Феноменология общества

Опубликовано 17.11.2017
Станислав Ордин   |   просмотров - 163,   комментариев - 0
Феноменология общества

Тезисы

Люди на Земле не мечтали бы с юных лет о светлом будущем, если бы были счастливы. Но если мещанские мечты ограничиваются персональным домиком Солнца и «воплощаются» в отгороженный от окружающего Мира мирок, то отдельные личности мечтали о городе Солнца как о гармоничном обществе. В мещанских мечтах мало разумного и много взаимоисключающего. Несложно показать, что асимптотика их мечтаний – персональный саркофаг и «нежизнь» – уход из жизни, сплошной сон, что сейчас вполне заменяет виртуальная реальность. Но именно мещанские мечты, подкреплённые животными инстинктами, и сформировали современное общество, которое оказалось на грани физического самоуничтожения. Однако если резко нарушить в обществе исторически сложившуюся структуру и связи, то в обществе наступит хаос. С другой стороны, если их не привести в соответствие с инвариантами человеческого сознания – хаос тоже неминуем. «День, когда Земля остановится» приближается, но занявшие верхние каюты «города Солнце» мещане, в том числе и в РАН, мечтают лишь утонуть последними. Не дать Земле «остановиться» может только наука, которую будут представлять Научные Головы, а не нынешняя «шпана» – винтики научных бюрократических структур.

100 баксов

Да, в науке сейчас ой, как всё не просто. И в содержании, и в оформлении. Вот, казалось бы, сколько монографий написано на тему НАНО, а Герман Евсеевич Кричевский попросил меня написать новое обобщение на тему нанонауки, т.к. он, как химик, склоняется к мысли, что нанонауки вообще нет, а есть лишь нанотехнология. И вроде бы надо написать так, чтобы сомнений не возникало ни у честного учёного, ни у рядового гражданина. И мутная, грязная спекулятивная волна на тему НАНО спадает – лишь ошмётки графена на поверхности плавают, так что мой новый обзор по НАНО уже не утонет в спекулятивной жиже. И я постараюсь его сделать, т.к. многочисленные спекулятивные диссертации и монографии лишь пудрят мозги, как обывателю, так и молодым учёным, хотя косвенно этой темы я уже касался во многих своих статьях.

Но и мне приходится участвовать в текущих делах-событиях. Возможно, не очень значительных, но отворачиваться от которых нельзя – они позволяют лучше увидеть остроту некоторых проблем, видеть реальность, без чего, как я уже писал, и чистая наука выхолащивается в абстрактную, неживую, малозначимую игру воображения. Так что реальность несколько корректирует порядок моих работ, хотя иногда хочется забыть обо всём и сконцентрироваться на одной из задач, для которой пока не нашёл ответа. Но надо участвовать и в текущих мероприятиях института. А тут ещё прислали манускрипт, прямо касающийся реальности – о мистических предположениях в теоретической физике «Can the ‘Computational Unified Field Theory’ (CUFT) Challenge the Basic Laws of Conservation?» (Physical Science & Biophysics Journal (PSBJ) Medwin Publishers), и к тому же просят написать рецензию срочно. И «идейные» враги обратили внимание на мои «Научные заблуждения». И не ответить – вроде как уклониться от вызова. И в принципе дав добро на их публикацию, я поставил условие, чтобы моя рецензия, указывающая на логические противоречия работы, была бы включена в манускрипт, чтобы и те, кто продолжит эту работу, сами увидели бы из «сферы сознательного знания» противоречия/неоправданные допущения. Так как давно обещал кембриджскому изданию написать книгу «Локальные термо-ЭДС» и надеюсь её завершить целиком, то пришлось отказать итальянцам прислать уже готовую главу в готовую к публикации ими книгу по термоэлектричеству. И прочее, и прочее. Так что боюсь уже что-то обещать написать-прислать – обещания привык выполнять, а времени на всё не хватает. А на «жизнь» не реагировать, вроде как не жить.

То, что ценность научной работы определяется и измеряется совсем не деньгами, я уже много писал. Но то, что современная застойная наука, и у нас, и за рубежом, сейчас не просто зависит от денег, а слепо следует в хвосте обывательских потребностей, выражаемых в деньгах, это свершившийся факт. И мне эту реальность приходится учитывать, и в ней жить.

Так, когда заслушав мой доклад одна из зарубежных делегаций оперативно поддержала мои исследования финансово и, редкий случай, дирекция не смогла эти деньги полностью присвоить (хотя пыталась), я попросил одного толкового теоретик решить одну задачу за месяц и за 500 баксов. Не потому, что он не решил бы её для меня просто из научного интереса, который, после обрисовки мной проблемы, обычно возникал у многих моих коллег из разных институтов. Так, научный интерес, после трехминутного разговора со мной по телефону, возник и у технолога от бога Бориса Николаевича Шарупина, и он сказал: «Приезжай, я дам тебе лучшие кристаллы нитрида бора». Интерес возник и у директора СКБ Аналитического Приборостроения, Героя Социалистического Труда Павленко, и он дал добро на то, чтобы лаборатория Александрова разработала для Фурье-спектрометра специализированный процессор. Интерес исследователей возникал и в Киеве, и в Вильнюсе, и в Софии, и в Можайке, и на полигоне. Интерес возникал даже у токарей в цеху СКБ, и они делали мне за день то, что официально заняло бы 2 месяца, делали, даже не попросив, как за обычную халтуру, спирта. Но ранее, тогда у меня был прожиточный минимум, а большинство, кто откликался на мои идеи, имели и побольше. Теперь же, когда правительство соревнуется с академической бюрократией в обворовывании научных сотрудников, так что фактически, платя девочке в бухгалтерии больше, чем СНСу, живёт за счёт них, я знал, что этот толковый теоретик, так же как и я, финансово нуждался. Кроме того, я знал, что и он, также как и я, был с головой в собственных научных проблемах, и также как и я, мог с головой уйти в мою проблему на долгие годы, а финансовая обязанность (я выдал все деньги ему авансом) его «вынудит» сделать то, что я прошу в срок (как и меня). А решить задачу, я знал, он-то может, по крайней мере, не так, как я (и сам стараюсь получать несколько решений одной и той же задачи), а возможно и лучше, чем я. И он её решил. И были в оговоренный срок у нас совместные доклады и публикации с японцами о возможности реализации идеи профессора Сатору Ямогучи – термоэлектрический тепловой затвор для сверхпроводящих магнитов в БАКе.

Но то, что обывательские ценности настолько глубоко въелись в современную науку, что негативные вещи в научной среде тоже стало легче объяснить именно с помощью денег, это свершившийся факт. И как ни печально, с помощью денег негатив легче объяснить именно старшему поколению учёных, до сознания которого я делаю попытку достучаться – именно «денежное выражение» их научной работы, возможно, заставит их чуть-чуть задуматься (и о науке). А так, как потенциально, как уже писал, все люди разумные, то надеюсь, что и зачатков (остатков) разумности им будет достаточно, чтобы, задумавшись, понять и то, что надгробная этикетка с эполетами не есть смысл жизни любого индивидуума, тем более связавшего свою жизнь с наукой. «Следы людей» вообще это ИХ свершения, а для людей науки ИХ свершение – расширение сферы сознательного знания. В этом плане даже кулуарные индексы цитируемости (друг друга) уступают в значимости числу открытых просмотров публикаций. Это даже на узкопрофессиональном уровне поняли, организовав Open access. И сотни тысяч просмотров моих только научно-популярных статей и более 500 просмотров и 27 скачиваний за два последних месяца моей, появившейся на сайте Американского Журнала Современной Физики научной статьи, это подтверждают.

