, привязанных к элементарным актам взаимодействия в узлах. Но сила математики как раз в том, что она выявляет принципы справедливости не только «цепочек» математических уравнений, но и любых множеств объектов или чисел, и не только для простейших переплетений - «верёвочек» - но и для «вологодской шали» - сетей. И работа в этом направлении была проведена (и ведётся, так как математика тоже живая наука) в совсем уж абстрактной для физиков Теории Представлений Множеств.

До Фейнмана физики о математике графов и не знали (он, можно сказать, открыл для физиков новый раздел матфизики), как до Эйнштейна физики не знали о геометрии Римана-Лобачевского. В позапрошлом веке не знали, как я убедился, анализируя базовые модели, и о ставших теперь элементарными решениях дифференциальных и интегральных уравнений, которые можно научить теперь решать даже компьютер. Но именно на полученные из фрагментов спекулятивные, противоречащие феноменологической теории решения для ставших теперь базовыми моделей божатся до сих пор.

Переплетения (но нейронов) нашли и у нас в голове и тоже придали им «особый» смысл, назвав нейронными сетями. Но ещё до этого «элементарного» анализа индивидуума сформировалась наука о знаниях – семантика, которая подошла близко к перепутанице, но не посмела об этом открыто заявить и ограничилась неоднородностью. Неоднородные же сети представляли как переплетение древовидных многослойных структур. Примером такой сети и является семантическая сеть, представляющая связь смыслов (слов), являющаяся одним из способов представления наших знаний. И именно поэтому и толчком для развития теории таких сетей, и самым первым приложением стали продвинутые программы машинного перевода типа американской LogoTrans (число научных публикаций в СССР в разы превосходило число оных в США, и интерес за рубежом к ним был велик) и нашей Promt (активно востребованной в начале перестройки для передачи Соросу задарма неопубликованных материалов).

Конечно, мне немного жаль, что наш Promt высокомерно отмахнулся от моего предложения дополнить трёхоконный алгоритм LogoTrans зацикливанием с приближением смысла обратного перевода к смыслу оригинала методом итераций, но я то знаю, что Promt, ещё на 7 версии (а сейчас 12), купил некий алгоритм у LogoTrans и за высокомерным ответом их клерка: «Мы знаем о такой программе», просто спрятана коммерческая составляющая страха нарушить пункт договора о купле-продаже. Так что этот эпизод можно брать в качестве примера, как БИЗНЕСИЗМ рвёт нити научно-технического прогресса, приводя к бессмысленной перепутанице: существуют сотни разных программ-переводчиков, а доверять, без тщательного анализа нельзя ни одной.

Боюсь, что этот бизнес-надрыв вошёл, посредством НАНО, непосредственно в Теорию Нейронных Сетей при применении её для проектирования процессоров и при обучении компьютеров «думать» с ошибками, но быстрее. Как посмел сказать рубаха-парень Трамп: «С компьютерами мы дошли до такого состояния, что уже не понимаем, что делаем». И проектировщик процессоров, и технолог, и программист гарантируют «разумность» построения лишь своего фрагмента, а понимание общего состояния переложено на «бедную» бизнес-голову. Такие как деБил Гейтс от этом и не задумываются, а просто считают деньги. А Трамп задумался и к ужасу бездумно говорящих демократов стал президентом. Да бог с ним, что стал президентом. Главная крамола его заключается в том, что он попытался ПОНЯТЬ: «Что делать?», а не идти протоптанной уже во многом компьютерами дорожкой. Трамп озвучил, что «король голый», и это грозит обрушением декораций и условностей, на которых якобы стоит современное общество. А оно-то стоит-то на основном принципе БИЗНЕСИЗМа, от которого он публично отошёл, продав, после избрания президентом, весь свой бизнес.

Трамп, как талантливый, но парень от сохи (чего он не скрывал, и это помогло ему добиться многого) проблему осознал и озвучил. Но, естественно, не решил. Поэтому и вернёмся собственно к проблеме, которую решать-то учёным (если Трамп совсем умный, он пожалуй сейчас активно, в отличии от нашего Путина, начнёт сотрудничать с американскими незашоренными учёными).

Так вот, о проблеме. Любое ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ, по сути, остаётся всё той же «плетёной верёвочкой», но суть спрятана за объектами переплетения, незнакомые широкому кругу названия которых используют, в основном, для придания «научного» веса. За наукообразием спрятано и ещё одно понятие ПЕРЕСЕЧЕНИЕ, возникающее, если множества имеют общие точки. Это тоже простое раздвоение ниточки, либо плоскости, если общая картина объёмная. В отличие от просто пересечения скажем двух линий это логическое пересечений «намертво сварено» и соответствует ветвлению, например, точки неустойчивого равновесия (потенциального или термодинамического). Но за наукообразием как раз и прячется суть, можно сказать, подлога: имеется ли реальное ПЕРЕСЕЧЕНИЕ или за единую нить (логических рассуждений, формул и т.п.) приняли спутанные нитки. В философии софисты использование «не пришей кобыле хвост» довели до уровня искусства. А новейшая наша история представила нам целую плеяду «обоснователей» необходимости разрушения нашего государства, якобы «единственной сохранившейся империей в Мире».

И в самой современной науке такой подход – прятать за наукообразием – стал, к сожалению, нормой. Чего стоит одно «открытие» Британской Энциклопедии, что сама используемая в описании любого явления связь основных сил и потоков ФЕНОМЕНОЛОГИЯ, представлена как одно из главных НОВЫХ направлений в философии XX века, основателем которого является Э. Гуссерль, непосредственными предшественниками — Ф. Брентано и К. Штумпф.

Вот, по сути (а не по форме), я и дополнил в своих статьях семантику научного описания фрагментированностью, приводящей, как и в нитках верёвки, к разрывам логических цепочек в феноменологических дырах и к их ПЕРЕПУТАНИЦЕ. Там, где феноменологии перекрываются (в отличии от Планка, который не стал связывать две бесконечности, а пораскинув умом, ограничил диапазон применения частных моделей, являющихся лишь аппроксимациями на концах планковской функции). К чему приводит элементарная перепутаница, видно даже из падений наших самолётов с авианесущего крейсера, когда тормозные тросы лопаются (в дополнение к тому, что геометрия взлётной полосы на нём оставляет желать лучшего).

А перепутаница наших физических (и не только) научных представлений может привести и к тому, что дважды учитывают один и тот же член (как в расчёте потенциального барьера Шоттки или расчёте теплового потока Иоффе), и/или к тому, что что-то существенное упустили, подменив строгую логику описания явления спекулятивной, фактически, софистикой, которая и приводит к «открытиям», не дающим, как говорится, ничего: ни уму, ни сердцу – но в выродившейся научной среде дающей звания, награды и почести. В этом плане, ограничение семантики лишь переплетением является маскировкой и оправданием логических элементарных ошибок (в надежде, как в шутку говорят, сделать их чётное число, и они друг друга компенсируют).

АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА не достижима, но брать это утверждение в качестве обоснования ПОДМЕНЫ поиска истины наукообразным описанием мгновенного состояния физики Природы, является его фиксацией, т.е. признанием того, что наука в тупике, и поиск ИСТИНЫ стал бессмысленным занятием. Это стало печально, но фактом, «философским» обоснованием ремесленничества и в науке.

И что же тогда нам оставили – что и наука есть просто игра, соревнование по забиванию наукообразных гвоздиков. Вот «научные» игроки и играют в то, чем владеют. Те, кто владеет липкой лентой – изобретают графен, те, кто владеет матафизикой – изобретают частицу Бога, а те, у кого и руки растут из жопы, и мозги не варят – изобретают мегапроекты, т.е. делают научные декорации для российской власти.

«Красота среди бегущих, первых нет и отстающих», для тех, у кого дома навороченная беговая дорожка. Только наука у тех, кто «бегает на месте», и стоит на месте. Но время-то не умеет стоять на месте, и к новым вызовам человечество при этом будет не готово. Не готово, потому, что, как строго математически доказал, оклемавшись от психологического удара с «парадоксом Рассела», ученик и сподвижник Планка Эрнст Цермело «любая игра детерминирована». Он это строго показал математически, алгоритмизировав шахматы, а компьютер, надрав зад Гари Каспарову – на практике. Теперь компьютер экспериментально подтвердил детерминированность игр и на примере надирания задницы двум чемпионам по Го. А на очереди четверо профи-покеристов против одного ИскИнта.

Ремесленничество в науке, тупой механический расчёт на базе уже известных Законов Природы, как своеобразных правил игры, тоже, в принципе, детерминирован, то бишь ведёт в тупик. Но совершая даже чётное число ошибок-перепутаниц, в надежде на взаимокомпенсацию элементарных ошибок, мы на краю сферы знаний получим не более, чем минимальное число ошибок, равное числу ошибок, допущенных при построении базы модели. И в этом плане СТО классический пример.

Хотя, как говорил мудрец: «Никакое утверждение не является общим, включая и это». И я сам, вместо того, чтобы выразить мысль одним сложноподчинённым предложением, разбиваю её аж на параграфы и даже на серию статей. Но в отличие многочисленных фрагментов, обнаруженных мною и в научных статьях, и научных монографиях, я, как мне кажется, ближе к мандельштамовскому (Леонид Исаакович Мандельштам – советский математик и физик) построению различных сечений, из которых строю, пусть несколько упрощённую, но общую картину Природы. Хотя сложные формулы, которые мне были близки в юности, получить теперь нет особых проблем для какого-то конкретного явления (см. например Баллистическая модель движения электронов над потенциальным барьером), но строгие расчёты по всем затронутым в моих статьях проблемам мне просто не осилить – не успеть. И мне представляется, что лучше их строить на выверенном базисе, максимально исключив в нём парадоксы, а уточнять и дополнять – это уже другим.

Вот после этих общих, но, на мой взгляд, необходимых для понимания сути поднятой проблемы слов, я и постараюсь разобраться, по сути, а не по форме в ПЕРЕПЛЕТЕНИИ множества значений пространственно–временного континуума со множеством значений его характеристик. Происходит ли реальное ПЕРЕСЕЧЕНИЕ СИЛЫ, в частности, гравитационной, с ПРОСТРАНСТВОМ-ВРЕМЕНЕМ, или это якобы ПЕРЕСЕЧЕНИЕ –просто ПЕРЕПУТАНИЦА наших о них представлений, дающая на выходе мистическую трансформацию (перетекание) силы в пространство-время и наоборот.

2. Многоглазость.

Психология людей проявляется при построении базиса любой науки. Поэтому уместно и при анализе СТО вспомнить старый анекдот. Встречаются два крепко поддатых мужика и один другому говорит: «Разрешите между вами пппройти», а другой ему отвечает: «Пппроходите, только по одному». Вот когда в мозгах и у «учёных» двоится, в науке и придумали красивый термин: «Дуализм». Вот таким образом «рисуются» дендритные переплетения двух и более семантических сетей, прикрываясь тезисом, что нет единой логики описания всего на свете в виде взаимодополняющих друг друга сетей в «общее» описание Природы.

Но констатация данного сиюминутного состояния описания Природы не есть запрет его совершенствования, в том числе и за счёт замещения обрывков сетей более обширным фрагментом. И если отбросить всеобъемлимость, то вполне разумно стремиться единому (односетевому) описанию Природы в исследуемом её конкретном ареале/проявлении, как нас та же Природа научила сводить изображение обоих глаз в единую картину.

Психология учёного, можно сказать – психология в квадрате, и может быть очень ранима, как показывает тот же пример с Эрнстом Цермело: с одной стороны для него был психологическим ударом показанный (фактически логически доказанный) им парадокс, приводящий к нарушения используемой им же логики. Почему он, собственно, и заявил, что не имеет морального права заниматься логикой, если ДОПУСКАЕТ в ней ошибки. С другой стороны, не меньшим психологическим ударом для него стало проявление мещанского тщеславия у Рассела, на которого он божился и который приписал себе лавры «открывателя» парадокса в его книге (которую Эрнст так и не опубликовал, после замечания, сделанного в письме ему Расселом).

Поэтому и возможностей параллаксов в глазах учёных может быть гораздо больше двух. Поэтому и сетей описания Природы гораздо больше, чем узаконено/обоснованно и не подлежит сомнению. И если сети, отражающие разный масштаб явлений, разумно считать феноменологически самостоятельными, построенными на инвариантах соответствующего масштаба, то чем «узаконено» использование двух (а часто, более) сетей на одном и том же масштабе, надо разбираться в каждом случае конкретно. Так, в той же квантовой механике открыто постулируется «Дуализм». Для узаконивания и в квантовой механике пошли не снизу, доказывая принципиальное расхождение ветвление на уровне базовых представлений, а сверху – «показывая», что мы слепцы (это мысленно-то!) и можем, в принципе, описывать явление лишь как слепой, ощупывающий слона с разных сторон. Так что «умники» приписали науке «врождённый» многоглазизм. И баста.

Но психология сама формируется под воздействием внешнего окружения, и формирование её под воздействием математики говорит, что «многоглазость» не только для отдельного человека не есть хорошо (в быту это нарушение именуют косоглазостью, когда «один глаз смотрит на вас, а другой на Арзамас»), но и для науки в целом. А это четко понимаешь, поработав офицером наведения на стареньких комплексах ПВО, где мысленно два глаза, а физически две руки, приходилось сначала расТРАивать (в соответствии с тремя одновременно регистрируемыми на трёх экранах и регулируемыми тремя штурвалами, соответствующими трём координатам цели: дальности, азимуту и углу места), а затем сводить всё воедино, чтобы на практике попасть ракетой в ЕДИНУЮ цель.

