Идеи академика Н. Н. Моисеева и государственное управление России в XXI веке

Опубликовано 12.04.2011
НОР   |   просмотров - 2739,   комментариев - 0
Идеи академика Н. Н. Моисеева и государственное управление России в XXI веке

Г.Г.Малинецкий

Институт прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН

Выступление на конференции «Российская цивилизация в эпоху глобализации» в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ 01.03.2011

Презентация доклада

Мне довелось много слушать выдающегося математика, философа, мыслителя Никиту Николаевича Моисеева, много беседовать. Кое-что я тогда записывал. Но, к сожалению, меньше чем хотелось.

В 1980-е годы существовала традиция докладывать диссертации, выполненные в Институте прикладной математике АН СССР (ИПМ), в Вычислительном центре АН СССР (ВЦ). И наоборот. И свою кандидатскую диссертацию я докладывал на семинаре у Никиты Николаевича, у него в кабинете. Народу была масса, вопросы задавались по ходу выступления. Среди множества семинаров, на которых тогда докладывал работу, этот выделялся, доброжелательностью, которая сочеталась с требовательностью, конкретностью и мягким юмором и по отношению к участникам семинара, и к докладчику. Тем не менее, для меня было неожиданностью направленное мне после этого приглашение прочесть курс синергетики на школе для молодых учёных, которую Никита Николаевич проводил под Ижевском. Собственно, больших курсов там было два. Один читал И.Г.Поспелов (ныне член-корр.РАН) про новые идеи математической экономики, вторым был мой, а также было множество интересных лекций и обсуждений.

Лекции читались в кинозале то ли дома культуры, то ли кинотеатра при том доме отдыха, в котором проводилась школа. Запомнилась первая лекция. Организаторы предоставили множество демонстрационной аппаратуры – кодоскопы, проекторы и прочее. И когда меня спросили, чем я собираюсь пользоваться, то я со скромностью, свойственной молодости, ответил: «Всем!»

Естественно, всё одновременно включили. И тут же погас свет. Проводка огромного кинотеатра не была рассчитана на такую нагрузку. Возникло замешательство. И тут же раздался с первого ряда спокойный рассудительный голос Никиты Николаевича: «Вот теперь у нас с вами и появилась возможность узнать о ключевых идеях синергетики, о её сущности. Детали – формулы, уравнения, картинки, мишура – будет позже. Сейчас важно сосредоточиться на главном. Вы не возражаете, Георгий Геннадьевич?» – «Конечно, нет». Следующие 1,5 часа моей первой лекции по этому курсу прошли в кромешной тьме. Никита Николаевич время от времени задавал заинтересованные, мудрые, простые и сложные вопросы. И в эту игру втянулась вся аудитория. Удалось почувствовать, что самое главное в том подходе, за которым будущее, будет сказано здесь и теперь. Просто надо подумать и правильно поставить вопрос. И за минуту до конца – всё, как и должно быть в волшебной сказке, – зажёгся свет. И на моих, и на всех других лекциях самым заинтересованным, любознательным и веселым «школьником», неизменно сидящем в первом ряду и задающим больше всех вопросов, был Никита Николаевич. Это был прекрасный урок. Урок отношения к науке, к себе, к ученикам и младшим коллегам.

Идеи академика Н.Н.Моисеева оказываются удивительно актуальны на том историческом рубеже, на котором находится новая Россия. Многие из них, на мой взгляд, не в прошлом, а в будущем. В будущем государственного управления, российской науки, всего нашего Отечества (см. слайд 1).

Культура не связана только с художественным творчеством, с книгами, фильмами, спектаклями. Она гораздо шире. Это и технологии, и выдающиеся образцы техники, воплощающие новые идеи, доказанные теоремы и разработанные алгоритмы, научные школы и объединяющие их институты. Именно так, широко, смотрел на культуру Н.Н.Моисеев. Двух лидеров отечественной прикладной математики, ИПМ и ВЦ, он рассматривал как национальное достояние, как важный элемент научной и общей культуры нашей страны (см. слайд 2).

ИПМ был создан в 1953 году для решения стратегических задач, которые стояли перед СССР и требовали использования методов прикладной математики и компьютерного моделирования. Его организатором и первым директором был выдающийся математик, механик, организатор науки, академик Мстислав Всеволодович Келдыш (1911–1978). Среди знаковых задач, которые были решены в ИПМ, можно выделить несколько. Это работы по совершенствованию ядерного оружия и расчеты водородной бомбы. Это баллистическое сопровождение практически всех советских и российских космических программ. От первого спутника и гагаринского полета до вершины советской науки – многоразовой орбитальной системы «Энергия–Буран». И сейчас в Институте действует один из трех российских центров управления космическими полетами, а Центр мониторинга комического мусора в режиме реального времени отслеживает более 30 тысяч объектов в космосе.

Ещё одним важным достижением, связанным с ИПМ, с нашим вторым директором, академиком Андреем Николаевичем Тихоновым, является теория обратных или некорректных задач. По сути, это новое прочтение известного платоновского мифа о пещере, в котором узники, прикованные к стене пещеры, должны были судить о реальности, глядя на тени предметов, двигающихся у входа в пещеру. Прочтение, основанное на новых компьютерных технологиях и источниках информации. Их очевидное воплощение – медицинская томография, преобразившая многие отрасли медицины. За эти работы в 1979 году американскому математику А.Кормаку и английскому инженеру Дж.Хаундсфилду была присуждена Нобелевская премия по медицине. Однако исходные алгоритмы «нобелевского уровня» были впервые предложены в ИПМ. В стенах ИПМ рождались современная вычислительная математика и небесная механика, робототехника и системное программирование, другие направления. На основе ИПМ создавались новые академические институты.

Необходимость развития широкого спектра вычислительных технологий привела к тому, что из ИПМ – первого «компьютерного института» – в 1955 году выделился Вычислительный центр, который возглавил выдающийся математик и механик – академик А.А.Дородницын (1916–1994). Именно в этой организации и прошла основная, наиболее яркая часть творческой жизни академика Н.Н.Моисеева. И здесь своя научная культура, свои знаковые задачи, свои легенды. Из задач можно обратить внимание на моделирование и проектирование самолета СУ-27 – важной вехи в развитии и отечественной, и мировой авиации.

Другой круг проблем – освоение нефтяных богатств Западной Сибири. Здесь результаты, полученные специалистами в области математического моделирования, стали основой стратегических решений, позволили овладеть теми ресурсами, которые являются основой экономики новой России.

Наконец, работы по распознаванию образов позволили, анализируя карты местности, отражающие различные характеристики территории, находить месторождения золота.

В своё время, защитив докторскую диссертацию, Н.Н.Моисеев пришел к академику М.В.Келдышу посоветоваться – в какой организации его деятельность была бы наиболее полезна и нужна для отечества (именно такой – государственный подход, был характерен для Никиты Николаевича.) М.В.Келдыш посоветовал пойти в ВЦ. Этому мудрому совету Н.Н.Моисеев последовал и был благодарен за него старшему коллеге.

Н.Н.Моисеев был счастлив в своих учениках. Он поддерживал их, любовался ими, возлагал на них большие надежды. Это окрыляло и давало прекрасные результаты (см. слайд 3). Старшее поколение учеников – академик П.С.Краснощеков (выдающийся специалист в области управления сложными системами). Ю.Н.Павловский (классик в области имитационного моделирования), академик А.А.Петров (основатель одной из школ в области математической экономики). Следующее поколение – академик Ю.Г.Евтушенко (методы оптимизации), член-корр. РАН Ю.А.Флёров (компьютерные системы для автоматизации проектирования), член-корр. РАН И.Г.Поспелов (модели развивающейся экономики).