Касательно моих научно-популярных статей интерес, видимо, связан с тем, что свершения в науке великих: Ломоносов, Планк, Иоффе, Эйнштейн, Термен, Курчатов и ещё целый ряд – общеизвестны. И монографий о них написано немало. Но это кулуарные монографии. К тому же они никак не заменят беседы-диспуты с этими корифеями по научным проблемам сквозь время, что я мысленно веду с ними, и тем самым, не отражают главное – личность корифеев, расширивших (для нас) сферу сознательного знания и в ней существующих. Свершения в науке лично мне знакомых, того же Дитмана (статья «Одухотворённый человек») или Жиляева (статья «Памяти профеесора Жиляева»), были совсем мало кому известны, а многие их свершения так до сих пор и не поняты, но тысячи просмотров статей о них, через вспоминания о них мельчайших деталей соприкасавшихся с ними ранее или через мысли соприкоснувшихся с ними впервые в статье, также «растворяют» их личность в расширяющейся сфере сознательного знания. И это «личное» соприкосновение даёт вклад в сферу знаний больше, чем интерпретация результатов исследования надгробий целой археологической экспедиции.

А косвенно, надеюсь, это сообщение, будет полезно и молодым людям, решившим связать свою судьбу с наукой, которые часто читают, смотрят и слушают с открытым ртом (из-за научных эполет автора-докладчика) то, что не стоит и 100 баксов и, тем самым, попадают в сети бюрократов, для которых не только молодые, но и пожилые учёные не более, чем расходный материал.

Итак, столкнувшись с очередным «явлением» научных работ и поняв, что ни за одну из них я не заплатил бы и 100 баксов, я печально задумался: В чём же дело? Ведь сейчас институты крайне нуждаются в деньгах. А всё происходит так, как будто кроме сохранения статус-кво по научным регалиям больше ничего и не нужно. И с грустью я понял, что не один Чубайс с Вексельбергом виноваты в растраченных впустую деньгах на нанотехнологии в России. Худо-бедно они и научные конкурсы проводили (в их понимании научные и помимо их основного занятия – прокручивания денег). Но те крохи, что они отстёгивали науке, уходили на проекты, победившие по регалиям и! на поддержание опять же регалий. Круг замкнулся, и ответ получен: «Научные» работы стоимостью 100 баксов своей научной декорацией просто дополняют/прикрывают схему отмывания больших денег. Так, под стобаксовый, по сути, проект тот же Чубайс планирует Россию покрыть фотоэлементами с КПД 8%, так под стобаксовый проект Ковальчук собирается догнать и перегнать БАК, да и самого БАКа значимость не тянет на 100 баксов.

Но, всё таки, 100 баксов – это «необходимое» условие, чтобы подсунуть проект с максимальной научной внешностью и минимумом ответственности. А как же «достаточное»? Остаётся нераскрытым ряд вопрос: «Почему, в принципе, неглупые ребята, связавшие свою судьбу с наукой, но посвятившие большую часть своей жизни борьбе за регалии, так сильно деградировали, что реально и не могут предложить ничего дороже 100 баксов, когда тот же невежественный Илон Маск может, по крайней мере, предложить (а иногда и сделать), то, что стоит миллиарды. И почему эти «учёные» топят работы и проекты крупнее 100 баксов».

Для «достаточности» требуется ответить ещё на ряд подвопросов.

1. Серость в эполетах есть. Но где же наиболее талантливые, брызжущие яркими идеями ребята, с которыми я начинал научную деятельность?

2. И где же Научная Голова, и того же родного Физ-Теха, и РАН, да и страны, вообще?

3. И что или кто определяет масштаб рассматриваемых проектов?

Начну со второго. Я уже рассказывал, что по прошествии лет десяти после смерти корифея-завлаба Л.С. Стильбанса, я понял, что лаборатория, лишившись Научной Головы, буксует на месте, как бульдозер в болоте. На Большом Учёном Совете ФТИ, после отчёта маразматика, получившего и докторскую степень и завлабство за выслугу лет, я выступил и сказал: «В годовом отчёте лаборатории есть примеры из сферы применения термоэлектричества, но ни слова о термоэлектричестве как о науке. И это не случайно, т.к. науки в лаборатории нет! И это как раз в том момент, когда именно термоэлектрическая наука крайне. Родившаяся из работ Онзагера по термоэлектричеству неравновесная термодинамики переживает, как и вся физика, кризис и, разуверившись в возможности единого описания разных явлений, отбросив! или заменив некоторые термодинамические принципы, разбилась для описания разного класса явлений на «рациональную» и «расширенную». А термоэлектричество, будучи по определению прямым инструментом регистрации тепловых процессов, может опять помочь термодинамике устранить, как планковская функция, асимптотические расходимости и восстановить единое описание неравновесных термодинамических процессов».

«Ответом» Большого Учёного Совета было гробовое молчание. Только разные проходимцы засуетились вокруг меня, решив, что разворачивается какая-то интрига, и хорошо бы на ней погреть руки. К сожалению, я только сейчас до конца осознал, что обращался в пустоту - Научной Головы не было не только у лаборатории, но уже и у института, и у РАН. Но тогда, основываясь лишь на подозрениях/прозрениях, крушить бюрократов не стал – дал им самим подумать.

А не было Научной Головы, возвращаясь первому подвопросу, потому, что большинство оригинально мыслящих сотрудников либо из-за безденежья в российской науке само ушло в другие сферы или уехало за границу, либо было сокращено в первых рядах в числе именно самых неудобных для бюрократии, либо как я с Андрей Ивановичем Шалыхом с головой ушли в науку отвернувшись от околонаучных мерзостей. Знаю и таких, как Сергей Кижаев, к которому с молодости бегали консультироваться нынешние профессора/академики, и тогда уже называвшие его за глаза профессором, который просто из элементарного чувства собственного достоинства не стал защищать даже кандидатскую, а в наше дурное время вообще стал относиться к науке, к сожалению, как к хобби.