Великолепные пианисты великолепно справляются с разложение/сведением всех звуков/клавиш/нот фортепиано. Но это из области искусства. А знание основ математики показывает, что, если придерживаться базовых принципов, то общую картину из проекций можно построить строго математически как объект более высокой размерности. А «видные» физики об этом «скромно» умолчали или просто не знали. Но если сто и более лет тому назад это было простительно для учёного, то сейчас простительно лишь для обывателя. Хотя собственно квантово-механический дуализм между осязаемым, частичным описанием и не только глазами невидимыми, но и принципиально неизмеримыми, так называемыми ненаблюдаемыми волнами, является «приятным» исключением в том плане, что между этими двумя описаниями задана строго математическая вероятностная связь в виде матричного элемента. Так что этот узаконенный дуализм – компромисс между «видимым глазом» и «мыслимым абстрактно». Но долгоиграющее вылизывание внутри каждой их отмеченных моделей даёт лишь накопление разрывов и перепутаниц, а не строгое переплетение.

Есть чисто «физические» причины «многоглазого» описания природы – фрагменты природы исследовались, часто хаотически, по воле случая. А «причёсыванием» физики занимались мало – звания и почести легче получить за «открытие», не шибко осматриваясь по сторонам. Но при создании СТО, которая сама претендовала на некое «причёсывание», на единое описание природы, проявилась и другая «многоглазость» - математическая.

Леонид Мандельштам довёл до совершенства одну из математических «моноглазостей»: как говорили, он мог любое явление природы описать на уровне алгебраических уравнений. Но, при этом, стремясь в своих монографиях дать целостное описание различных явлений и траектории своих пусть простейших решений, стремился выдержать непрерывными траектории. Именно поэтому к нему возвращаешься, если видишь, что сложные модели и расчёты дают на выходе странный или противоречивый результат – преподававший нам матфизику профессор Русанов мог за минуту пробежать глазами два исписанных одними формулами больших листа и проанализировать конечный результат на его справедливость. И кое-чему нас в этом деле научил.

Другое дело Ландау, который, можно сказать, превратил в искусство владение другой математической «моноглазостью» - дифференциальными уравнениями – и мог ими описать любое явление природы. И его расхождение с Власовым, использующим более широкой математический «взгляд» - интегро-дифференциальный, вылилось в третирование последнего, что привело, в частности, к ошибкам в проектировании токомакомафией токомаков. А причина допущенных ошибок в том, что Ландау (и его развиватели) часто интуитивно правильно угадывая «легкий путь» - решения фрагментиков с помощью дифференциальных уравнений, строил «траекторию» полного решения из фрагментиков лишь при поверхностном рассмотрении соответствующую полному решению. Вот почему общение/работа с развивателями школы Ландау напоминает общение с программистами, быстро перебирающими подходящие варианты кода и «пробки», на случай если программа «вылетает».

Эйнштейн ни физическим, ни математическим моноглазием не страдал. Спектр его физических работ гораздо шире Теории Относительности: тут и диффузия (получил соотношение между теплопроводностью и электропроводностью металлов), и термодинамика (включая его патент на холодильник работающий от тепла), и квантовый фотоэффект, (за который он собственно и получил Нобелевскую премию). Более того, при построении СТО он дополнил используемый аппарат матфизики геометрией Римана-Лобачевского. Но использовал его всё-таки несколько косоглазо для доказательства лишь возможности использования криволинейного пространства при описании полученными математическими выражениями пространственно-временного континуума. А насколько это описание соответствует реальности, оставалось основным вопросом и для него самого. Дальнейшие же работы развивателей в области Теории Относительности ушли целиком в расчёты в рамках фактически предположения, базирующегося на двух взаимоисключающих физических принципах: на Принципе Относительности и на постоянстве скорости света в вакууме. И это «косоглазие» и даёт на выходе математических расчётов те же противоречия, что и заложены в основах Теории Относительности.

Сомнения, а точнее неверие самого Эйнштейна в основы квантовой механики, что «Бог играет в орёл/решка» отмели развиватели квантовой механики. Неверие в основы Теории Относительности отмели её развиватели. Хотя попытки, по крайней мере, переинтерпретации и той, и той теории предпринимались и ранее, и теперь. Но Общая Теория Относительности строится с сохранением косоглазия и там, и там. Тем самым, с косоглазием в квадрате.

Вот так мы и дошли до жизни такой, что перепутаница наших представлений о Природе возведена в ранг явления Природы. И не случайно, потому, что помимо фрагментированности наших представлений, как бы лежащих в одной плоскости, для их устранения недостаточно просто выявления элементарных логических ошибок в «плоскости», их устранения и сведения «многоглазности в единую голографическую картину» более высокой размерности. Необходимо ещё вернуться к тому, с чего начал этот параграф – к психологии. И если на базе психологии квантово-механический дуализм для микромасштабов более менее причесали: пусть пока неглубоко, с помощью матричного элемента, корректное переплетение множеств построено, то для макромасштабов пока мы имеем ПЕРЕПУТАНИЦУ, воспринимаемую как ПЕРЕСЕЧЕНИЕ множеств. И всё потому, что своё психологическое восприятие макромасштабов мы пока умственно не подкорректировали и, мысленно перенося себя (в расчётах и экспериментах) на край Вселенной, тыкаем, «пальцем», если выражаться вежливо, «в небо».

3. Принцип Относительности.

Когда сталкиваешься с противоречиями в описании природы (и общества, как её формы существования коллектива индивидуальностей), то, поневоле, вынужден копать всё глубже и глубже, проверяя, не допущена ли на каком-то этапе логическая или расчётно-техническая ошибка. Далеко не всегда этот труд принесёт тебе почести и славу: ремесленники за это время забьют, не задумываясь о мироустройстве, много «гвоздиков в каблуки» и заработают кучу бабок, а «видные учёные» постараются для начала подвергнуть тебя обструкции, а если не удастся «съесть с потрохами», то системно игнорировать. Иначе, какие же они видные, если их звание и должности «построены» на дефектном фундаменте.

Поэтому, если задался целью докопаться до истины, «диогенова бочка» явно не лишняя и не только, чтобы устранить в своих логических построениях чисто обывательские шумы/помехи, но, в обюрократившейся и выродившейся научной среде шумы и от неё родимой. Чтобы выявить принципиально новые моменты в переведённом в сознательную область мозга коллективном знании, надо дистанцироваться от пути его получения и вернуться к основам его построения, особенно в условиях, когда и зачатки этого самого коллективного знания, и пути его достижения сильно деформированы примитивно-рефлекторными обывательскими ценностями и приоритетами.