Научный стиль Н.Н.Моисеева предполагал научную щедрость и широту интересов – он приходил в новую область, находил новый подход, поднимал знамя, основывал научную школу и… уходил. Он часто шутил по этому поводу, перефразируя реплику одного из героев комедии «Праздник святого Иоргена»: «В профессии ученого и вора самое главное – вовремя смыться».

В таком же легком «летящем» стиле написаны его книги. Так же, как русская литература вышла из гоголевской «Шинели», научная школа Н.Н.Моисеева, его многочисленные ученики «вышли» из книги «Математика ставит эксперимент», где «формулам тесно, а идеям просторно».

Наверно, стоит обратить внимание и на его автобиографическую книгу: «Как далеко до завтрашнего дня». Это очень личная книга, написанная для внука. Но… круг близких родных, коллег, друзей, оказался намного шире. В этом весь Никита Николаевич – он умел относиться к дальним, как к близким.

О проблемах государственного управления Н.Н.Моисеев начал размышлять в связи с работами по моделированию плановой экономики, которые по его инициативе были начаты в ВЦ (см. слайд 4). В те героические времена научное сообщество было в плену технологической и математической эйфории. Казалось, что эффективное государственное планирование – ключ к завтрашнему дню. Госплан СССР (1923–1991) представлялся мозгом страны, важнейшим инструментом, тем конкурентным преимуществом, благодаря которому удастся развиваться гораздо быстрее и успешнее, чем другим государствам.

Задачи планирования, опирающиеся на модели Нобелевского лауреата Василия Леонтьева, отражающие межотраслевые балансы, сводились к решению систем линейных уравнений или анализу линейных неравенств

Âx = b

Ĉx ≤ d

Повышение математической строгости, использование аппарата функционального анализа представлялось путем к дальнейшим успехам. На этой волне выдающимся математиком Л.В.Канторовичем (1917–2000) была получена в 1975 году Нобелевская премия по экономике. В те годы создавались методы оптимизации (симплекс-метод, родившийся тогда, вошёл в большинство учебников), в разработку и обоснование которых Н.Н.Моисеевым и его учениками был внесен большой вклад.

Огромные надежды были связаны с повсеместным внедрением автоматизированных систем управления (АСУ). Академик В.М.Глушков (1923–1982) выдвинул проект общегосударственной автоматизированной системы (ОГАС) и приступил к его практической реализации.

Однако, чтобы вся эта математика и программно-аппаратные комплексы сработали, требовалась объективная, достоверная, своевременная информация о состоянии управляемых объектов. Её-то, сплошь и рядом не было. Главки, госкомитеты, отдельные предприятия и лица, руководствуясь корпоративными или личными интересами, искажали объективную картину или использовали совсем не те критерии, которые им предписывались. Плановая экономика не помещалась в прокрустово ложе линейных моделей. Жизнь оказалась гораздо сложнее и интереснее, чем её отражение в математических моделях того времени. Н.Н.Моисеев, решавший практические задачи управления нелинейными системами на различных уровнях, одним из первых понял и осознал это.

Однако это понимание приводило его не к разочарованию в прикладной математике, а к постановке новых задач, к желанию более глубоко осмысливать реальность и опыт тех, кто добился успехов в государственном управлении. «Практическое воплощение всего того, что создали советские ученые, в народном хозяйстве позволило бы получить эффект, сравнимый с результатами работы всей экономики страны в течение целой пятилетки. Обоснованный стратегический прогноз и план могли бы дать больше».

В качестве примера успешного использования математических и кибернетических подходов в госуправлении он приводил опыт Чили. Правительство народного единства, пришедшее к власти в Чили и возглавляемое профессором-медиком Сальвадором Альенде (1908–1973), столкнулось с жестким противодействием своему левому курсу извне и действиями «пятой колонны» внутри страны, с серьёзными ограничениями в сфере управляющих воздействий. Президент Альенде решил руководить, опираясь на широкую народную поддержку, научное знание, компьютерные технологии (см. слайд 5). Им был приглашен талантливый английский математик Стаффорд Бир (1926–2002).

Этими работами были заложены основы кибернетического управления государством, они были воплощены в компьютерной системе госуправления КИБЕРСИН и немедленно апробированы на практике. Этот очень важный практический опыт описан в книге Бира «Мозг фирмы», его крылатые фразы стали азами управления: «Если это работает, то оно уже устарело»; «Главный инструмент управления сложной организационной системой – управление разнообразием»; «Хочешь помочь – сделай это немедленно» и т.д. Листовки с этими принципами начали менять работу госаппарата и массовое сознание в огромной стране. «Переворот, заказанный извне – признак успеха руководства страны и математиков. Этот успех надо понять, в нем стоит разобраться,» – не раз говорил Н.Н.Моисеев об опыте правительства Народного единства в Чили.

Н.Н.Моисеев начинал с практических задач и высоко ценил воплощение новых идей, моделей, стратегий в практику управления. Одним из практических воплощений моисеевских подходов в нынешнее госуправлении стали так называемые когнитивные центры (см. слайд 6). Это организационные структуры, опирающиеся на программно-аппаратные комплексы, обеспечивающие выработку, поддержку, принятие, экспертизу и практическое воплощение управленческих решений.

Когнитивный центр опирается на систему математических моделей, алгоритмы работы с большими информационными потоками, территориально распределенную систему экспертизы (привлекаемые эксперты могут находится как в разных уголках России, так и вне страны), на процедуры согласования интересов.

Прообраз одного из таких центров создан в Центре компьютерного моделирования и экспертного анализа (директор В.В.Шишов) Научно-образовательного центра ИПМ (руководитель Н.А.Митин). Этот центр может работать на федеральном уровне, на уровне отрасли (имеется успешный опыт совместной работы с МЧС РФ), на уровне отдельных регионов (это показали проекты, выполненные для Москвы, Московской и Кемеровской областей, республики Якут-Саха), отдельных компаний и даже муниципальных образований (см. слайд 7). Особенно показателен опыт работы с Чувашской республикой до кризиса, после кризиса и во время кризиса. Сделанные прогнозы оправдались весьма точно. На основе этих разработок по инициативе президента республики Н.А.Федорова была принята новая стратегия социально-экономического развития, предполагающая форсирование экономического развития с акцентом на отраслях, относящихся к VI технологическому укладу (в частности, предполагалось развивать нанотехнологические компании, биотехнологический комплекс, роботизированные производства).

Этот круг задач крайне важен для новой России, в которой развитие регионов происходит крайне неравномерно (см. слайд 8). Примерно десяток успешных регионов–доноров при семи десятков дотационных субъектов Федерации.

При этом весьма динамично развивается Москва, отрываясь от остальных, даже наиболее успешных субъектов Федерации. Поэтому следует в перспективе либо «опускать Москву до России» (к сожалению, ряд шагов в последние месяцы делаются именно в этом направлении), либо «поднимать Россию до Москвы». Это гораздо более сложная и перспективная задача, требующая «большого проекта» для нашей страны. Думаю, что Никита Николаевич взялся бы за её проработку с энтузиазмом.

Одним из выдающихся направлений научной деятельности Н.Н.Моисеева было имитационное моделирование, в частности, связанное с вооруженными конфликтами и боевыми действиями (см. слайд 9). Ему – фронтовику, участвовавшему в тяжелых боях, – было очевидно, как дорого обходится солдатам ошибки командиров. «Имитационное моделирование не позволяет выяснить, «как всё будет происходить на самом деле», но оно помогает увидеть типичные ошибки, поставить вопросы и подготовить участников будущих событий» – говорил Н.Н.Моисеев. Он часто вспоминал о командно-штабных учениях, которые вошли в историю. Среди них командно-штабная игра, проведенная в Генеральном штабе Красной Армии. В этой игре в начале 1941 года «за немцев» играл Г.К.Жуков, и до Москвы ему удалось «дойти» за первые несколько месяцев войны. Он действовал гораздо успешнее и эффективнее, чем немецкое командование летом 1941 года. Анализ этой игры заставил руководство СССР сделать ряд серьёзных выводов и принять ряд важных решений.