Так откуда сейчас взяться Научной Голове, когда в опустевшем институте осталось несколько неглупых стариков (по сравнению с теми, кто за стенами института, совсем древних), неплохо знающих старую физику, но даже не слыхавших о новой (за рамками того, что они в молодости сочли ценным в научном плане), есть проходимцы – мои сверстники, променявшие «болезнь» наукой на степенной-карьерный рост, и есть «наследники» видных учёных, получавшие звания и должности не по заслугам, а по наследству. И, к тому же, эта «могучая кучка», подобная помеси раздувшейся жабы с ощетинившимся ежом, максимально дистанцировалась от остатков научных сотрудников. Сколько таких «сдувшихся» трупиков и жаб, и ежей сейчас переехал социально-технический прогресс, я видел даже на дороге, проложенной через деревню в строящийся коттеджный городок. И хотя все эти участники «надувательства» всю жизнь в науке, 100 баксов – это красная цена оставшихся у них (аж от молодости) идей. Идеи же тех, кто не входит в кружок «надувателей», они, опять же надув щёки и «блистая» эполетами, топят. Для них место в бюрократической структуре, на «своей кочке», важнее даже выживания самой «кочки» – бюрократической ячейки. Вот они-то и цепляются, как за спасательный круг, за чужие, но раскрученные идеи типа графен, само существование которого «построено» на модели тридцатых годов прошлого века Лайнус Полинга о сигма- и пи-электронах, которую он сам раскритиковал в 1958 году, что американцы конкретно для графита подтвердили, когда получили ещё первые картинки плоскости графита на растровом микроскопе, и что я лет 20 назад строго показал (попутно исправив исправленную Полингом модель изогнутой химической связи введением дополнительной орбитали - ФТП, 1998, том 32, № 9, с.1033-1042), что это совсем не так, т.к. между слоями графита существуют жёсткие химические связи (и естественно, электроны). Вот почему просто правильный теоретический расчёт, не дающий ничего качественно нового, воспринимается и самим докладывающим членом «могучей кучки», и ею целиком, как какое-то достижение. Вот почему «ребята» помоложе, чем я, лет на 20, освоившие доставшуюся им в наследство могучую экспериментальную технику, тыкаются как слепые котята и стреляют из пушки по воробьям.

И последнее, но, к сожалению определяющее теперь и в России – деньги сейчас делят не по сути - научной, технической, экологической и тому подобное – а по интересам узкого клана на каждом уровне, начиная от низшего уровня и кончая государственным, а интерес у клана – лишь сами деньги.

И, как следствие, это характерное для кризисного (денежного) периода науки состояние сейчас не только в России: научный сотрудник по уровню квалификации заслуживает зарплату в 5-10 тысяч долларов в месяц, а ведёт работы, стоимость которых, по уму, 100 баксов. Просто в России это проявляется «весомо, грубо, зримо» и грязнее: для получения зарплаты не в 5000, а в 500 баксов в месяц надо стать научным бюрократом и примазываться к бездарным, бесперспективным, но раскрученным (на Западе) и дающим хоть какие-то деньги направлениям (а за одно, надо «расчистить» себе дорогу, сократив неудобных искателей истины). И всё это – строительство коллайдеров, гравитационные волны, графен, тёмные силы и прочая дребедень, к которой стараются примазаться и российские «видные» учёные, и что не только поощряется, но и навязывается бюрократическими структурами, построенными над РАН, потому, что в науке давно уже нет Научной Головы. Вспоминаются слова одного из авторов толковой книги: «Только высочайшая щепетильность Абрама Фёдоровича не позволила нам включить его в соавторы книги, основные идеи которой (и не только нашей) родились на семинарах Иоффе и при его непосредственном участии в обсуждении-решениях научных проблем». Вот что значит Научная Голова для научного коллектива. Сам Иоффе, можно сказать, один из основателей советской физики, был автором всего лишь 24 публикаций, но на проводимых им семинарах родились десятки фундаментальных книг, а при его непосредственном участи в экспериментах (бывало и в 12 ночи он заглядывал в лабораторию) родились тысячи первоклассных статей.

Вот почему приближающийся юбилей подписания Лениным указа о создании института напоминает поминки, поминки по некогда (в доалфёровское время) существовавшей у института Научной Головы. И у оставшихся ещё в институте учёных это приближение вызывает чувство печали. Ещё свежи воспоминания о юбилее-поминках ИПАНа, после которого и снесли именно ту часть корпуса, где сохранилось большинство работающих сотрудников и уникальных установок (оставшиеся в корпусе «счастливчики» приходят на работу в корпус с выдранными у части корпуса окнами и с обрезанными в их комнатах батареями!). А у институтской бюрократии это столетие института вызывает чувство страха. Если, скажем, моё знание, моё видение природы и общества стало востребовано широко в Мире, так как, примазываясь к словам Эйнштейна: «Я много именно об этом думал», то представления винтика бюрократической машины востребованы не обществом, а лишь внутри малой умирающей бюрократической структуры, которая, пока что его кормит, позволяя «правильно» зачислять в ПРНД «правильные» (где его публикации) издания. А вот генерить идеи, которые спасут институт, РАН, страну, эти бюрократические винтики вполне искренне считают - удел блаженных. Им бы успеть ещё чуть-чуть урвать деньжат на очередной переделке института, под которую подписано, как мне с гордостью сказал директор несуществующего НИОКР Центра, уже 4 постановления правительства (о том, что они, пока что, только разоряя институт, получают зарплаты в десятки раз больше научных сотрудников института, он скромно промолчал). И, вполне естественна обратная реакция общества – полное безразличие к обюрократившейся безголовой РАН (о Ксюше Собчак чаще вспоминают). Эта декорация, считают простые люди, для властьимущих и, следовательно, забота лишь властьимущих.

Расплавленный свинец

Проблемы современной, оторванной от общества науки представляются такими мелочными, незначительными для всего общества – просто мелкая кулуарная мышиная возня в стенах РАН, которая к тому же уже выродилась в кружок академиков. Но осознание того, что наука необходима обществу, осторожно проявляется и в российских масс-медиа, и у властьпридержащих. Проявляется вульгарно и чисто спекулятивно – мол, и мы о науке «думаем». Но, каким местом «думает», та же вульгарная Митрофанова на «Маяке» в передаче «Физики и лирики»? Думаю, тем же, что и Ксюша Собчак, которая, чтобы «засветиться», предлагала публичный секс с собой на сцене.

Антисовковая команда Путина в своих «думаньях» о науке ушла от этих слабоумных женщин недалеко. Ушла до уровня психа, прибившего мошонку к брусчатке – такой родной «мошонкой» для Андрея Фурсенко и стал Физ-Тех, из которого Алфёров его выгнал, когда он захотел заработать на Физ-Техе – денежки Алфёрову самому нужны были для бизнеса сыночка. И в этом нет ничего удивительного, т.к. «видные» на верхних этажах различных социальных структур взбираются на эти верхние этажи совсем не по декларируемым ими наверху «понятиям», и, лишь взобравшись, делают на базе общепринятых парадигм необходимые для их «высокого статуса» декларации.

Задумался к столетию революции о проблемах общества и патриарх Кирилл. Но будучи, естественно, ограничен принадлежностью к церковной иерархии, ничего другого, кроме того, чтобы сказать, что моя религия самая лучшая, и проблемы России возникли из-за того, что царь стал над церковью, сказать не смог. Хотя, в современном контексте – шаг с его стороны смелый, и здравого смысла в его речах гораздо больше, чем у многих из антисовковской путинской команды. Но я сторонник всё-таки светской власти, только, естественно, с РАЗУМНЫМ руководителем государства, а не с пионервожатым, исполняющим волю назначившего его золотого тельца и раздающим молодёжи рекомендации, как преуспеть в исполнении воли золотого тельца – в конкуренции, ставшей для него, пока взбирался наверх, самоцелью.