Но, родиться в «диогеновой бочке» не есть хорошо. Даже нечеловеческие фантазии витающего в математических облаках Жени Григорьева были сродни художественным фантазиям другого Жени из нашей «молодёжной» (попадались и доценты, но не с кандидатами, а с профессорами) компании – души любой компании, в отличие от современных мажоров Жени Меркурьева (тоже актёра, как и его знаменитый дядя, на президентском лимузине которого он любил катать друзей детства по Невскому). Но фантазии Жень были ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ, в отличие от НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ у родившегося в «Диогеновой бочке». Вот уж действительно, всё относительно, «всё-всё!».

И вот если копнёшь достаточно глубоко, то дойдёшь до уровня непонимания «ежу понятных» вещей, лежащих в основе построения целых теорий, о чем сами-то корифеи-основатели и талдычили постоянно, но что постарались спрятать за наукообразностью и «очевидностью» многие поколения развивателей. Как не раз говорил мне перед смертью живущий наукой, а не работавший на неё, Андрей Иванович Шалых: «Я не понимаю, Станислав, почему из этих предпосылок делают столь однозначные выводы, модельные построения и громоздкие расчёты, когда есть масса не проверенных и необоснованно отброшенных вариантов».

Одно из его «непониманий»: «Почему не рассчитывают квантовые уровни и внутри заряженной сферы, присутствующей в любом дефекте в кристаллической решётке?» в совокупности с моим «непониманием» динамических оптических моделей при их выходе на асимптотики в окрестности нулевой частоты, и подтолкнуло меня покопаться в противоречиях базовых представлений «элементарной» электростатики, отражённых в статьях «Электростатический движитель» http://rusnor.org/pubs/articles/13041.htm http://rusnor.org/pubs/articles/13759.htm.

Но «элементарная» электростатика является асимптотическим пределом уже «не элементарной» электродинамики, и, следовательно, уже совсем «не элементарными» её построениями – расхождениям их решений в точке ветвления на асимптотике. И в этом плане выглядят не просто «не элементарными», а некорректными «обоснования» некоторыми развивателями Теории Относительности с её конца: достижениями электродинамики. Элементарным и основополагающим элементом Теории Относительности является в первую очередь сам Принцип Относительности. И если начать с начала, то бишь с него, то видно, что противоречие возникло не случайно.

Принцип Относительности в физике и в формулировке Галилея: «Законы Механики не зависят от того, в какой из инерциальных систем отсчёта мы их исследуем, не зависят от выбора в качестве рабочей какой-либо конкретной из инерциальных систем отсчета». В формулировке Эйнштейна: «Один из принципов симметрии, согласно которому все физические процессы (включена и оптика) в инерциальных системах отсчёта протекают одинаково, независимо от того, неподвижна ли система или она находится в состоянии равномерного и прямолинейного движения». И в его обсуждениях в букварях даже корифеев типа Фейнмана, предметом обсуждения являются частные свойства Природы, а опущено, как само собой разумеющееся и не подлежащее обсуждению, базовое НАЧАЛО: относительность положения, времени, скорости и безотносительность ускорения. А базовое начало Принципа Относительности физики как бы оставили на откуп философам.

Но философская формулировка относительности: «рассмотрение (или же понимание) во взаимосвязи; отношение между (относительным) понятием и его опосредованным содержанием — сущностью, взаимосвязь с которой является непосредственным содержанием такого понятия», имеющее совсем другую смысловую нагрузку, в развитии которой вводится понятие не только Абсолютная Истина, но и Относительная Истина, находится в антагонистических отношениях с используемым в физике Принципом Относительности.

И эта недоработка в базовом НАЧАЛЕ определения в физике Принципа Относительности, который с таким же успехом можно было бы обозвать и Принципом Безотносительности, также как и само творение Эйнштейна – Теория Безотносительности, и приводит к тому, что в конце расчётов встаёт тот же вопрос/ответ, что и в начале. Только не «Есть ли жизнь на Марсе, или нет её – науке это неизвестно», а «Есть ли гравитационные волны или нет?», науке лишь известно, что одна цепочка формул Эйнштейна их дала, а другая, построенная им же – их опровергла. Но так как за отрицательный результат со времён Майкельсона наград не дают, то «открыватели гравитационных волн» и современные выдавальщики «физических открытий» выбрали конъюнктурный ответ: ЕСТЬ жизнь на Марсе (пардон – гравитационные волны), но смысла их объяснить так и не смогли.

Но это всё «лирика», а нас всё-таки интересует суть Принципа Относительности в физике и возможности его применения для определения правильности описания Природы (по крайней мере, неживой).

Физика, претендуя на отражение Объективной Реальности в нашем сознании (пред)полагает, что это возможно сделать на базе Инвариантов в пространстве-времени: численных – Мировых Констант, функциональных – Законов Природы. При этом, естественно, подразумевается, что Законы Природы, как-то статический закон всемирного тяготения или статический закон Кулона, не только в Африке Закон, но и в самой далёкой, доступной нам (для проверки) области пространства, в любом месте нашей (и не нашей) галактики, не только сейчас, но и в стародавние времена, и в обозримом будущем, что Закон Природы и сегодня Закон, и миллионы лет тому назад Закон, и через миллионы лет после того как погаснет Солнце, он будет справедлив. Т. е. зная физику, мы можем мысленно (и с любой скоростью, без всякой помощи господа Бога) переместиться в любую точку Вселенной или Времени и, там «увидим», что работают и статические, и статистические, и динамические, и прочие Физические Законы, построенные на физических ПОНЯТИЯХ: пространство, время, сила, энергия, импульс и прочее и прочее.

При этом ПОНЯТИЯ пространство-время представляют собой множество ЗНАЧЕНИЙ АРГУМЕНТА Закона, а прочие ПОНЯТИЯ – характеристики пространственно-временных координат (многие характеристики взаимосвязаны, то бишь могут быть выражены через некоторый минимальный набор понятий) представляют собой множество ЗНАЧЕНИЙ ФУНКЦИЙ отмеченных ЗНАЧЕНИЙ АРГУМЕНТА. И эти два множества образуют ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ. НО, забегая несколько вперёд, проблема Теории Относительности Эйнштейна, которую высветили «открытия века» в том, что допускается не просто не учитываемая нами в пространственно-временном континууме до сих пор координата (например, более высокая, чем 3, размерность пространства или более высокая, чем 1, размерность времени), а ПЕРЕСЕЧЕНИЕ этих множеств. И предмет анализа данной статьи заключается, как раз в том, допустимо ли такое ПЕРЕСЕЧЕНИЕ множеств или за ПЕРЕСЕЧЕНИЕ приняты обрывки ПЛЕТЕНИЙ разных множеств, ошибочно связав которые с помощью ПЕРЕПУТАНИЦЫ, мы и получили «лопающиеся тросы». Понятно, что это проблема не только Теории Относительности, но и перепутанных квантовых состояний, и перепутанных цепочек в процессоре и программировании, и вообще семантики.