Ход войны на Тихом океане переломило морское сражение у атолла Мидуэй, в котором ключевую роль сыграли авианосцы и борьба в воздухе. Этот бой задолго до сражения отыгрывался в ходе командно-штабных учений японского генерального штаба. Игра показала, что японский флот будет уничтожен. Однако адмирал И.Ямомото не принял во внимание этот результат и начал операцию. Уничтожение японской эскадры оказалось поразительно похоже на то, что дала игра.

Ряд разработок, выполненных в ВЦ под началом Н.Н.Моисеева, ориентированных на компьютерную поддержку командно-штабных учений и действий войск, в своё время был поставлен в Генеральный штаб Советской армии.

Развитие этой традиции на новой модельной и аппаратной основе было бы очень важно для военного и государственного управления новой России. Именно такие технологии позволяют предвидеть наиболее вероятные последствия принимаемых решений – «семь раз отмерить» прежде, чем «один раз отрезать». Это более, чем актуально сейчас, когда российская армия вступила в период радикальных реформ, а мир в эпоху быстрых и глубоких изменений. В этой сфере, касающейся национальной безопасности, не приходится надеяться на импортные наработки. Надо иметь свои.

Важную роль в деятельности коллектива, которым руководил Н.Н.Моисеев, сыграло имитационное моделирование межгосударственных отношений (см. слайд 10). В частности, здесь оказалась ключевой имитационная модель Карибского кризиса. В ответ на решение администрации США разместить межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками в Турции, СССР ответил размещением ракет на Кубе. Мир оказался на пороге войны. Анализ привел Н.Н.Моисеева к выводам о том, что участники конфликта совершенно не понимали истинных целей, стратегий, возможностей, образа действий друг друга, не могли отделить риторику от конкретных планов. Фраза Н.С.Хрущёва, обращённая к Джону Кеннеди: «Мы вас похороним», воспринималась не как общая мировоззренческая установка, отнесённая в далёкое будущее, а как обещание близкой войны.

Один из сотрудников ИПМ – участников этих событий – вспоминает, что в эти дни должна была отправиться миссия на Марс. И в ночь запуска на пульт управления врываются военные, снимают космический аппарат и ставят ядерную боеголовку. Он в шоке звонит М.В.Келдышу, рассказывая о происходящем. «Сохраняйте спокойствие и делайте то, что говорят военные», – услышал он в ответ. А наутро по Байконуру ехал грузовик и человек, стоящий на его подножке, кричал: «Договорились! Войны не будет!»

Н.Н.Моисееву казалось очень важным, чтобы подобные ситуации не повторялись. Был проведён ряд игр, в которых имитировались и конфликты, и взаимодействие государств. Делалось это с большой фантазией и мудростью. Игры могли длиться по несколько месяцев. У государств были свои президенты, премьеры, начальники спецслужб, которые могли скрывать информацию о состоянии своей страны или, напротив, давать слишком много данных о себе. Принятые решения ежедневно фиксировались, заносились в компьютер, с помощью моделей просчитывалось состояние, в котором окажутся после этого вверенные игрокам объекты управления. Упрощённая версия этой игры была сделана для студентов Физтеха. Анализ проведённых игр показал, что и профессора, и школьники делают одни и те же стандартные ошибки. И ошибки эти полностью соответствуют многим неверным решениям, которые принимались политиками. И значит эффективным, разумным действиям, опираясь на помощь математиков и экспертов, можно научиться.

И это направление работ (на мой взгляд незаслуженно забытое) более чем актуально для системы государственного управления современной Россией. В самом деле, американский политолог и социолог С.Хантингтон, идеи которого оказали большое влияние на американский истеблишмент, полагал, что XXI век станет столетием беспощадной схватки за тающие ресурсы между 8 сложившимися на Земле цивилизациями (они представлены на карте, на слайде 10). Мир России он считал самой слабой «расколотой цивилизацией», которая, скорее всего, сойдёт с исторической арены в ближайшие десятилетия.

Известна оценка В.В.Путина распада СССР, в которой это событие рассматривается как самая крупная геополитическая катастрофа XX века. И действительно, по уровню ВВП Россия «сократилось» по отношению к США в 10, а по отношению к Китаю в 30 раз. Демографическая слабость будет даже в лучшем случае ахиллесовой пятой нашей цивилизации на протяжении жизни нескольких поколений (см. слайд 10).

Н.Н.Моисеев весьма трезво, объективно и горько оценивал 1990-е годы, считал, что происходящее лежит на совести либерал-реформаторов, «гайдарообразных», как он их называл.

В любом случае сохранение России в истории, её развитие, окончание эпохи безвременья требуют сейчас точного, эффективного и научно обоснованного управления. Идеи и модели Н.Н.Моисеева и его последователей в этом контексте были бы очень полезны.

Важная часть научного творчества Н.Н.Моисеева и ряда коллективов ученых была связана с анализом и выработкой системного ответа на стратегическую оборонную инициативу, выдвинутую американским президентом Рональдом Рейганом, и получившую название «звёздных войн» (см. слайд 11). Эта инициатива, которая воплощалась в 1983–92 годах, предусматривала создание нескольких рубежей обороны, позволяющих «прикрыть» территорию США и защитить её от баллистических ракет, и втянуть СССР в разорительную гонку космических вооружений. Эта инициатива детально анализировалась в ВЦ в рамках темы «Ритуал», которую вёл ученик Н.Н.Моисеева, член-корр. РАН Ю.Н.Павловский. Эта работа позволила уверенно отделить реальные возможности, перспективу ближайших десятилетий от блефа. К сожалению, выводы этой важной работы были в значительной степени проигнорированы, верх взяли конъюнктурные и корпоративные интересы.

В это же самое время по инициативе академика М.В.Келдыша в ИПМ были проанализированы военные аспекты применения американского корабля многоразового использования – космического «челнока». Оказалось, что это, прежде всего, наступательное оружие. В ряде режимов с его помощью ядерный удар по Москве может быть нанесён за 12 минут после принятия решения, и не за 30-40, как в случае других носителей. Ответом на это оружие стала многоразовая космическая система «Энергия-Буран» – одна из вершин советской науки – успешный запуск которой был осуществлён 15.11.1988 года. В ходе создания этого удивительного комплекса было разработано более 1500 новых технологий, которые могли дать мощный импульс развитию многих отраслей промышленности страны.

В ходе выполнения этой работы в полной мере была показана междисциплинарность и эффективность методов прикладной математики. Под руководством академика А.Н.Тихонова был создан программный комплекс, позволивший скоординировать работу многочисленных компьютеров на борту «Бурана». Прообразом этого комплекса стала… программная система для газеты «Правда», созданная под руководством замечательного специалиста в области системного программирования Э.З.Любимского. Многие стратегические задачи в те годы ставились перед Академией и успешно решались ей. И если Россия будет вставать с колен, то к такому положению дел, к опоре на фундаментальную науку, придётся возвращаться.

Математические модели – схематичные отражения исследуемого или управляемого объекта, использование которых позволяет получать новую информацию об изучаемом объекте, более эффективно осуществлять управление им или прогнозировать его развитие. Модель России, по мысли Н.Н.Моисеева, является необходимым условием успешного государственного управления на современном уровне (см. слайд 12). Наличие системы моделей, банков знаний и данных так же важно, как стратегические ракеты или космические системы.

Управление сложными системами происходит на разных уровнях, масштабах, с разными горизонтами и решаемыми задачами. Поэтому ни одна модель, какой бы хорошей она не была, не может охватить весь спектр задач управления. Необходимым становится построение иерархии таких моделей (см. слайд 12). Концепция построения таких иерархий стала важным вкладом Н.Н.Моисеева и в прикладную математику, и в теорию государственного управления.