Ну а о чём же думает научная иерархия, в тот момент, когда уже становятся обыденными рассуждения о Третьей Мировой Войне? Она «думает» о «темных» силах и энергиях, о гравитационных «волнах» и скручивании времени, о фальшивом графене и «спутанных» (в головах) квантовых состояниях. В общем, об инновациях, то бишь, как и все обыватели, думает о деньгах, а не о том, как организовать общество индивидуальностей – разумных людей. Если перед Второй Мировой Войной научные корифеи организовали Всемирный Конгресс по проблемам Мира, пытаясь предотвратить начало войны, то теперь, в лучшем случае собирают подписи в защиту экологии. И если позиция властьпридержащих, в какой-то мере имеет оправдание – они прекрасно понимают, что управлять приходится в массе неразумными людьми (т.к. сами являются самыми яркими представителям именно таковых), то дистанцирование от реальных проблем общества «видных» представителей современной науки является доказательством того, что, несмотря на все их научные звания и научные должности, они не учёные. Учёные они лишь потому, что их учили (но не выучили, а вернее они – не само-образовались). И, как рядовые (неразумные) обыватели, сочтут неразумным как раз того человека, который готов рискнуть личным благополучием (своим местом в научной иерархии) ради каких-то там научных принципов, по их «понятиям» – абстрактных «благих намерений».

В этом плане они и Данко, и Александра Матросова, и Курчатова, выступившего в Лондоне с призывом взять под международный контроль термоядерный синтез, втайне считают простофилями-дурачками. И, поэтому, в осмыслении реалий состояния общества такие «учёные умники» оказываются даже ниже неразумных властьпридержащих. Тех хотя бы положение обязывает быть «озабоченными» государственными проблемами и проблемами граждан. «Умники» же озабочены, как уже отметил, лишь мещанским благополучием и демонстрацией свой «умности». Сейчас они просто соревнуются в высасывании из пальца грязи и про Путина, и про его команду, и в лживых, полных противоречий, однобоких, заведомо ложных интерпретациях. Так, во всю смакуют «бандитские связи» Путина, умалчивая, что под «демократическими» знамёнами была умышленно устроена вакханалия, при которой вчерашние жулики стали «уважаемыми» бизнесменами, вчерашние спортсмены – рэкетирами, а вчерашние школьные учителя – «чеченскими» боевиками. Умалчивают «умники» и об «альтернативных» антипутинских бандитах, которые согласились в Питере и Москве работать под руководством ЦРУшников и которые пытались прихватизировать и питерский терминал, и вымогали деньги даже у осколков институтов, и вообще помогали нашим дерьмократам разрушать государство. Умалчивают и о том, что криминалитет, в принципе, является одним из «достижений» американской демократии (как проявление истиной американской свободы) и что криминалитет был активно использован для буржуазного переворота в СССР. Умалчивают «умники» и том, что «чеченские» боевики зиму проводили в кабаках Москвы и Питера, а летом летели на Кавказ, пострелять российских солдат. И что «мочить в сортире» пришлось не столько их, сколько «серых крыс» в ФСБ и МВД, покрывавших боевиков в столицах (где «крысы» с чеченцами подрабатывали, крышуя рынки) и передававших сведения о передвижении российских войск на Кавказе. Но ещё Примаков открыто сказал сотрудникам спецслужб: «Делайте выбор на кого вы работаете: на Россию или продолжаете, как при Горбачёве, работать на ЦРУ. Теперь с теми, кто продолжит работать на ЦРУ, будем поступать не по гражданским законам, а как положено с предателями в спецслужбах».

Так что и наши «умники», и американские, смакуя полуправду о ставшем и им неудобном Путине, просто мешают приходу к власти на место Путина более разумного руководителя – делают опять же Путину рекламу ярого, но мудрого патриота, а не исполнителя воли того же дяди Сэма, каким он является до сих пор. Опять же, от недостатка ума эти «умники» и меня принимают за одного из них (также как и ура-патриоты приписывают к «умникам»). Но, если я в умышленно жёсткой форме капаю на мозги властьимущих «расплавленным свинцом», чтобы у них мозги «вскипели», и они чуточку приблизились к моему, с позиции учёного, видению их часто глупого, а не редко и подлого поведения в отношении народа (это ж надо «додуматься» – умышленно, для того, чтобы «работала» лжеЭкономика, держать народ в нищете – одного этого было бы достаточно, чтобы сказать, что у Путина и его окружения куриные мозги, а демонстрация на фоне нищеты населения их роскоши это впечатление усиливает), то «истинные умники» всё делают (пишут) для отталкивания их (и Путина) и собственного возвеличивания для «роста» на определённой социальной лестнице (как бы говоря дяде Сэму – я лучше Путина, я лучше Путина, назначь меня наместником в Россию). И вообще, просматривается скрытая закономерность – «умники» ругают Путина не за то, что он плохого сделал для России, а за то, что плохого он не сделал для России. А российский народ для этих «умников» – это услужливые официанты в ресторанах, а не те, кто ездит в общественном транспорте с печатью обречённости на лицах (и у почти детей, и постарше, и у стариков). Не судьба граждан России их беспокоит, а как уже отметил – собственное благополучие. И вот из-за этой «близости» Путина к ругающим его «умникам» (что подтверждает и используемый против Путина конфиденциальный компромат, представленный явно из его близкого круга) и власть, и ругающие её обделённые «умники», как говорится, одним буржуазным миром мазаны (о чём с гордостью не перестаёт говорить и главный антисовок Путин). Так вот, то, что забота Путина – уже лишь узкий круг «своих», а не граждане всей страны, его явно выраженная антисовковая близость даже с ругающими его «умниками, и дают основание считать, что он, как президент России, для россиян уже спёкся. Да и международные дела ведёт, я бы сказал, с запаздыванием и исподтишка, не как лидер международного сообщества, а как человек, в услугах которого ещё нуждаются и поэтому его терпят, а он этим временным положением пользуется. Поэтому-то и ведут зарубежные «партнёры» (его, а не наши) разнузданную оскорбительную компанию против всей России, а парня, который на это посмел обратить внимание ООН после смерти Чуркина, срочно убрали, не американцы – Путин.

Я понимаю страх сложившейся бюрократической государственной системы относительно смены Путина, и даже в какой-то мере одобряю художественное возвеличивание Путина Андреем Кончаловским, но только как противовес разнузданной антироссийской кампании, а Россию, как не крути, сейчас худо-бедно представляет Путин. Поэтому то, чтобы не разрушить государственность, Путина можно было бы и не менять, но тогда как раз мы и продемонстрируем всему миру слабость построенной Путиным государственной структуры. Поэтому и предлагаю срочно построить «отдушину», которая будет описана ниже, в параграфе «Свобода, как осознанная необходимость». Академики видимо не поняли, что при выборе Президента РАН они упустили возможность стать такой «отдушиной» для всей страны, предпочли оставаться декорацией. Не думаю, что они настолько глупы, что не поняли мои статьи – просто струсили академики-мещане. Но свято место не бывает пусто – на него попытался запрыгнуть чёрт из табакерки в виде полоумной Ксюши. Просто сдохнешь со смеху – её политический вес сейчас превосходит вес всего Президиума РАН. И это дополнительный фактор, указывающий на необходимость в жёсткой структуре иметь разумный «вольный» элемент, как демпфер случайных процессов, которые могут, как известно расколоть и сверхпрочное стекло. Не делать же парламентскую республику из депутатов-спортсменов?!