А на практике, благодаря Принципу Относительности, отправляя в далёкое космическое путешествие станцию, мы полагаем, что как бы далеко она не улетела, в условиях сравнимых с земными (если бы выдержали без разрушения, то и в Солнце), и транзисторы на станции будут работать, и корректирующие двигатели. Но если вернуться к фундаментальным законам, то улетая от Земли или от Солнца, мы будем «наблюдать» «застывшую» не только в наших расчётах, но в пространстве и во времени «ледяную горку» - всё тот же закон всемирного тяготения, который позволил нам описать и пребывание Земли возле Солнца, и полёты спутников вокруг Земли. Фотодетекторы, согласно физике, построенной на Земле, всё так же будут питать электроэнергией аппаратуру на станции, и всё также, согласно закону Кулона, движущиеся электроны будут разделяться на барьере p-n перехода и регистрировать внешние воздействия на них физических сил, измеренных и исследованных на Земле.

Правда, если кулоновские «горки» мы регистрируем по нарушению электронейтральности даже глазом в виде молний, которые бьют из облаков не только в Землю, но как теперь стало известно и в стратосферу, что даёт возможность, в принципе, уже сейчас сделать электростатический «зонтик» от крупных астероидов для землян (да деньги мешают), то для гравитационных сил, полагается, что экранировки нет. И, хотя гравитационные силы на 42 порядка слабее кулоновских, мы болтаемся на ниточке, которую почему-то не может разорвать вся масса вселенной (как указал в статье «Научные заблуждения» формулы и графики для этой натянутой «ниточки» с точностью до сомножителя - гравитационной константы - те же, что и приведённые в статье «Электростатический движитель»).

Чтобы и нам в дальнейших рассуждениях не отвлекаться на этот «малюсенький нюансик», сделаем предположение, что объёмная плотность масс во Вселенной такова, что «натяжение ниточки» за счёт бесконечной массы Вселенной хоть и очень велико, но конечно (аналогичный расчёт конечного, но электростатического потенциала, проводится внутри бесконечного кристалла на базе потенциалов остовов атомов в узлах кристаллической решётки). При таком, элементарном подходе и чёрная дыра становится на своё место – это просто дыра, где «ниточка» в плотности распределения масс во Вселенной лопнула и свет, проходящий (мысленно) по центру «дыры», будет отбрасываться к её краям как от потенциальной горки (притягиваться к массам вне дыры, к её краям). Так что из неглубоких «лунок»-звёзд на вершине «горы» гравитационного потенциала мы видим исходящий свет, а из «бездонной пропасти», где массы нет, увидеть «залетевший» туда ненароком свет невозможно: при апертуре потенциальной воронки менее 30 градусов - это Абсолютно Чёрное Тело, но не имеющее собственного теплового планковского излучения. Да и излучать там нечему. Так что чернее и быть не может.

Но это так, к слову, как пример выброшенного из рассмотрения космологами весьма «толстого» обстоятельства, что дыра - это может быть и просто дыра. То, что пространство в этой дыре никуда не исчезает, ежу понятно, как и то, что натянутая струна колеблется на более высокой частоте именно при большем натяжении, а в дыре и колебаться то нечему, так что совсем непонятно, зачем времени в дыре куда-то деваться, чтобы нечто не колеблющееся не колебалось. А с другой стороны понятно, что обойти дыру, как и лужу, дольше, чем прямо по ней шлёпать, но с какой стати прошлёпав по луже, попадёшь в другую вселенную?

И вообще, когда космологи «доходят» до сотворения мира, и с умным видом обсуждают то расширение, то сжатие Вселенной, то при анализе мизерных угловых смещений звёзд на небе как-то совсем выбрасывают из рассмотрения, что каждому (освоенному нами) масштабу соответствуют свои концентрационные волны (и даже солитоны), как за счёт «локальных» гравитационных взаимодействий соседних звёзд, так и за счёт «глобальных», формирующих «локальный» потенциал от гравитационных полей окружающих всех масс вселенной. А для бесконечности и «Большой Взрыв» всего лишь локальный всплеск потенциального поля.

Конечно, абстрактно можно предположить, что где-то во Вселенной есть области, где установленные нами на Земле физические законы не работают. Но то, что большинство астрономических «аномалий» может быть элементарно объяснено УПУЩЕННЫМИ или ВЫБРОШЕННЫМИ вариантами на базе уже строго установленных нами же Законов Природы, которые просто заполняют дыры в нашей семантической сети, я и постарался выше показать – для таких объяснений/описаний не требуется никаких объективных «горизонтов событий». Они вполне укладываются в описание на базе установленных Законов Природы и позаимствованные из представлений древних людей о тёмных силах тёмные материи и энергии так же не нужны, как бог Перун для описания молнии. Просто лавры Дирака, предсказавшего РЕАЛЬНЫЙ позитрон как упущенный до него вариант решения математического уравнения, не дают покоя современным «диракам». Так что если Ньютон закричал «Эврика!» когда ему на голову упало реальное яблоко, то теперь те, кто толкают коляску инвалида подключенного к компьютеру кричат «Эврика!», когда из компьютера выскакивает новая формула.

Но Принцип Относительности мы, всё таки, обсуждаем не для отмеченных выше «аномалий» - зияющих вершин и бездонных ущелий Природы, а для освоенного нами «плоскогорья» гравитационного потенциала в центре (для нас) Вселенной, где всё (нам) видно, где свет может относительно свободно гулять (от нас и к нам). И даже здесь возникает парадокс – сам свет-то и выпадает в теории Эйнштейна из Принципа Относительности. Постулированное ПОСТОЯНСТВО его скорости с Принципом Относительности несовместимо и мы его не можем, утверждается, догнать даже силой мысли! Хотя эффект Доплера прямо указывает на обратное – устремившись в «погоню» за светом мы имеем понижение частоты, а сравнявшись с ним в скорости – оседлаем его «гребень» электростатического потенциала, как в сёрфинге.

А если и дальше будем разгонять нашу невесомую мысль, если переживём прохождение «звукового» (как следует из дальнейшего – в буквальном смысле) барьера, то ускоряясь относительно света, будем «повышать» его частоту – проскакивать рябь электростатического потенциала – «замороженной» электромагнитной волны, всё чаще и чаще. Правда, с переворотом фазы, но в строгом соответствии с эффектом Доплера будем увеличивать частоту при всё большем превышении скорости света.