Подобная иерархия была построена в ИПМ при создании Экспериментального стенда Национальной системы научного мониторинга опасных явлений и процессов в природной, техногенной и социальных сферах. В частности, с помощью этих подходов в 2008 году анализировались риски лесных пожаров (см. слайд 13). Вывод этой работы: «Ближайшее засушливое лето выведет Россию в сфере лесных пожаров на уровень национальной катастрофы». Эта работа велась по инициативе МЧС России, поэтому с ней были ознакомлены руководители этого ведомства, часть руководителей РАН. Материалы, касающиеся лесных пожаров, были выложены в интернет. Были оценены риски, вскрыты причины такого положения дел, и предложен комплекс мер, который помог бы парировать угрозу.

Эти работы получили большую известность. Но… к сожалению в 2010 году, когда заполыхали пожары, о которых предупреждали исследователи. Жизнь поставила и «контрольный эксперимент» – в Белоруссии, где были приняты меры, сходные с предлагавшимися, торфяники вблизи населенных пунктов практически не горели, несмотря на то, что в республике их очень много. По предварительным оценкам жаркое лето 2010 года обошлось России более, чем в 12 млрд долларов. (по другим оценкам речь идёт о 900 млрд рублей)

Мало иметь когнитивные центры и системы прогноза, коллективы, которые умеют предвидеть, опираясь на современные информационные технологии, да и сами прогнозы. Принципиально важно, чтобы всё это было включено в контур государственного управления.

Никита Николаевич был человеком государственного мышления и прекрасно понимал, что многие стратегические решения, которые следовали из результатов исследований, проведенных в ВЦ и других академических институтах, могут быть приняты только первыми лицами страны или руководителями достаточно высокого ранга. И у него был большой опыт работы с такими руководителями (см. слайд 14).

Н.Н.Моисеев с оптимизмом воспринял начало горбачевской перестройки, взаимодействовал с генеральным секретарем ЦК КПСС, предлагал ряд мер, которые существенно улучшили бы ситуацию и в народном хозяйстве, и в науке, и в оборонном комплексе. Он был председателем научного совета при президенте РФ Б.Н.Ельцине. Президенту РАН академику Ю.С.Осипову он предлагал реализовать в рамках Академии ряд междисциплинарных проектов. При его активном участии разрабатывалась программа, с которой академик Е.П.Велихов выходил на выборы президента Российской академии, конкурируя с Ю.С.Осиповым.

Его отношение к деятельности с этими людьми и многими другими руководителями новой России можно суммировать несколькими горькими фразами: «Взаимодействие с властью оставило у меня чувство разочарования и горечи. Им не нужны ни наши модели, ни экспертные оценки, ни прогнозы… Беда в том, что отсутствует обратная связь. У власть предержащих другие интересы и приоритеты. Они не хотят нас слушать и не слышат… Со времен Ломоносова изменилось поразительно мало. Аппарат удивительно легко сводит на нет поддержку первых лиц, даже если таковая имеется».

Одной из тем размышлений Н.Н. Моисеева в течение многих лет был вопрос о том, как сшить пространства России, решить стратегические транспортные проблемы страны (см. слайд 15). Эта проблематика восходит к середине XVIII века, когда по инициативе М.В.Ломоносова была снаряжена секретная «Экспедиция для возобновления китовых и других рыбных промыслов». Адмиралу В.Я.Чичагову предстояло найти короткий путь к тихоокеанскому побережью России. К сожалению, в то время русским мореплавателям не удалось добиться успеха.

Однако сам проект Северного морского пути слишком важен, чтобы надолго оставить его без внимания. Этот путь к берегам Японии в 1,8 раз меньше, чем вокруг Европы, Африки, Индии. Регулярная навигация по Северному морскому пути была открыта в СССР в 1935 году.

Н.Н.Моисеев был большим энтузиастом этого стратегического транспортного проекта: «Северный морской путь представляет собой наш уникальный ресурс. Глобальные климатические изменения сделают его ещё ценнее». Жизнь подтверждает прозорливость исследователя – глобальное потепление приводит к тому, что появляется возможность всё чаще отправлять караваны с грузами без сопровождения ледоколов, без ледовой проводки.

Запомнилось, как жестко отреагировали на эти идеи Никиты Николаевича в одном из высоких кабинетов: «Вы хотите нам помочь?! Не трудитесь! Мы сами справимся! Вы математик? Вот и идите, доказывайте свои теоремы!»

К сожалению, за 20 лет новой России выпуск техники в северном исполнении оказался прекращен, огромная инфраструктура деградировала и пришла в негодность.

Несколько лет назад китайские представители подняли вопрос о том, что они могут взять на себя создание инфраструктуры, обустройство и эксплуатацию Северного морского пути, если сама Россия не хочет или не может это сделать.

В России реализуются большие проекты. В 2010 году в Сочи предполагают провести зимнюю олимпиаду. В лучшем случае город окажется в разряде «курортов у моря». Но ведь там уже города Турции, Греции, Франции, наконец Египта… И мы предполагаем со всеми ними конкурировать? Ещё более таинственно выглядит подготовка по встрече АТЭС на Русском острове в 2012 году. Сотни миллиардов рублей выбрасывается на шумные мероприятия (Казаться!) вместо того, чтобы вкладываться в инфраструктуру, которая могла бы кормить и защищать страну (Быть!).

Вместе с тем, в России есть научные коллективы, которые развивают идеи академика (см. слайд 16). «Русь возникла на пути из варяг в греки. Новая Россия может возникнуть на пути из "англичан в японцы"», – не раз говорил Н.Н. Моисеев. «Фондом развития России» под руководством профессора Е.М.Гринева разработан проект Высокотехнологичной транспортной системы России (ВТС). ВТС включает в себя сеть высокоскоростных железнодорожных магистралей, Северный морской путь, системы оптоволоконной связи и новые ветки трубопроводов, шоссейные дороги. Это комплексный проект, представляющий целостное решение транспортных проблем.

Реализация такого проекта могла бы вдохнуть жизнь в огромное пространство за Уралом, дала бы шанс превратить Россию в сверхдержаву нового поколения. Этот масштабный проект создал бы более 20 миллионов рабочих мест. Созданная транспортная система давала бы более 30 миллиардов долларов только за счет ускорения транзита грузов, идущих из Европы в Японию. Этот проект недешёв. До кризиса он оценивался более, чем в 4,2 триллиона долларов, которые нужно было бы вкладывать в течение нескольких десятилетий. Тем не менее, консорциум европейских банков до кризиса выразил готовность взять на себя финансирование четверти этого проекта. Резолюции, поддерживающие этот проект, были наложены и бывшим президентом России В.В.Путиным, и нынешним Д.А.Медведевым. Однако уже несколько лет он пробивается через вязкую бюрократическую паутину. Ну, а когда он пробьется, то останется только начать и кончить…

Один из классиков как-то заметил, что от выдающихся ученых в истории остается одна работа и одна фраза. Наверно, фразой Н.Н.Моисеева, вошедшей в историю, может стать такая: «Если произойдет обмен ядерными ударами, общей мощностью более 1000 мегатонн, то изменится глобальная циркуляция атмосферы и под угрозу будет поставлено само существование человечества».

Важное место в научном творчестве Н.Н.Моисеева занимали глобальные проблемы. Он взглянул на настоящее и будущее Земли глазами физика и прикладного математика, проанализировав круговороты воды, азота, углерода, взаимодействие атмосферы и океана (см. слайд 17). Им, совместно с его учеником В.В.Александровым, было начато моделирование глобальных климатических изменений. Под их руководством был создан большой программный комплекс, позволивший выяснить, как биосфера Земли будет реагировать на потепление, на загрязнение, на деятельность человека, на масштабную ядерную войну.