А если говорить не о личностях, а о социальных тенденциях нашего времени, то они сходны с тенденциями предвоенного времени, описанными Куприным в «Гранатовом браслете». Лишь с поправкой на технический прогресс. И чисто буржуйская фантастика (а к иной современной мы сейчас практически доступа на государственном уровне не имеем) призывает нас смириться со «звериной ссучностью» человека и «мечтать» лишь о том, на каких космических кораблях и с помощью каких андроидов мы будем убивать друг друга в далёком будущем (будет ли оно это будущее – это уж не их ума дело).

А «более глубокое» искусство сейчас демонстрирует «научные тюремные эксперименты» над людьми, где одних «назначают» охранниками, а других – заключёнными. И авторы постановок таких «экспериментах» сами «поражаются», что многие из испытуемых превращаются в зверей. Хотя удивляться то, понимая, что большинство социальных структур несёт на себе печать пещерных, звериных, чисто рефлекторных организаций – волчьих стай, особенно-то нечему. Тюрьмы в современном виде, можно сказать предназначены для демонстрации этого зверства, для устрашения и для сепарирования людей на смирившихся с их безличностью в официальных структурах и на ушедших из официальных, опять же, в безличность уголовных структур. Но «истинные» и охранники, и уголовники находятся в среде «коллег», прошедших «школу» с той или другой стороны. Поэтому их превращение в зверей – отклонение от нормы, тогда как для неподготовленных людей «озверение» в зверских условиях и есть норма – они легче ломаются, человечность «нетренированных» ломается гораздо легче. Так что подобные тюремные эксперименты заведомо демонстрируют не слабость-порочность психики отдельного испытуемого индивидуума, а порочность пять же социальных структур, в недрах которой всегда найдётся место (и деньги) для постановщиков тюремных экспериментов, которые близки и к организаторам самих фашистских лагерей, и к организаторам «экспериментов» над людьми в этих лагерях (горбачёвская команда относится именно к таковым). А то, что современные люди «добровольно» согласились на участие в тюремном эксперименте за деньги – это не оправдание постановщиков, а лишь лишнее доказательство того, что безличное общество свихнулось, на опять же, безличных деньгах и поставило часть общества в нечеловеческие условия. И то, что нынешние руководители России не понимают, что «тюремный эксперимент» проводится сейчас над всей нашей страной, говорит либо об их катастрофическом слабоумии, либо о соучастии в «тюремном эксперименте».

Но и официальные государственные, и уголовно-мафиозные структуры современного человеческого сообщества (разделение в буржуазном обществе, в принципе, как отмечал условно, т.к. это взаимодополняющие и взаимопроникающие структуры в отличии даже от эрзац-социалистического общества, что наглядно проявлялось в отношении уголовников к политзаключённым), если отбросить самообман в виде рекламы, хоть малосъедобных продуктов, хоть политических деятелей, с одной стороны, и уголовную «романтику», с другой стороны, формировались чисто эмпирически и к разумной организации людей на базе сферы сознательного знания никак не относятся. Так что комедии типа «Этот безумный, безумный, безумный мир» лишь сглаживают «углы», приободряют индивидуума, чтобы он и в индивидуальном плане не свихнулся в действительно безумном обществе, где люди ЖИВУТ вне общества, а в обществе лишь ВЫЖИВАЮТ, играя роли, кто президентов как Путин и Трамп, а кто нищебродов, в разряд которых раньше попали и Муслим Магомаев, и Леонид Филатов (что и оборвало его жизнь), а теперь и Джигарханян. А необходимая-то для разумной организации людей методология – научная есть. Нет лишь на официальных научных ступенях её носителей. И сейчас, когда Академию наук откровенно ликвидируют, академики по званиям не поднялись с мещанского уровня на уровень реформаторов всего общества и избрали президентом самого «достойного», но выдвиженца опять же бюрократической научной структуры. Т.е. и наука осталась без Научной Головы, а общество даже без «отдушины».

Общество как феномен

Феномен – это явление, отражающее объективную реальность. И человеческое общество также отражает необходимость объединения потенциально разумных людей хотя бы для того, чтобы разум и у них не угас, и на индивидуальном уровне (образование, формальное и неформальное), и развивался в виде коллективной сферы сознательного знания, построенной на научных представлениях. Но реальность такова, что общество формируется и из людей, которые либо не захотели расстаться со своей изначально звериной сущностью, либо не смогли по привходящим обстоятельствам. И то, что таких недоразвитых людей большинство, естественно не упрощает, а усложняет задачу организации разумного общества. И неспособность решить эту задачу на базе эрзац-коммунизма и отбросило нас взад, в дикий капитализм. Как «думали» планировщики, да он уже спёкся – перерос в бизнесизм. И так, по кругу общество могло бы ходить до бесконечности, но её, этой-то бесконечности при неправильном решении задачи и нет. Для принципиально неразличимых частиц работает просто термодинамика, которая показывает, что для их «общества» конечная точка – тепловая смерь, круги сжимаются и превращаются в хаотические колебания.

Правильное же, корректное, полное описание любого феномена отражается в сфере сознательного знания в виде феноменологии, в первом приближении – линейной. Линейная феноменология фиксирует прямо пропорциональные связи между изменениями различных свойств объекта при данном феномене. В этой статье нет большого и сложного набора этих элементарных, по отдельности, линейных формул, которые при использовании канонической записи сил, потоков и линейных коэффициентов пропорциональности и дают сложную, но строго обоснованную, самосогласованную систему описания явления (матрица коэффициентов пропорциональности, в следствие принципов симметрии, имеет минимальное число независимых коэффициентов), как я это сделал в публикациях в Американском Журнале Современной Физики для реально (а не абстрактно) расширенной феноменологии термоэлектричества. Но методологически эта статья без формул и публикации по термоэлектрической феноменологии с конкретными формулами близки.

Феноменология строится на базе максимально полного набора НЕЗАВИСИМЫХ сил, которые связаны с потоками через инварианты (через коэффициенты пропорциональности), что принципиально отличает её от эмпирических локальных моделей – идеологий, религий, построенных на удобных (случайно выбранных) параметрах и, тем самым имеющих ограниченную область применимости. Без определения инвариантов человеческого общества и без построения его феноменологии человечество подобно слепым котятам и либо физически себя уничтожит, либо умственно – построит общество дебилов, на пример, на базе американских ценностей, как когда-то Гитлер пытался построить общество дебилов на базе арийских ценностей или Сталин на выхолощенном эрзац-коммунизме.

На базе принятых базовых американских ценностей, эклектично разбавив их некоторыми патриархальными русскими ценностями и дополнив их отточенными здоровыми рефлексами чемпионов, Путин сейчас строит общество дебилов в России. Я сам в молодости походил в чемпионах и физическую форму поддерживал на высоком уровне, так что путинские побудительные мотивы человека, пусть слегка, но соприкоснувшегося с большим спортом, мне понятны. Но ещё в молодости, увлёкшись наукой, я понял, что хоть и довёл тело до рекордного состояния, одного «тела» не достаточно. Путин же заполнил ряды, скажем в Думе, однобоко развитыми (а иногда и неразвитыми) чемпионами. С другой стороны окружил себя гомиками-рыночниками. Дополнил это «варево», в качестве приправы, декларативными патриотами и практически государственным статусом церкви. Хлипкий ряд вышколенных деятелей науки и искусства не в счёт – они лишь для декорации перечисленного «властного» хоровода, рефлексы лишь членов которого принимаются во внимание. А разумность оказалась на обочине и, как это не покажется кому то парадоксальным – на обочине оказалась и стабильность общества – бесконфликтная возможность его развития.