И встаёт вопрос: так что же мы пытаемся мысленно догнать, а может быть и обогнать – когда-то сформированное статическое распределение потенциала или само время! Скорее - скорость распространения акустической волны в среде (да другого инструмента кроме самого света для таких измерений пока не придумали). Электромагнитные колебания, дающие в материальной среде медленные оптические волны и быстрые акустические (их скорость понижена по сравнению с вакуумом всего лишь в n раз, где n – коэффициент преломления), и для внутренней структуры гравитационного потенциала сами являются, строго говоря, акустическими, и как положено акустическим колебаниям имеют постоянную «скорость звука» вплоть до граничной «частоты Дебая», определяемой периодом и жёсткостью связей частичек, для вакуума - частичек субструктуры гравитационного потенциала. Но этот большой, но конечный статический потенциал, созданный в «наших краях» всеми окружающими НАС массами «эффективной» части Вселенной слабо зависит от массы нашей Земли и даже нашего Солнца. Так что и повлиять они на скорость света не могут заметно, а закономерное изменение скорости света можно ожидать именно там, где этот потенциал заметно меняется: и в областях чёрных, в переносном смысле, дыр, где близкорасположенная масса отсутствует (гравитационные силы дальнодействующие), и в областях, где она чрезвычайно плотная. С другой стороны эффект «гравитационного эфира» можно поискать в уменьшении скорости очень жёсткого излучения, близкого к «частоте Дебая» для внутренней структуры гравитационного потенциала.

Всё выше сказанное отражает нормальное состояние волн – постоянство скорости света относительно нашей среды, которая определяется столь высоким суммарным гравитационным потенциалом, что дополнительный вклад за счёт Земли, планет и Солнца по сравнению с ним по абсолютной величине мал. А вот постоянство скорости света для системы координат, движущейся с любой скоростью – аномально: противоречит как Принципу Относительности, так и некоторым прямым экспериментам, которые пытались криво интерпретировать. Вклад Луны, Земли, Солнца и даже менее массивных объектов не мал в первой производной потенциала – силе, которую мы собственно и регистрируем, которая и управляет движением и спутников Земли и спутников Солнца, свободно плавающих без трения в гигантском «нашем» потенциале, характеристикой величины которого и является «наша» скорость света. Но постулируемое в СТО постоянство скорости света относительно системы двигающейся с любой скоростью относительно нас выглядит не только, мягко говоря, необычно, но и противоречит самому Мыслимому Принципу Относительности: при мысленном эксперименте, которые так любил Эйнштейн, переход в систему координат фотона должен сохранить постулированную скорость фотона относительно движущейся системы координат фотона.

И первый принципиальный момент, вытекающий из проведённого всестороннего рассмотрения, следующий: ЭФФЕКТИВНАЯ СРЕДА (в том числе и для прохождения света) ЭТО НЕ ГЕОМЕТРИЯ, А ВЛОЖЕННАЯ В ГЕОМЕТРИЮ ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ КООРДИНАТ – ГРАВИТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ. ПРИ ЭТОМ ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ МНОЖЕСТВА ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ КООРДИНАТ И МНОЖЕСТВА ЗНАЧЕНИЙ ГРАВИТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЕСТЬ, НО ПЕРЕСЕЧЕНИЯ И, КАК СЛЕДСТВИЕ, ПЕРЕТЕКАНИЯ ЗНАЧЕНИЙ ИЗ ОДНОГО МНОЖЕСТВА В ДРУГОЕ МНОЖЕСТВО НЕТ. Т.Е. НАДУМАННЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ ПРОСТРАНСТВА ИЛИ ВРЕМЕНИ В ЭНЕРГИЮ НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ ПРОДУКТ ПЕРЕПУТАНИЦЫ МЫСЛЕЙ РАЗВИВАТЕЛЕЙ ТЕОРИИ ЭЙНШТЕЙНА.

Формально при переплетении двух множеств возможно их пересечение, что подразумевает наличие точек, кривых или более высокой размерности фигур ветвления как следствие существования пространства (не обязательно геометрического, просто отображаемого с помощью геометрии - образного) с более высокой размерностью. Но в случае с геометрическим множеством и со сплетённым с ним, например, пространством значений силы или энергии в построенных цепочках уравнений может быть лишь одна точка формального пересечения – точка неопределённости, численной неразличимости: НОЛЬ (или бесконечность) – но только в том случае, если нули двух переплетённых множеств совпадают.

Но в произвольно выбранном месте начала нулевого отсчёта мы имеем ненулевые значения измеряемых нами характеристик. Так что совмещение нулей двух множеств – надуманное явление. Так что, похоже, что Большой Взрыв (из НУЛЯ) или частица Бога (в НУЛЕ) – скорее необходимое желаемое их «изобретателей» для декларирования этих моделей, чем соответствие этих моделей реальности: и взрывы, и рождения частиц могут происходить в произвольных точках пространственно-временного континуума. И усложнение простейшей задачи - переход от одномерного геометрического случая к 2х-мерному или к 3х-мерному и даже его расширение с помощью полярной временной оси до 4х-мерного принципиального значения не имеют, т.к. точка НОЛЬ в силу Принципа Относительности произвольно расположена как в пространстве, так и во времени. Т.е. допущение пересечения пространства значений силы со сплетённым с ним пространственно-временным континуумом делает их тождественными в любой точке, в том числе и у «нас». Это приводит нас, по сути, не к функциональным Законам Физики, а к тавтологии: время-временная, сило-сильная, пространственно-пространственная зависимости!

Есть, правда, один «умопомрачительный» симметрийный парадокс самого Принципа Относительности для бесконечной вселенной, приводящий к «завихрению мыслей»: локальная круговая симметрия подразумевает пространственную сферу, но и на бесконечной её границе она относительно той далёкой-далёкой точки будет представлять собой сферу, а не границу сферы.

Но вернёмся к сути (а не к последствиям) физического Принципа Относительности в реально обозримом для нас пространстве и времени, на нашем «плоскогорье» гравитационного потенциала. А она проста: сохранение или инвариантность Законов Физики, их независимость от местоположения и времени тождественна их существованию. И, казалось бы, здесь уже нечего добавить. Ан нет. Чтобы быть объективными (как Бог) нам надо учесть «самих себя», а применительно к полученным нами Законам Физики – в каких условиях мы их зарегистрировали и! интерпретировали. И копание на Земле в «мелочёвке» нам показало, что есть силы разного радиуса действия. Причем, силы малого радиуса действия, типа ядерных, могут оказаться сопряжены с энергиями несопоставимо большими, чем усреднённые на больших расстояниях. Но это детали. А если оставить принципиальный момент, то «статический» Принцип Относительности мы должны утверждать со строгой оговоркой: Инварианты Соответствующего Масштаба пространства и времени сохраняются в любой точке пространства и времени. И если для микромира психологический масштабный коэффициент принцип Гейзенберга учёл, то для макромасштаба – нет такового.