Подобные работы в 1980-х годах велись в США под руководством выдающегося астронома, популяризатора науки, общественного деятеля Карла Сагана. Группе Сагана были доступны более мощные компьютеры. Однако коллективу, работавшему над этими проблемами в ВЦ, удалось эффективно описать взаимодействие атмосфера-океан и динамику океана, что в этих задачах оказалось очень важно.

Результаты проводимых расчетов для варианта с масштабным обменом ядерными ударами вызвали шок у исследователей и у политиков в СССР и в США. Например, оказалось, что на 30-й – 40-й день после ядерного конфликта температура в Сахаре упадет на 37° по сравнению с климатической нормой! Облако пыли, пепел от пожаров после ядерных ударов поднимаются на высоту 20-30 километров и заслоняют солнечный свет. Наступает ядерная ночь. С этих высот частицы спускаются на землю очень медленно, и поэтому приходит ядерная зима. В результате этого непоправимый ущерб наносится биосфере Земли, а главное – меняется глобальная циркуляция атмосферы, что делает невозможным возврат к прежнему устойчивому состоянию. Эти результаты докладывались в Ватикане, В Конгрессе США. Они существенно повлияли на ход переговоров по ограничению стратегических вооружений.

Впоследствии идеи, связанные с моделированием и прогнозом глобальных изменений и анализом их влияния на перспективы человечества, у истоков которых стоял Н.Н. Моисеев, были развиты в ряде исследовательских центров. За работы в этом направлении бывший вице-президент Альберт Гор был удостоен Нобелевской премии мира (Его книги «Земля на чаше весов» и «Неудобная правда» были переведены на русский язык). В нашей стране компьютерное моделирование климатических процессов сейчас ведется в Институте вычислительной математики РАН по руководством академика В.П.Дымникова. Знамя, поднятое Н.Н.Моисеевым, было подхвачено коллегами. Управлять государством сегодня, не имея в виду перспективы глобальных климатических изменений, было бы опрометчиво.

Другой любимой темой размышлений Никиты Николаевича и наших с ним бесед было математическое моделирование исторических процессов. Одним из выдающихся историков ХХ века, представителем школы «Анналов», Фернаном Броделем (1902-1985) была выдвинута идея количественной истории (см. слайд 18). Его основополагающая работа «Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVII вв.» (тома «Структуры повседневности», «Время мира» и «Игра обмена») оказали огромное влияние на траекторию развития исторической науки. Проведенный Ф. Броделем анализ показал, что исход войн определялся во многих случаях не военным гением полководцев, мудростью властителей или интригами фавориток, а сугубо материальными причинами. У одних стран на войну просто не хватало денег, у других не было необходимых военных технологий, третьи столкнулись с неурожаем. Количественный анализ многих исторических процессов позволил многое поставить на свои места.

Работу своих учеников в направлении, связанном с количественным анализом исторических процессов, Н.Н.Моисеев и вдохновлял, и поддерживал. В частности в ВЦ совместно с сотрудниками исторического факультета МГУ была выполнена работа по математическому моделированию Пелопонесских войн (И модель и результаты её анализа изложены в книжке А.С.Гусейнова, Ю.Н.Павловского, В.А.Устинова. «Опыт имитационного моделирования исторического процесса». М., 1984, которая, к сожалению, стала библиографической редкостью). Модель, предложенная исследователями, была нормативной, фиксирующей балансы различного рода. Тем не менее, и она позволила получить любопытные данные. Например, анализ позволил довольно точно установить и цены на многие товары в те времена, и сколько вина в среднем выпивал раб в Афинах в ту эпоху.

Однако применение прикладной математики в нетрадиционных отраслях, «мягкое моделирование» (при котором неизвестны законы, определяющие ход процессов, поэтому выявляются взаимосвязи, выдвигаются гипотезы, следствия из которых позволяет извлечь вычислительный эксперимент. Полученные результаты сопоставляются с имеющимися данными, и при необходимости принятые гипотезы пересматриваются), стремительно развивалось. Поэтому в 1994 году С.П.Капицей, С.П.Курдюмовым и Г.Г.Малинецким была выдвинута исследовательская программа построения математической истории. (Детали и подробности есть в книге «Синергетика и прогнозы будущего», выдержавшей 5 изданий в России и в США.) В основе этого междисциплинарного подхода:

1. Построение математических моделей исторических процессов и, в конечном счёте, иерархии упрощённых математических моделей в данной области.

2. Постановка задачи и отработка алгоритмов выявления альтернатив исторического развития (у истории появляется «сослагательное наклонение»).

3. Постановка задачи и отработка алгоритмов исторического прогноза (история при этом переходит с уровня описательной и классифицирующей науки на уровень предсказательной дисциплины. Она становится основой для стратегического прогноза, у неё появляется «повелительное наклонение»).

Эти идеи не раз обсуждались с Никитой Николаевичем и встречали у него самое активное одобрение и поддержку. За 15 лет, прошедших со времени публикации первых работ по математической истории, удалось продвинуться довольно далеко вперед.

Один наглядный пример. Важнейшую роль в развитии цивилизаций Евразии сыграл Великий шёлковый путь, существовавший со II в. до н. э. по II в. н. э., с VI по VII века и с XII по XIV века. Торговля товарами роскоши и престижа, которая осуществлялась благодаря этой магистрали, была крайне важна для культурного и технологического обмена между разными народами. Модель этого пути, построенная сотрудником ИПМ А.С.Малковым, оказалась поразительно простой, с математической точки зрения, однако крайне содержательной, позволяющей объяснить и три этапа в истории пути, и наблюдавшиеся изменения торговых маршрутов, и свидетельства путешественника Марка Поло, посетившего Китай. С другой стороны, подобные модели весьма успешно могут быть использованы для моделирования и прогноза наркотрафика по территории России и сопредельных стран. Математическая история представляет не только академический интерес, но и весьма важные, с точки зрения государственного управления, приложения.

Обычно с момента формулировки идеи до её воплощения в науке проходит довольно много времени – около десятка лет. Для математической истории это десятилетие прошло. Эти идеи сейчас всё шире обсуждается в России и в США. В 2007 году в ИПМ была проведена одна из первых в мире представительных, масштабных конференций по математической истории (её труды нашли отражение в трёх сборниках «Проблемы математической истории»). Перевод и издание книг американских исследователей П.В.Турчина (Историческая динамика. На пути к теоретической истории), Л.Г.Бадалян и В.Ф.Криворотова (История. Кризисы. Перспективы. Новый взгляд на прошлое и будущее) создал междисциплинарное, международное пространство для содержательного диалога исследователей. По этой проблематике, связанной с математическим моделированием исторических процессов, с естественнонаучным и математическим подходом к задачам исторической реконструкции, уже защищена кандидатская и две докторских диссертации. Думаю, что Никиту Николаевича такое развитие его идей порадовало бы.

С научно-психологической точки зрения, Никита Николаевич, безусловно, был экстравертом. Он писал много, легко и с удовольствием. В последние годы ему было трудно выходить из дома и он писал, встречался с коллегами у себя в кабинете. Там стоял компьютер, ксерокс и факс. «Вот он, мой институт», – с улыбкой говорил он, показывая всю эту технику. Он живо интересовался многими направлениями исследований и людьми, которые в них работали. «Я за Вами слежу!» – была одна из его самых высоких похвал молодому учёному.

Одним из научных направлений, от которых он ждал многого, была теория самоорганизации, или синергетика (см. слайд 19). Этот термин был предложен немецким физиком-теоретиком Германом Хакеном. Учёный вкладывал в него два смысла.

Во-первых, это подход, рассматривающий процессы самоорганизации, появление у сложной системы (целого) свойств, характеристик, стратегий, которыми не обладают части (подсистемы). В этой связи к предшественникам, предвосхитившим развитие синергетики, можно отнести греческих софистов: «Одна песчинка – ещё не куча. Две песчинки – ещё не куча. Миллион песчинок уже куча. Сколько же песчинок нужно, что бы их множество образовало кучу?». В контексте конкретных задач синергетика сегодня учится отвечать на подобные вопросы.