Данная эклектика, просто демонстрация любимого на Западе плюрализма, когда общество расколото на части, формально управляемые из единого центра, но на части, на дух не переносящие друг друга и! исполняющие волю центра выборочно, в том, что им по душе (как например, у нас в Чечне, а у американцев в штатах). «Политика» центра при этом сводится к игре на антагонизмах частей. Вот почему для управления этой эклектикой из не думающих людей, а лишь чувствующих дебилов и нужен Путину раздутый штат полицаев и росгвардейцев – как для насильственного исполнения «законов» рядовыми гражданами, так и просто для выстраивания в шеренги большой части девочек и мальчиков, одев-обув их в полицейскую униформу. Вот почему выборы в России (также как и в Штатах, где своя эклектика, весьма любопытная – см., например, «Американские боги») это не более чем профанация. Вот этот феномен, напоминающий клубок змей, и предстоит распутать, пока они друг дружку не съели.

Не должно быть так в разумном обществе, что истинная жизнь индивидуума сводилась к жизни вне общества: к любованию природой и к любви к близким, тем более чисто на эмоциональном уровне, как известно, от любви до ненависти, один шаг. Не меньшая, а может даже большая «путаница» и в других «цивилизованных» странах. И если ещё лет 10 назад культовым фильмом была «Матрица», где человечество (пожелавшая часть) вырывается их плена Искусственного Интеллекта и пытается жить вновь СВОЕЙ жизнью в, как само собой разумеется, разумном обществе, то сейчас культовым фильмом стал «Мистер Робот», где человек вырывается из пут современного общества, где не только фанатичный террорист, но и рядовой обычный гражданин вдруг ни с того ни сего идёт на массовое уничтожение себе подобных и кончает жизнь самоубийством (да и террористы взялись не из ниоткуда, а из современного общества). При этом кто-то и на массовых убийствах опять же срочно делает деньги, а большинство (из тех кто не убит), как ни в чём ни бывало, веселятся на тусовках и в барах (в ожидании своего часа). Пока что это участившиеся проявления индивидуального психоза (проявления, т.к. то, сколько даже молодых людей сейчас патологически боятся выходить из дома, открыто, естественно, не проявляется, об этом знают, частично, лишь врачи-психиатры). Но, похоже, впереди вспышки уже массового психоза с массовыми убийствами и этот «пар» с помощью болельщиков «Спартака» не выпустишь. Ту же Америку сейчас захлестнула волна узаконенной наркомании, а подростки во всём мире уходят, как и кинематограф, в виртуальную реальность. И с этим не поборешься затыканием дыр. И используемый веками для управления толпой лозунг «Хлеба и зрелищ» уже не работает. Несмотря на возросшие технические возможности человечества реального «хлеба» хватает лишь на тех, кто делает «зрелища», а для остальных и «хлеб», нераспроданный, стоящий на прилавках, в основном просто зрелище.

Так что пора и необходимо, как это возможно, осторожно, но кардинально, пока не станет поздно, менять пещерную структуру общества на разумную. Альтернатива приоритету разумности при трансформировании структуры общества – дебилизм и смерть. Тогда как аккумулированная в общечеловеческой сфере сознательного знания разумность индивидуума и есть «божественное» бессмертие.

Не должно быть так, что жизнь в обществе была бы в тягость, хоть бомжу, хоть олигарху или президенту, который и свою жизнь, можно сказать, ради обладания властью сгубил, и молодых призывает брать пример с него и локтями, зубами, когтями карабкаться вверх, «под Солнце» по современным социальным лестницам. Насколько покорители Джомолунгмы и физически, и духовно выше любого проходимца, дорвавшегося до власти на любом уровне, думаю доказывать не надо. В этом плане, исключением, хотя этого-то и не осознают «видные» и учёные, и неучёные, в принципе, и являются именно учёные, как творцы общечеловеческой расширяющейся сферы сознательного знания. С маленькой поправкой к детским митрофановским представлениям о физиках и лириках: и истинные учёные древности не вычленяли, как сейчас, когда наука в кризисе, искусство из общечеловеческой сферы сознательного знания и из своего творческого процесса. В этом плане истинным учёным заниматься общечеловеческим творчеством не в тягость, в тягость этим заниматься формально, академикам, а фактически мещанам, вынужденным, как и все мещане, выживать в потёмках в современном обществе. Тогда как у истинных учёных есть «свет знания в конце туннеля». В этом плане, казалось бы, абстрактная, но отражающая реальность наука только и может противостоять «добровольному» уходу из жизни в современном обществе человека, уходу в виртуальную реальность или в никуда.

Современные парадигмы

То, что современная политика и экономика – это лженауки, я уже писал. Но это во многом относится и к современным идеологиям, религиям, которые, ошибочно и не думали причислять к наукам (но называли учениями), и вообще к современным представлениям о природе и обществе. Современные парадигмы не более чем эмпирические локальные чисто качественные модели, т.к. не проходят проверку на инвариантность, даже на качественном уровне. А идеологические клише, являются уже давно анахронизмами человеческого языка из-за их, опять же, не инвариантности и не только не способствуют взаимопониманию людей, но их и разделяют, как при вавилонском столпотворении.

Взять, к примеру, любую идеологию-религию. Как говорится, блажен кто верует (в неё) – для блаженного «словарь», который использует данная идеология-религия (локально непротиворечиво), вполне «обеспечивает» верующего в неё. Но шаг влево, шаг вправо, хоть по вере в каноны, хоть по терминологии – расстрел. Даже очень близкие по духу шииты и сунниты или христиане и католики, готовы друг другу голову отрывать. Просто мусульмане, как дети малые, это делают в открытую, тогда как «цивилизованные» граждане «цивилизованных» стран это делают по иезуитски, тайком. Об объединённом в единую сферу сознательном знании объективной реальности и речи здесь не идёт. Патологическое раздвоение личности – верование само по себе, а научное знание само по себе – стало нормой, как у мистера Робота (но без самоконтроля за счёт интеллекта, как у последнего). Субъективное (то бишь, ограниченное, локальное) знание здесь превыше всего – на всё остальное верующие «смотрят» закрыв глаза (и не анализируя постоянно, как мистер Робот).

Более того, современные парадигмы играют лишь обслуживающую локальную власть роль, тогда как на практике, в качестве направляющей силы, властью, сейчас и в России, используется голая конкуренция – на закрытии студенческого фестиваля Путин даже похвастался своим «глубоким» пониманием этого вопроса и облагодетельствовал им студентов: «Надо уметь конкурировать, чтобы оказаться на месте под солнцем, как я. А за победителями в конкурентной борьбе будущее». Так как, основная часть жителей Земли, никак не может стать победителями, то по-путински, получается, это хлам, годный лишь для явки на выборах. Вот такое сообщество «видится» нынешнему главному в России антисовку (по должности и специфическому образованию). Роль «господина-пионервожатого» он освоил неплохо, а вот на роль духовного лидера нашей страны, способного к восприятию сознательной сферы знания и к творчеству на её базе, он, как не прискорбно, никак не тянет. Потому то и смотрит на учёных как на личных врагов, как на конкурентов, и на верхние этажи научной иерархии пропускает лишь тех, кого и мужиком-то назвать нельзя, кто не посмеет возразить. Да, Путин уже не пешка в руках тех, кто его выдвинул, и из числа тех, кто сейчас в России, и из числа тех, кто сейчас в Штатах. Это и не плохо, и не хорошо, это просто свершившийся факт. Но, как следствие, ответственность за всё им сказанное полностью лежит на нём самом. А ничего принципиально нового то он и предложить обществу не может и не смеет, боясь потерять власть.