Вот о том, насколько корректно учтён этот момент в Теории Относительности (Безотносительности) Скорости Эйнштейна и пойдёт, в конце концов, речь. Но предварительно коснёмся опять же элементарного – скорости, которая-то, без учёта масштаба, и приводит к противоречивой безотносительности скорости света. Но об этом речь пойдёт в следующей части Научных Заблуждений – «Масштабирование». 

Пояснение к третьему рисунку "Электростатический Потенциал" в дополнительном комментарии.

Прикреплённые файлы:

1pub-15013-71d1.jpg
2pub-15013-3ff2.jpg
3pub-15013-faf2.jpg

Комментарии:

Цитировать Имя
Станислав Ордин, 25.01.2017 20:47:20
Приведённые рассуждения о «нашем» локальном гравитационном потенциале, который так «просто» описывает целый ряд «аномалий» и «невероятных открытий новых горизонтов физики» и его графики на рисунках 1 и 2 могут вызвать некое непонимание у специалистов даже на уровне его знака на рисунках.
Поэтому немного повторюсь и приложил рисунок с электростатическим потенциалом.
Повторюсь, что гравистатический Закон Всемирного тяготения функционально подобен электростатическому Закону Кулона (отличается лишь малюсеньким сомножителем – гравитационной постояннй). Поэтому элементарные его распределения я и не стал перестраивать, а отослал интересующих ко второй части статьи «Электростатический движитель».
В этой статье отталкиваясь от этой аналогии, я, для качественного изображения локального гравитационного потенциала в бесконечной Вселенной, и применил подход, который использовал для расчёта распределения электрстатического потенциала в «бесконечном» кристалле (стандартно используемом для макрокристаллов, т.к. размер используемого и измеряемого в радиусах Бора остова атомов на много порядков меньше размеров макрокристалла).
Представленное на рис.3 распределение электростатического потенциала получено уже не на базе элементарного Кулона: потенциал атомного остова – ядра окружённого внутренними электронными оболочками за счёт экранирования электронами ядра модифицируется. Его померить прямо, естественно никто не мог, но померили коечную величину работы выхода с самого верхнего уровня электронов и, как следствие симметрии и закона сохранения энергии, из конечности экспериментально измеренной величины следует, что модифицированный экранировкой Кулон имеет определённую степень. Вот на базе этого модифицированного Кулона, для нескольких как параметр радиусов атомного остова и компьютерно считался суммарный потенциал в кристалле и на его границе с «нашим» вакуумом при устремлении числа атомов в кубике. И как показали расчёты для трёхмерного кубика суммарный потенциал выходит на насыщение при 3000 атомов на ребро – примерно 10000А=1000 нм. Так что оптимизацией размера остова атомов мы получаем и экспериментальное значение барьера Шоттки на границе макрокристалла и минимальную энергию до которой можно считать электроны в верхнем, расщеплённом кристаллическим полем электронном уровне (изображён залитой голубым цветом полосой) свободными, а ниже которого -локализованными.
Таким образом, в принципе, нано-расчёты, при правильном масштабировании, могут быть использованы и в космологии.
Но это всё детали. А суть, касающаяся знака проста: на подобных графиках положительно принято считать работу выхода вверх, а энергию потенциальных уровней отсчитывать от нуля вниз, т.е. считать отрицательной энергию падения и положительной энергию, необходимую для подъёма на потенциальную горку.
Мы можем измерять градиент потенциала-силу лишь относительно недалеко, но заложив его пространственную зависимость исходя из принципа относительности мы можем рассчитать и силы на бесконечности. Таким образом, взяв его в качестве базовой модели мы можем отойти от некорректных расчётов малых поправок частных моделей, а уточнения и детализацию делать аналогично представленному на рис.3 электростатическому потенциалу
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 23.01.2017 13:50:14
n это отношение скорости света в среде к скорости света в отсутствии дополнительных электромагнитных взаимодействий со средой - как принято говорить в вакууме, где она равна c. Я лишь уточнил, что не в произвольном вакууме - не в произвольной точке пространства/времени, а в "нашей точке" эта скорость света определяется "нашим" локальным гравитационным потенциалом, а не абсолютным вакуумом. Как хорошо известно, среда меняет n. Например в кристаллах диэлектриков несколько единиц, в полупроводниках - побольше, в сегнетоэлектриках - сотни, в металлах "бесконечность". Всё это характеризует изменение скорости света относительно её не в абстрактной пустоте, а относительно скорости в среде, где мы убрали "всё", что на неё влияет. Так считали. Но локальный гравитационный потенциал мы не убрали. И, следовательно, не убрали и взаимодействие с его структурой, на которую указывает форма функции Закона Всемирного Тяготения. Существование его структуры и даёт нам без всякой мистики и энергию "нашего вакуума - это разница между нулевым уровнем гравитационного потенциала абсолютного (абстрактного) вакуума и уровнем "нашего" локального гравитационного потенциала.
Но эти рассуждения в рамках тех понятий, которые использую/обсуждаю в статье. Статических законов (времена изменения которых можно пока считать бесконечными). Перескакивать же на изъезженную колею рассуждений о скорости, без её тщательного анализа, я, как уже писал, не собираюсь - сначала надо также скрупулёзно проанализировать динамику, как я сделал со статикой. И, как видно из статьи, и на уровне статики многое становится на своё место, без всяких нарушений принципов физики и без использования мистики.
При интерпретации данных, полученных на ускорителях и на том же коллайдере локальный гравитационный потенциал не учитывали (также как электростатический внутри идеальной заряженной сферы). А размер вселенной в теоретических расчётах порядка числа транзисторов в процессоре. Вот и доизобретались до того, что якобы расщепляют "0" - абсолютный математический вакуум.
Цитировать Имя
Валерий Гумаров, 23.01.2017 12:37:12
В формуле VPh = c/n, где n = 1, N=1 чисто для наблюдателя, который все это регистрирует, перемещаясь с наблюдаемым явлением. Потому для него и скорость света – константа. А что будет если n станет равным c, где n – не голый численный коэффициент, а экспериментальная константа? Гравитация устаканится? Наблюдаемое нами миропостроение придет к своему логическому завершению, где Вселенная стабильна? Где не ждет ее никакой коллапс, ни тепловой, ни гравитационный. Где все так же скроено, как и в макромире, который стабилен, пока внешнее воздействие его не изменит. Секреты познания Вселенной надо искать в микромире. Законы везде одни и те же. Физические (в отличие от наших юридических). Все сделано по образу и подобию. А у нас пока одно с другим не очень корректно стыкуется: макромир и микромир. А скроено-то все по одному шаблону по типу фракталов, да мы лекала разные прикладываем к одним и тем явлениям микро и макромира. Из подобного подобное, но разного масштаба и со своими нюансами по причине сбоев программы при построении фракталов. Мы в нюансы то залезли, а в общем построении запутались. В меру своего незнания об окружающем нас мире.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 23.01.2017 01:37:49
Анализу понятия СКОРОСТЬ я планировал посвятить специальный параграф следующей третьей части Научных заблуждений «Масштабирование». Но изложение каждого понятия/проблемы требует концентрации на неё для всестороннего её рассмотрения и выявления собственно инвариантов. Поэтому я сейчас не хочу = не могу впопыхах обсуждать эту, поднятую в комментариях тему. Просто ещё раз покажу, не на словах, а на рисунке «Гравитационный потенциал», в каком статическом пространстве гравитационного потенциала мы живём и строим нашу физику (см. рисунок в приложении к статье). Фактически то, что называют пространством-временем совпадает лишь с ЕГО нулевым уровнем гравитационного потенциала абсолютного вакуума (функция свойства тождественна аргументу), изображённом на рисунке. Мы же «живя» между звёздами на рисунке находимся, как и писал в статье на плато гравитационного потенциала, где и имеем в нашем локальном, заполненном гравитационным потенциалом пространстве времени постоянство скорости света согласно формуле VPh = c/n, где n = 1.
Так что несколько забегая вперёд, хочу лишь отметить, что корректно говорить не о структуре аргумента – пространства/времени (это структура чисел на оси важна, как показал Планк использовав счётное множество), а о структуре физического свойства в локального гравитационного потенциала. Тем самым мы никак не нарушаем закон сохранения энергии/материи в любой, в том числе и «пустой» точке пространства/времени. Гравитационный потенциал не мистика, он реален. И джидаи, и боги, для физического описания становятся не нужны.
</p>