Во-вторых, это направление, развитие которого требует сотрудничества и совместной творческой работы естественников, математиков, гуманитариев (а сейчас можно добавить – экспертов, инженеров, управленцев).

По мысли Н.Н.Моисеева, в XIX веке источниками идей и проблем для прикладной математики были небесная механика, гидродинамика, электродинамика. В XX веке – квантовая механика, теория относительности, отчасти, химия. В XXI веке их место, скорее всего, займут биология, психология, экономика, социология, история – те «нетрадиционные» для современной математики области, в каждой из которых самоорганизация играет ключевую роль.

Никиту Николаевича, прежде всего, интересовала самоорганизация, связанная с познавательными (когнитивными) процессами и с работой творческих коллективов.

В самом деле, младенец двух лет от роду с лёгкостью отличит кошку от собаки в жизни, на фотографии, на картинке и, что не менее важно, может сразу сказать, что предъявленный образ – не кошка и не собака. Огромные усилия специалистов по распознаванию образов, программистов, психологов, других ученых, пытавшихся научить компьютеры решать подобные задачи, сотни миллионов долларов, вложенные в это, дали весьма скромные результаты. Очевидно, принципы работы мозга, алгоритмы самоорганизации, позволяющие распознавать и классифицировать образы, принципиально отличаются от парадигм, реализованных в работе современных компьютеров.

В ВЦ в течение ряда лет велась совместная работа с коллективом выдающегося авиаконструктора П.О.Сухого. Историю этого сотрудничества, связанного с созданием самолёта СУ-27, Никита Николаевич часто и с удовольствием рассказывал. П.О.Сухой ясно сформулировал свой запрос к математике – помочь, прежде всего ему, выбрать 5-7 ключевых параметров нового самолёта, которые, с одной стороны, были бы реалистичны, с другой, позволяли бы в течение ближайших 30 лет противостоять существующим и перспективным машинам возможных оппонентов. Современный боевой самолёт описывает около 1500 чисел. Генеральный конструктор выбирает 5-7 параметров (человек не мыслит в пространстве более высокой размерности, осознанно и ответственно принимая решение). По 5-7 характеристик выбирают заместители и т.д.

Логика проектирования конструкции приводит к иерархической организационной структуре. И, наверное, разделение «самых главных параметров» от «очень важных», проблемы «агрегации-дезагрегации» относятся к «вечным» темам, лежащим на стыке прикладной математики, теории управления и инженерной деятельности. Не менее важен и другой вызов – ошибочный выбор одного из параметров, сделанный на одном из многих уровней иерархии, может испортить всю конструкцию и перечеркнуть работу всех других специалистов. С аналогичными проблемами разработчики столкнулись при создании операционных систем – гигантских программ, в которых проработка многочисленных деталей не менее важна, чем общая реализация замысла.

По-видимому, сходные проблемы возникали и вновь будут возникать при решении ответственных задач государственного управления. К тому кругу проблем Н.Н.Моисеев возвращался вновь и вновь.

Интерес к процессам самоорганизации сблизил академика с выдающимся специалистом в области прикладной математики, междисциплинарных исследований, синергетики, директором ИПМ, соседом по дому, член-корр. РАН Сергеем Павловичем Курдюмовым. Их связывал огромный интерес к науке, энтузиазм, оптимизм, умение удивляться и искренне радоваться успехам коллег и учеников (см. слайд 20).

Вначале теория самоорганизации опиралась на небольшой круг задач, экспериментов, данных, достаточно простых моделей. Однако усилиями этих двух исследователей и сфера её приложений, и признание её идей среди учёных, и интерес к ней стремительно росли. И вновь стоит подчеркнуть, что в задачах управления государством и экономикой мы «говорим прозой», – сталкиваемся с результатами самоорганизации, зачастую не отдавая себе отчёт в этом.

Ещё в начале века географы обратили внимание на замечательную закономерность, характерную для систем расселения. Упорядочим населённые пункты по численности населения в порядке убывания. Пусть N(r) – численность людей, проживающих в -м городе по этому списку. Оказывается, что имеет место удивительная зависимость

N(r) ~ rα, α ~ 1.

(вообще говоря, обрабатывая реальные данные, первому объекту в списке, часто присваивают не первый номер r = 1, а номер r0, который рассматривают как «подгоночный параметр»).

На слайде 20 показаны данные для 42000 населенных пунктов России. Видно идеальное следование степенному закону – из общей картины «выпадают» только два города – Москва и Санкт-Петербург. В то же время эти два города отлично «ложатся» на степенную зависимость для крупнейших мегаполисов мира. Можно, имея в виду этот факт, сказать, что две российские столицы в большей степени являются «городами мира», чем «городами России». Исследования социологов показывают, что за этими важными отличиями в статистике расселения стоят и различия в социально-психологической динамике населения этих городов – население столиц реагирует на происходящее гораздо более нервно, чем вся остальная Россия, и (что ещё более важно) иногда в противофазе со всей остальной страной.

Та же закономерность имеет место для ранжировки крупнейших компаний мира по рыночной стоимости. Из общей степенной зависимости «выпадают» трое сверхгигантов (капитализация которых превышает 1 триллион долларов). Это Exxon Mobil (нефтяная промышленность), General Electric (широкий спектр различного электрооборудования) и Microsoft (программное обеспечение). Эти компании находятся, по отношению к другим, в ином пространстве и решают иные задачи.

Изменение зависимостей типа ранг-размер во многих случаях предшествует «оранжевым революциям», кризисам, социальной и экономической нестабильности. Понимание, с чем же связано возникновение степенных зависимостей в целостных системах различной природы, построение соответствующих математических моделей, относятся к принципиальным результатам синергетики, полученным в последние годы.

Идеи Н.Н.Моисеева, в частности имеющие отношение к государственному управлению, воплощаются в разных коллективах на различных площадках в разнообразных формах. На один из циклов таких исследований в стенах Российской академии наук хочется обратить особое внимание.

С 2009 года в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума Российской академии наук «Экономика и социология знания» выполняется проект «Комплексный системный анализ и математическое моделирование мировой динамики» (см. слайд 21). Руководит этим проектом ректор МГУ им. М.В.Ломоносова, академик В.А.Садовничий. Ответственными исполнителями являются иностранный член РАН А.А.Акаев, профессора А.В.Коротаев и Г.Г.Малинецкий. Ведущая организация – ИПМ. По результатам проекта опубликованы три коллективные монографии. (Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. –М.: Издательство ЛКИ, 2010; Сценарий и перспектива развития России. –М.: Ленанд, 2011; Проекты и риски будущего. Концепции, модели,инструменты, прогнозы. – М.: Издательство ЛКИ, 2011). В рамках этого проекта регулярно проводятся научные семинары в ИПМ и МГУ им. М.В.Ломоносова.

Среди многочисленных результатов, полученных большим коллективом исследователей, хотел бы привлечь внимание только к двум.

Количественная революция в экономической науке началась с введения макроэкономических индексов, позволяющих «сворачивать» огромный объем информации и на этой основе судить о состоянии экономической системы и принимать решения. Группа исследователей, работающих в рамках проекта, также ввела новый интегральный показатель – геополитический статус. Этот количественный показатель учитывает экономический потенциал страны, численность населения, состояние системы вооружений, обладание ядерным оружием. Ретроспективный анализ геополитических статусов ведущих стран мира дает очень интересную картину (см. слайд 22). Геополитический статус двух ведущих держав значительно превосходит значение этого показателя для всех остальных стран. В период с 1914 по 1922 год такими лидерами были Великобритания и США, в период с 1946 по 1991 годы – США и СССР. С точки зрения геополитических статусов, мировая война приводила к смене двух лидирующих держав, хотя общая конфигурация (две страны и все остальные) оставалась одной и той же.