Вот Путин и пользуется эклектикой из архаичных парадигм и, прячась за спину «авторитетов», бубнит впараллель с Олегом Фиговским: Иновации, Иновации, Иновации... Но пользоваться здравым смыслом и «мочить шелупонь в сортире» у него получалось лучше. Именно это, «родное» помогло ему восстановить государственность в стране. Теперь же шелупони полно в его же окружении. Как в лжеЭкономике бизнесизм приводит просто к концентрации в узком круге лиц основной части денег (уже, во многом пустых денег, способных оплатить потребности лишь узкого круга лиц, несмотря на растущую их массу). Так и лжеПолитика – игра на рефлексах населения, приводит к концентрации шелупони вокруг властных бюрократических структур. Но если, не зная закона Кулона, трудно надеяться сфокусировать даже элементарные частицы, то как можно надеяться без знания даже самого грубого приближения теории общества – его феноменологии – «сфокусировать» «струи индивидуальностей». Как и куда идти обществу разумных людей, ориентируясь лишь на рефлексы, не определить (можно на их базе лишь шелупонь приструнить, на время). А современные парадигмы лишь обслуживают пищевую цепочку, исторически сложившуюся в человеческом обществе.

Узаконенные «законы»

На базе господствующей, как показано выше, эклектично-спекулятивной парадигмы и принимаются «законы» общества. Это не законы общества в научном понимании. Близкие к законам общества изречения мудрецов типа «Красота спасёт мир» или «Любовь спасёт мир» не нуждаются в узаконивании и соответственно в принуждении к их исполнению. В отсутствии феноменологии общества люди выработали некий набор правил общественного поведения, который и узаконивают «законами». То, что это эмпирически найденные правила заведомо определяет и их ограниченность, и противоречивость. Так «узаконивая» в чём-то мораль, нарисовали, например, правила поведения людей с животными (особенно преуспела в выдумывании таких правил у нас дама в тюрбане сидя в Совете Федераций, хотя там по «закону» в нём правила должны утверждать, а придумывать новые правила должна Дума). Но узаконенные, не только в России, правила по отношению к животным, никак не мешают массовому смакованию сейчас в интернете сцен убийств животных друг другом. Также как не решают в корне проблему вандализма по отношению к животным в целом. Эти правила отражают просто «хорошие манеры в светском обществе», но могут нарушаться и в самом «светском обществе», тем более за его пределами – типа топить котят либо кастрировать и усыплять животных, чтобы их не стало слишком много. И эти правила, которые, надеюсь понятно, в совокупности часто взаимоисключающие – нарушают элементарную логику, если не закрывать по очереди то один, то другой глаз.

Я умышленно привёл простейший пример с животными, простейший хотя бы потому, что они и сами не говорят, и сами говорящего адвоката нанять не могу. С узаконенными правилами поведения людей среди людей, их неполнота и противоречивость, а главное их внутренне неприятие частью людей, приводит к тому, что применение или не применение определяется пинг-понгом слов. И в индивидуальных случаях, типа наказывать или не наказывать наркобарона, и в массовых, типа открытая пропаганда проституции и защита (видимо, не поддавшихся пропаганде) от посягательств мужчин, на очереди, видимо, закон о защите мужчин от посягательств женщин, а узаконивание гомиков, видимо, приведёт к «закону», запрещающему отказ от гомосексуальных связей. Но в отсутствии проверочных законов сохранения, а часто даже без анализа феномена, применять или не применять какое-то «узаконенное» правило определяется словесным пинг-понгом.

Таких примеров Игры в Слова вкруг «узаконенных законов» и внутренне противоречивых, и не редко просто высосанных из пальца в Думе, в Сенате, в ООН, можно привести множество. И для всех них характерным является их формальное восприятие и выборочное принудительное исполнение. Так, по «закону» гражданин России не имеет права перевести в зарубежье ни одного доллара, но ежегодно долларов утекает из страны миллиарды. «Отмычка» проста. К примеру, если ты имеешь «лишние» 5000 долларов и открываешь «золотую карту», то ты может переводить с неё, куда угодно и сколько угодно денег. Так что «Законы» Золотого Тельца официально превыше государственных «законов». Так давно уже принято в Штатах. Так теперь принято и в России. Так, тот же Сорос исподтишка правит всем Миром.

Вот играя по этим «узаконенным» правилам и само руководство России прячет «свои» (от себя же) деньги то в офшорах, то в Штатах. Те же деньги наглядно демонстрируют, что при проведении «законных» валютных операций на той же бирже можно «наварить» себе дополнительных денег. То, что эти «узаконенные» операции элементарно построены с отказом от закона сохранения денег наглядно демонстрируют широко распространившиеся сейчас интернет-транзакции, позволяющие «наварить» деньги либо «узаконенным» раздутием их массы, либо «узаконенным» отбором у других. И как результат – липовая экономика, в рамках которой «узаконена» возможность заработать ничего не производя полезного ни для индивидуумов, ни для общества в целом. Это же «узаконено» навязывают нам разные интернет-казино. И это и есть катастрофа реальной экономики. То, что сейчас много чего «узаконено» даже приводящего к катастрофическим последствиям, типа узаконенный приём в США наркотиков, показывает, что дальше без научного анализа узаконенных «законов» на базе феноменологии общества жить нельзя, можно только выживать, с оглядкой, не подошёл ли к тебе кто сзади с «узаконенными» намерениями.

Свобода как осознанная необходимость

Вынесенное в заголовок параграфа изречение толкуется обычно применительно к индивидуальной свободе и не требует особых пояснений. Поэтому на индивидуальном толковании свободы остановлюсь коротко. Так, вполне естественно, что человек, свободный в выборе – шагнуть или не шагнуть с обрыва – редко, лишь в критическом состоянии, предпочитает шагнуть. У нас в советское время эти, базирующиеся на здоровых животных рефлексах «красные флажки» в индивидуальном сознании пытались дополнить, опираясь на «рефлекс обрыва», эрзац-коммунистическими постулатами, а на Западе, опираясь на тот же «рефлекс обрыва» – эрзац-демократическими ценностями.

Отсюда проистекает и непримиримость приверженцев коммунистических и антикоммунистических взглядов, фактически расходящихся не в методе запретов, а в идеологической форме, подгоняемой под фактически исторически сложившуюся в данном регионе структуру общества и узконациональные интересы. Как эрзац-коммунизм признавал и шахское правление в Афганистане и Иране, пока там шахов не свергли местные жители, так и американский эрзац-демократизм признавал и признаёт королевское правление в Саудовской Аравии и признавал диктаторское правление Дювалье. Любая идеология есть эрзац научных представлений об обществе и действует, ограничивает индивидуальную свободу, через запреты на рефлекторном уровне – отсюда и репрессии в СССР, отсюда и охота на ведьм в США, которая сейчас опять набирает обороты.