И небольшое дополнение к комментарию к рисунку.

<p И небольшое дополнение к комментарию к рисунку.
Если смотреть на галактики и на всю нашу вселенную как на некие локальные образования, статические в смысле всё возрастающего до бесконечности их «времени жизни», то логично расположить белую дыру на их границе, а чёрные дыры в центре галактик, суперргалактик и всей вселенной. Но при таком построении сам средний гравитационный потенциал на дне чёрной дыры становится не бесконечной, а конечной величиной.
</p>
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 21.01.2017 21:02:52
Немного к тому " почему дошёл до жизни такой" и не я один
https://www.youtube.com/watch?v=RZDmd5lu5Ro
Цитировать Имя
Валерий Гумаров, 20.01.2017 11:56:52
«Принцип Относительности в физике и в формулировке Галилея: «Законы Механики не зависят от того, в какой из инерциальных систем отсчёта мы их исследуем, не зависят от выбора в качестве рабочей какой-либо конкретной из инерциальных систем отсчета». В формулировке Эйнштейна: «Один из принципов симметрии, согласно которому все физические процессы (включена и оптика) в инерциальных системах отсчёта протекают одинаково, независимо от того, неподвижна ли система или она находится в состоянии равномерного и прямолинейного движения». И в его обсуждениях в букварях даже корифеев типа Фейнмана, предметом обсуждения являются частные свойства Природы, а опущено, как само собой разумеющееся и не подлежащее обсуждению, базовое НАЧАЛО: относительность положения, времени, скорости и безотносительность ускорения. А базовое начало Принципа Относительности физики как бы оставили на откуп философам».

Самое занятное, что сейчас мы точно знаем, что инерциальных систем в природе не существует, равно как и нет нигде прямолинейного и равномерного движения. Свет распространяется прямолинейно только для нас в качестве наблюдателей, постулирующих прямолинейность, как траектория светового луча, а какие загогулины этот луч выписывает в реальном пространстве нам принципиально не ведомо, да и в общем-то до лампочки – мы так видим мир, и точка. А то, что он гораздо ширше наших возможностей его воспринимать – это не наши проблемы, а тех, кто его и нас такими сделал.

Но в основах современной физики, на которых все остальное ставится, лежат такие понятия. Которых, как выяснилось, нет в природе. А мы на них теории громоздим. На пустом месте по сути.

Нет у природы ни верха, ни низа, ни права, ни лева, ни переда, ни зада. Ни времени, ни пространства. Есть элементарные точки разных пространств. Которые, мы, как продукт их взаимодействия (пересечения), воспринимаем во всем данном нам многообразии в силу несовершенства наших органов восприятия окружающего мира. Наш мир потому так неимоверно красив и бесконечно непостижим, что мы в нем живем со всеми нашими недоработанными системами его восприятия. Ну, вот мы такие, и это хорошо. А стань в этом деле копаться… Начнется: «А ты докажи!», и все уходит в пустопорожние доказательства очевидного, за чем очевидное становится совершенно непонятным, как для самих разбирающихся в процессе, так и для окружающих.

Ну, вот так мир, в котором мы живем построен. Разбираться в деталях его построения… Ну, можно, конечно, только вряд ли истина открывшаяся осчастливит. Надо просто жить в этом мире и стараться делать его лучше в соответствии со своими представлениями о том, что добро и зло там, где ты живешь.
Цитировать Имя
Валерий Гумаров, 20.01.2017 11:24:22
«Есть чисто «физические» причины «многоглазого» описания природы – фрагменты природы исследовались, часто хаотически, по воле случая».

Одним из таких казусов является разброс по времени между открытиями электрона и позитрона. Коли б это единовременно произошло, то не было б сейчас раскоряки с вакуумом, который со всей очевидностью предстает для нас, как субъект трехмерного мира в виде проекция в наше мировосприятие четырехмерной структуры пространства, где электрон с позитроном жестко связаны и являют собой единый элемент четырехмерного пространства, что мы, в силу конструктивных особенностей наших органов чувств, воспринимаем с одной стороны, где фиксируются только электроны, а все остальное для нас, как наблюдателей – пустота (вакуум).

Интуитивно это понимали физики и химики прошлых веков, исповедующие теорию всемирного эфира – флогистона, но мы послали все это на фиг и придумали свою дурь – квантовую механику, где все идет в разрез со здравым смыслом и теми же законами сохранения энергии. Один простой вопрос: «Как может электрон находиться на орбите ядра и не падать на него в течении бесконечного времени вопреки всем законам сохранения энергии?» с тупым ответом квантовых физиков: «Потому что потому» без ответа на наивный детский вопрос: «А почему потому?» чисто по уму позволяет послать всю нынешнюю физику в бесконечность и вернуться к догадкам наших предшественников, что мир несколько сложнее, нежели его можно описать с помощью матформул.

А то, что на основе этих представлений о мире на основе математических постулатов, где очевидное отметается, а умозрительное принимается на веру, мы получаем практические расчеты траекторий полетов наших космических аппаратов, так это в самой же математике и сформулировано: «Верный практический результат можно получить только из непротиворечивой теории. Из неверной теории можно поручить все, что угодно, в том числе и верный практический результат».