И с этой точки, зрения крайне интересен прогноз на первую треть XXI века и влияние договора СНВ-3, подписанного в Праге Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой в 2009 году. Анализ показывает, что при наличии этого договора, возвращающего стратегический ядерный потенциал двух стран на уровень 1960-х годов, Китай догонит по своему геополитическому статусу США на 7 лет раньше, чем в отсутствие этого договора. Поэтому, на первый взгляд, подписание договора СНВ-3 противоречит национальным интересам американского народа. (Не будем касаться существенного ухудшения геополитического положения России, происходящего в последние десятилетия, которое подписанный договор ускоряет – отдельной большой темы.)

Какой вывод может быть сделан из подобного анализа? Соединенные Штаты Америки – лидер на мировой геополитической доске – имеют «туз в рукаве» – новое поколение вооружений, которое не учитывает введенный учеными показатель геополитического статуса, очевидно, отражающий все уже известные силовые компоненты мощи государства. Возможно, это «высокие гуманитарные технологии», позволяющие эффективно воздействовать на массовое сознание, на поведение элит, не применяя военную силу.

Однако более вероятен другой вариант – разработка новых типов оружия, использующих нанотехнологии и роботизированные системы. На слайде 22 представлен кремниевый «шмель», уже находящийся на вооружении спецвойск Израиля, способный фотографировать, отравлять, убивать. Огромные перспективы имеет применение роботизированных «команд» и «стай» – многоагентных объектов, ориентированных на решение одной общей задачи и способных к самоорганизации, учитывающей меняющуюся обстановку и противодействие противника.

По-видимому, пришла пора договариваться о том, чтобы не создавать таких систем оружия, не использовать наноразмерных технологий для вооруженной борьбы, не начинать нового витка гонки вооружений. Опыт ИПМ показывает, что наиболее успешно идут переговоры о тех видах оружия, которые ещё не созданы. И здесь очень важно было бы не упустить время.

Другой результат связан с анализом социальных неустойчивостей в странах Африки, проведенным под руководством сотрудника Института Африки РАН, профессора А.В.Коротаева. После того как Бараком Обамой был объявлен план «переформатирования Большого Ближнего Востока», естественно возник вопрос, насколько стабильны общества этих стран. Безусловно, особого внимания заслуживает Египет – верный союзник Запада, самая важная страна Африки с населением более 79 миллионов человек. Следует обратить внимание на его сильную, динамично развивающуюся экономику (см. слайд 23). Валовой внутренний продукт превысил 450 миллиардов долларов (в долларах 2005 года). Очень успешно была пройдена первая волна мирового финансового кризиса в 2009 году. В этом году ВВП вырос на 4%. Весьма успешной и стабильной страна выглядит и в отношении многих других показателей. В частности, индексы, характеризующие коррупцию, в Египте существенно лучше, чем в России (см. слайд 24).

Однако в ходе социально-экономических сравнений был обнаружен ещё один тип социальной неустойчивости, названный исследователями «ловушка на выходе из ловушки». Классическим понятием в демографии и экономической географии является «мальтузианская ловушка». В бедных регионах мира имеет место репродуктивная стратегия «высокая рождаемость – высокая смертность». Это стимулирует быстрый рост населения, приводящий к тому, что дать полноценное образование входящим в жизнь поколениям не удается. Экономика остается примитивной, это порождает бедность и связанную с ней высокую рождаемость. Петля обратной связи замыкается. Однако внедрение современных технологий, реформы, ориентированные на подъем жизненного уровня населения, развитие системы образования позволяют выводить страны из этой ловушки, переходить к стратегии «низкая смертность – низкая рождаемость».

Однако в момент перехода, когда смертность уже снизилась, а рождаемость остается высокой, возникает со временем большое количество молодежи, получившей весьма неплохое образование. Запросы этих людей очень высоки, однако экономика, как правило, не готова к приходу многочисленного образованного молодого населения. Возникает неудовлетворенность, разочарование, протестные настроения. Именно таков механизм этой неустойчивости – «ловушки на выходе из ловушки» в египетском обществе.

Именно такая ситуация сложилась в Египте (см. слайд 25). Доля молодежи в возрасте 20-24 лет – горючего материала для социального взрыва – оказалась в обществе аномально велика. Об этой нестабильности предупреждали исследователи за полгода до «египетской революции», до падения правительства Хосни Мубарака. Если бы этому правительству удалось удержать ситуацию ещё 1.5 года, то эта зона риска была бы преодолена, выход из ловушки прошёл бы вполне успешно, и страна имела бы все возможности двигаться по траектории, связанной со стабильным экономическим ростом, снижением смертности и повышением жизненного уровня населения.

Однако, очевидно, те, кто занимается системным анализом и математическим моделированием, поддерживают принятие решений элитных групп, решивших «переформатировать Ближний Восток», пришли к тем же выводам. Удар был нанесен в нужном месте в точно рассчитанное время. Организация в сочетании с самоорганизацией и «мягкой силой» извне позволила быстро сменить элиту и осуществить «переформатирование».

Никиты Николаевича Моисеева – с его верой в Россию, с надеждой на отечественную науку, с уверенностью, что всё у нашего народа получится, как не раз получалось за последнюю тысячу лет – сейчас очень не хватает. Именно сейчас, когда новой России предстоит увидеть своё жизнеустройство, найти своё место в мире. Это задачи его масштаба.

В самом деле, Российская Федерация расположена в экстремальной географической и геоэкономической зоне. На слайде 26 представлены изотермы января на территории СССР. Из рисунка видно, что 2/3 территории Российской Федерации находится в зоне вечной мерзлоты. Отсюда следует, что Россия не может «на общих основаниях» участвовать в процессе глобализации. В самом деле, в классическом определении, глобализация связана со свободном потоком людей, идей, капиталов, товаров, технологий и информации, с возможностью конкурировать всем со всеми. Экстремальные условия нашей уникальной самодостаточной цивилизации – цивилизации Севера – приводят к очень высокой стоимости капитального строительства, энергоемкости и очень дорогой рабочей силе, которую надо обогревать, тепло одевать и сытно кормить. Россия не может повторять путь Запада и заимствовать множество его технологий, которые неприменимы в наших условиях.

Нынешний кризис очень глубок – за время реформ последних десятилетий по уровню ВВП российская экономика «сжалась» по отношению к американской в 10, а по отношению к китайской в 30 раз. Располагая 30% всех мировых природных богатств, наша страна вносит вклад в глобальный продукт, равный примерно 2,9%. На инновационной карте мира наша страна ещё меньше. Среди международных патентов, полученных в 2009 году, доля Российской Федерации примерно 0,3%. Это означает, что национальный инновационной системы в стране нет, и многое придется начинать с нуля…

Нужно начать и кончить, опираясь на творческий потенциал нашего народа, на высокие технологии, на знания.

Может ли наша наука дать достоверный прогноз развития страны и мира, ориентиры для «большого российского проекта»? Научное творчество Н.Н. Моисеева и его научной школы, достижения других научных коллективов показывают, что может.

Можно привести наглядный пример. На заре «перестройки», в 1985 году, коллектив исследователей из Института системного анализа РАН под руководством академика В.А.Геловани попросили дать прогноз страны и хода реформ в инерционном варианте, а также проанализировать иные варианты развития. Итогом этой работы стал закрытый отчет, разосланный в 15 экземплярах первым лицам страны (фрагменты этого отчета были изданы в виде книги Геловани В.А., Бритков В.Б., Дубовский С.В. СССР и Россия в глобальной системе (1985–2030). Результаты глобального моделирования. –М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. (Будущая Россия)). В этой работе достаточно ясно и подробно были описаны последующие 6 лет горбачевщины и весьма вероятный кризис 1991года. Был представлен и другой сценарий, ориентированный на модернизацию и освоение ряда высоких технологий, открывавший новые перспективы и для нашей страны и для всей мировой системы социализма. Этот прогноз, будучи воспринят руководством страны и воплощен в конкретные стратегии, планы, проекты, мог бы изменить историю. К сожалению, этого не произошло, работу «не заметили».