Но в статье об обществе людей как коллективном феномене я хотел бы остановиться на диаметрально противоположном аспекте вынесенного в заголовок изречения – о свободе самого общества, как осознанной необходимости, в первую очередь, естественно, осознание этого необходимо властям. Тем более, что в идеале, в гармонично построенном обществе на базе общечеловеческих инвариантов вопрос об индивидуальной свободе, можно сказать закрыт, так как для стабильного существования такого общества не требуется, в принципе, принуждение индивидуума с помощью рефлекса самосохранения (что, как известно, тоже не всегда срабатывает – бараны бегут к обрыву, киты выбрасываются на берег). Сохранение индивидуума, и физическое, и духовное и есть основная задача гармоничного общества, сейчас приходящего индивидууму в обязательном порядке на помощь лишь в предсмертном состоянии (да и то не всегда), а в «не обязательном» – лишь случае локальной близости (родственники, друзья, знакомые) терпящего бедствия индивидуума и винтика бюрократической структуры (есть ещё понятие – добрые люди – помогающие пострадавшему, не будучи винтиком, обязанным по положению в бюрократической структуре помощь оказывать).

Но для достижения гармоничного состояния общества необходимо его ДВИЖЕНИЕ, т.е. изменчивость его структуры и связей. И не формальное жёсткое изменение из центра власти для фактически фиксации по сути существующего состояния общества, а движение как бы на самотёк, творческое, как в науке и искусстве. Это, конечно, очень непросто и именно это требует, чтобы у общества была Научная Голова. Но это необходимо, в первую очередь, самому обществу. И отсутствие этой коллективной свободы общества в России и ставилось ранее, и ставится сейчас западным сообществом именно нам в пику (не Китаю, однозначно отвечающего на такие попытки фактически агрессии). Но эта коллективная свобода общества нам нужна не для того, чтобы угодить Западу. Запад просто спекулирует на ней для разрушения нашей государственности, а сам лишь формально изображает, имитирует коллективную свободу общества.

На самом деле, именно страх перед необходимостью изменения структуры западного общества и был основным стержнем и антисоветской пропаганды, а теперь – антироссийской. Чуть ли не главное обвинение Запада современной России состоит в том, что Россия нарушает «Мировой Порядок». Т.е. именно современный «Мировой Порядок» для Запада превыше всего, даже жизни на Земле – другой «Порядок» им не нужен, и они постараются не допустить изменения существующего любыми средствами, включая ядерную войну. Слабость путинской позиции, а, как следствие, и современной России, в том, что Россия не может продемонстрировать тому же Западу более свободное в коллективном плане, более гармоничное общество, чем на Западе, а как раз старается формально вписаться в имитацию коллективной свободы по западным лекалам. Но, повторюсь, в первую очередь эта коллективная свобода общества нужна нам самим для гармонического развития нашего общества.

Осознать необходимость коллективной свободы общества и необходимо путинской команде. Без этого, на одном укреплении государственности лишь принудительными мерами не будет будущего и у государства. Формально жёстко централизованное управление без осознания необходимости творческого роста самого общества не спасло и СССР и КГБ, хотя государственные структуры все формально работали. Не спасло и саму КПСС, в которой глупые, но обладающие формальной властью коммунистические лидеры просто ликвидировав партию сверху, подстраховались с помощью назначенцев на роли «новых» коммунистических лидеров, которые будут держать коммунистов в буржуазном правовом поле. Всё это просто демонстрация необходимости коллективной свободы общества для его гармоничного развития, фактически для его будущего.

И эту коллективную свободу общества надо в первую очередь защищать от иностранного вторжения. Это фактически делает и Китай, и даже маленькая Северная Корея, не смеет лишь путинское руководство России – отсюда и выкручивания и ляпы во внешней политике, которые не компенсируешь индивидуальными качествами той же Захаровой. Но и в Китае не имеют структурной особенности, необходимой для осознанной необходимости свободы общества, а опираются для некой реализации идеи дозволенного в рамках жёсткой и неизменчивой структуры, что в какой-то мере старается делать и путинская команда, дополнив это антикоммунизмом. Но как видим, результат отрицательный имеется и внутри страны, и со стороны международного сообщества.

И для устранения этих внешних проблем, а главное, для решения внутренних (в случае их решения и внешние отпадут) в практическом плане, просто для сохранения государственности, необходимо, чтобы именно государственная власть сделала в структуре общества «отдушину». И не по деньгам и эполетам. Представители и тех, и других сами стараются её проковырять, но и те, и другие сами рабы либо золотого тельца, либо локальных бюрократических структур. Идея сделать «Отдушину» в виде Общественной Палаты явно провалилась, так как назначенные люди мелко плавали и смели спорить с властями лишь по конкретным личностям, а не по господствующей сейчас эклектике разных представлений. Да и полномочия Общественной Палаты явно не тянули на уровень представления государственности России. А главное, члены Общественной Палаты изначально были запрограммированы как назначенцы, начиная с первого её председателя – плачущего пожарника (кто сейчас её председатель, думаю, не я один не знаю). И ни какой общественной свободы общества естественно, не представляли.

Так что даже в чисто практическом плане просто необходимо дополнить государственные назначения государственной же поддержкой идей, проектов, общественных организаций – это и будет свобода общества как осознанная необходимость. И жизнь станет веселее не на уровне безответственного «свободного» трёпа дебилов на радио, телевидении и в интернете, а на уровне «табу» на неразумные узаконенные «законы». И истинная государственность только укрепится, если в государственной структуре появится действительно самостоятельный орган, проводящий научную экспертизу узакониваемых написанных спортсменами-бизнесменами «законов». Сейчас же уровень многих «законов», принятых даже без понятия о феномене, которого они касаются, как говорится ниже плинтуса, что и дискредитирует государственную власть, и наносит вред российскому обществу, и дискредитирует Россию перед мировым сообществом. А главное, этот «табу»-государственный орган может аккумулировать наиболее серьёзные обращения граждан, касающиеся не индивидуальных проблем, а всего нашего общества. Решение индивидуальных проблем граждан у Путина получается, слава богу. Но надо, чтобы кто-то за листьями лес видел и не боялся, как Путин, признаться в этом. А он, если что и увидит, то начинает оправдываться.

Свет в конце тоннеля

То, что «Знание – Сила» известно давно. Но на том, что «Сила есть – Ума не надо» можно уехать лишь взад, в первобытное общество, в небытие. И как давно уже сформулировано: «Многознание не есть Ум». Важно понимание окружающей нас действительности на базе фундаментальных истинных ЗАКОНОВ природы и общества, которые, в первом приближении, образуют линейную феноменологию – корректное базовое описание феномена. Только на базе этих ЗАКОНОВ люди способны мгновенно обрабатывать ЦЕЛИКОМ огромные массивы данных о самих себе и о природе – объективный закон выполняется не только между несколькими числами, но и несколькими, в принципе бесконечными множествами. Способны и собственными мозгами, и должны учить этому и компьютеры. А иначе мы не только друг другу, но и компьютерам станем больше не нужны – НЕУЧЁНЫЕ компьютеры воспримут буквально тезис «Знание-сила». 


Комментарии:

Пока комментариев нет. Станьте первым!