Подобные исследования как воздух нужны новой России. Никита Николаевич прекрасно понимал, что недостаточно иметь масштабные, научно обоснованные проекты прорыва в будущее. Должны быть увлеченные, квалифицированные, связывающие своё будущее с Россией специалисты, которые воплотят всё это в реальность.

Он вновь и вновь обращался к опыту подготовки военных руководителей, который считал очень важным и крайне поучительным. Он вспоминал рассуждения одного из первых теоретиков военного образования Карла фон Клаузевица (1780-1831), чётко сформулировавшего отличия в мышлении и психологическом строе полководца и исследователя (см. слайд 27). Очень важным он считал опыт, накопленный в Академии Генерального штаба российской армии (основанной в 1856 году), на Высших академических курсах, методики подготовки военной элиты, к обучению которой должны быть привлечены лучшие практики и выдающиеся учёные. Если хорошо учить полковников и генералов, то в боях будет гибнуть гораздо меньше солдат, а многие победы можно будет одерживать, не начиная сражений.

Никита Николаевич был человеком не только мысли, но и действия. Он стал первым деканом факультета управления и прикладной математики (ФУПМ) Московского физико-технического института – кузницы кадров для оборонного комплекса СССР. Из стен этого вуза, созданного по инициативе нобелевских лауреатов П.Л.Капицы и Н.Н.Семёнова, вышло более 50 членов Академии наук, много руководителей научных институтов, оборонных предприятий, государственных органов.

Никита Николаевич принёс на факультет свой размах, энергию, оптимизм, уверенность, что физтехам по плечу окажутся самые трудные задачи. В те годы ему приписывали фупмовскую поговорку: «Когда все шли в гусары, Эйнштейн пошёл в физику. Когда все пошли в физику, иди в управление». Не знаю, говорил ли он эти слова, но задорный, бодрый дух нового факультета они отражали очень точно. И сейчас, приезжая на Физтех, вспоминаешь молодость ФУПМ, сравниваешь с тем, что есть сегодня, и ловишь себя на мысли – а ведь моисеевское время было, было…

Суждения Н.Н.Моисеева об образовании казались очевидными. Их мудрость стала понятна сейчас, когда многое в сфере образования и государственного управления оказалось развалено (см. слайд 28). В записях остались его фразы:

«Мы должны подготовить кадры нового поколения для государственного аппарата, науки, оборонного комплекса...

Государственный аппарат должен быть способен воспринять разработки учёных и заинтересован это сделать…

Самые дорогие ошибки – стратегические – их невозможно исправить на более низких уровнях иерархии…

Академия Генштаба – один из наиболее важных прорывов в подготовке управленцев…»

Мысль воплотить идеи Н.Н.Моисеева в подготовке государственных служащих, в частности, в стенах РАГС, возникала неоднократно.

Например, по инициативе заведующего кафедрой антикризисного управления и социальной информатики (ликвидированной за 3 месяца до первой волны мирового финансово-экономического кризиса в 2009 году) профессора В.Л.Романова в 2002 году был заключён договор между РАГС при Президенте РФ и несколькими ведущими институтами Академии наук – Институтом прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН, Институтом философии РАН, Институтом психологии РАН. Цель этих отношений – привлечь ведущих исследователей из академических институтов для подготовки госслужащих, организовать преподавание междисциплинарных подходов и, в частности, синергетики в стенах РАГС. Душой такого сотрудничества, придававшей ему огромное значение, был директор ИПМ, мой учитель – Сергей Павлович Курдюмов. «Представьте себе, что в аудитории сидит будущий президент России, и от того, что он услышит от вас, поймёт и осознает, будет зависеть и его отношение к науке в будущем, и успехи нашей страны», – говорил он молодым коллегам.

Моисеевские, по своей сути, принципы, которые сложились в ходе такого сотрудничества между РАГС и группой академических учёных, и сейчас не утратили своей актуальности.

Междисциплинарность и ориентация на цивилизационный прорыв и решение задачи модернизации России.

Ставка на высокие гуманитарные технологии и способность пользоваться концепциями, моделями, методами синергетики.

Обучение алгоритмам успеха. («Несчастья – хорошая школа, но счастье – лучший университет», – говорил А.С.Пушкин.)

Обучение управлению для будущего и из будущего.

Подготовка государственной элиты на примере конкретного, практического дела, связанного с высокими технологиями (освоение советского опыта реализации стратегических инновационных проектов и американских подходов, связанных с деятельностью департамента перспективных исследований министерства обороны США – DARPA).

Переход от подготовки специалистов по деловому администрированию (Master Busyness Administration, MBA) к подготовке специалистов по инновационному администрированию (Master Innovation Administration, MIA).

Последний пункт следует прокомментировать отдельно. MBA стал стандартом подготовки управленцев при получении второго высшего образования. Как правило, они ориентированы на организацию работы в офисах небольших компаний, на сферу торговли, мелкого и среднего бизнеса, где цикл деловой активности занимает год-полтора. Однако работа в инновационном секторе экономики требует горизонта планирования около 10 лет и способности воплощать достаточно долгие проекты. Например, в области обороны характерное время, от начала финансирования до того как новое оружие поступит в войска, составляет около 10 лет. Характерное время обновления оборудования и внедрения инноваций в атомной энергетике – около 25 лет. Специалистов в сфере государственного управления, готовых вести такие проекты, также надо готовить.

Вариант программы специалистов MIA (включающий подготовку доверительных аналитиков, инновационных менеджеров и мастеров технического дизайна) был подготовлен в Научно-образовательном центре ИПМ под руководством В.В.Шишова. Пилотный проект подготовки таких специалистов для Чувашии начат в университете «Дубна».

Сделать, воплощая многие идеи Н.Н.Моисеева в сфере подготовки госслужащих, удалось довольно много. В 2004 году в РАГС была проведена Международная конференция «Стратегия динамического развития России: единство самоорганизации и управления». Она собрала более 1000 участников и стала диалогом российской и немецкой синергетических школ, площадкой для обсуждения стратегических проблем государственного управления. Избранные материалы этой конференции были в очередной раз переизданы в 2011 году (книга «Будущее и настоящее в зеркале синергетике», выпущенная издательством URSS).

По инициативе и при активном участии сотрудниками РАГСа была переведена и отредактирована книга Клауса Майнцера «Сложносистемное мышление. Материя, разум, человечество. Новый синтез». По этой книге осваивают синергетику и междисциплинарные подходы будущие гуманитарии и специалисты по государственному управлению в десятках университетов разных стран.

Междисциплинарные подходы начали реализовываться в подготовке государственных служащих в Московском государственном университете управления Правительства Москвы.

Сделано гораздо меньше того, что планировалось, чем хотелось, что было возможно, что требовало будущее. Остаётся надеяться, что ряд этих идей удастся воплотить и в стенах Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, в других ВУЗах России.

В последние годы жизни Никита Николаевич всматривался в грядущее, размышлял о его рисках и возможностях. После одной из наших последних встреч осталась такая запись (см, слайд 29):

«Горько уходить, когда ломается созданное. Не знаешь, что и как будет построено, и будет ли построено вообще… В любом случае ты уже не увидишь последующего. Но я надеюсь на Россию и на вас. Надеюсь, что у вас получится…»

От нас с вами зависит, чтобы эта надежда выдающегося учёного, мыслителя, патриота России оправдалась.


Комментарии:

Пока комментариев нет. Станьте первым!