Непричесанная физика и «частица Бога»

Опубликовано 08.07.2012
Станислав Ордин   |   просмотров - 4809,   комментариев - 12
Непричесанная физика и «частица Бога»

Похоже, что среди физиков-теоретиков сейчас на Земле нет человека, который мог бы связно объяснить, чем сейчас занимаются на коллайдере. И, как следствие, на нас, сейчас, в связи с «открытием» «частицы Бога», хлынули статьи, в которых, если отбросить внушаемую нам ауру, и «специалисты», и пересказчики, несут полнейший бред.

Приведу лишь пару выдержек. Алексей Воробьёв: «Никакая теория не дает нам этого понимания. Откуда природа массы? Почему мы все притягиваемся? Откуда это все? Этот вопрос до сих пор нельзя было даже задавать. Есть данность: каждое тело имеет свою массу. А с чего оно взялось? Эта частица абсолютно отлична от того, что мы привыкли видеть. И это открывает глубокий философский смысл и новое понимание». Это же чистой воды спекуляция словами.

Владимир Буданов: «Если та частица, которую обнаружили ученые и есть бозон Хиггса, это означает, что с наукой в ее нынешнем понимании покончено. Однако если найдена не пресловутая «частица Бога», а что-то другое (по словам ученых, вероятность ошибки составляет 0,01%), то это приведет к еще большему открытию. Это будет означать, что существующая теория физики ошибочна. Открытие бозона Хиггса поможет подтвердить существующую теорию возникновения Вселенной и объяснить, что такое гравитация». Как видно, это просто набор дежурных фраз, в которых нет даже намека на логику.

Знакомая ситуация, подобными наборами фраз нас давно уже кормят и академики, и чиновники по поводу НАНО, в которой они сами ничего не понимают. Школьнику, за такой ответ про «частицу Бога», поставили бы двойку. Но приватизированные, в застойный период науки, «научные» звания, заставляют обывателя думать, что, наверное, это столь гениальное, что и ему не понять, и выразить человеческим языком невозможно. Но это не так.

Мне приходилось, и бывать на семинарах, которые вёл Лев Горьков, который, после выступления «продвинутого» теоретика, исписавшего формулами две доски, говорил докладчику: «Ну а теперь расскажите, что Вы посчитали?» И после непродолжительного бекания-мэкания докладчика, просто и ясно рассказывал и нам, и самому докладчику, что тот посчитал.

Мне приходилось, и слышать на нобелевских чтениях, во время доклада Боба Лафлина не о квантовой ступеньке Холла, которую он рассчитал, а о более, для него (и для меня) значимом: «Что первично, математика или физика?», брюзжание «продвинутых», с докторскими степенями ремесленников от науки, мол, доклад ни о чем, а докладчик – пижон с хорошо поставленным английским. Видите, как аура действует даже на самого говорящего. Ведь некоторые из подобных докторов физ.-мат. наук, хвастались перед «неудачниками» в науке, мол у меня в науке не было ни одной собственной идеи – я только реализовывал идеи шефа. Но этой «реализации» для них оказалось достаточно, чтобы с пафосом говорить бредятину, в том числе и о «частице Бога».

Чтобы подсластить пилюлю, на nanonewsnet.ru опубликовали статью, заполненную наукообразием. Но те, кто занимается честно научным поиском, знают разницу между наукой и наукообразием. Наука, теоретическая - это мостик между реальными явлениями (проверяемыми в тщательных экспериментах), наукообразие – это мостик к кандидатской, докторской с использованием (к месту и не к месту) элементов науки, но не приводящий никуда: на выходе для науки – ноль. И это лишь одно из проявлений застоя в современной науке.

Фрагментированность современной науки привела к тому, что целые направления исследований идут, как бы, не замечая друг друга. Каждый кулик своё болото хвалит, и весь вопрос лишь в том, по какому ранжиру расставлены эти «болота». А расстановка в физике подобна ситуации с гомиками в обществе. Как гомики поставили сами себя над обществом (и узаконили это) и «купаются в лучах славы», даже когда им плюют в лицо. Так и наиболее шизонутые ребята среди физиков-теоретиков, полагающие, что Природа есть часть их умопостроений, а не наоборот, поставили себя над обществом и очень неплохо устроились, занимаясь по большому счету игрой, а не наукой.

Современная наука представляет из себя историческое наслоение примитивных, жутко устаревших моделей и сверхзаумных расчетов и коллайдеров, не имеющих ни принципов проверки, ни реальных практических применений. В этой неразберихе не так уж сложно выдать себя за «умного» (гомика), особенно если ты попадешь (по некоторым параметрам) в подходящую среду.

В свое время Ричард Фейнман попытался причесать физику и сделал прекрасный, по тому времени, десятитомник своих лекций. Но осознав, что одному человеку не объять необъятное, ушёл с головой в физику элементарных частиц, переобозвав её «Физикой фундаментальных процессов».

Можно сказать, что это и есть место, «откуда растут ноги» современного состояния физики: есть якобы фундаментальные процессы, которые лежат лишь в сфере исследований элементарных частиц (и где «работают» «избранные»), и есть прочий «физический» хлам, где «избранным» всё уже давно понятно и неинтересно. И, как следствие, в физике НЕэлементарных частиц идет тупой эмпирический перебор действительно «хлама», но узаконенного настолько, что статью относят в разряд ненаучных и не принимают к публикации в физический журнал, если в ней заявлено, что феноменологию процесса требуется пересмотреть. И, как следствие, в самой физике элементарных частиц, люди далекие от умения ощущать Природу, с «головой» ушедшие в расчетную игру (игру, т. к. часто не удосуживаются соблюдать принципы математики, а пользуются известными решениями, не проверив границы их применимости – так ремесленнику легче заработать большой ПРНД) тупо, эмпирически перебирают специальные функции, чтобы найти корреляции между интерпретациями экспериментов. А когда все варианты перебрали, опять же тупо строят либо более мощный ускоритель, либо коллайдер, чтобы найти новую подсказку на более высоком уровне энергий.

Вот и в коллайдер, вбухали огромные деньги реально не для понимания Закона Природы, а для ответа на умозрительную задачку, решение которой теоретически найти не могут. А как эта задачка связана с Природой, по большому счету и не задумывались, да, скорее всего, и не в состоянии это понять. Т. к. для определения глубинной, и в тоже время, очевидной (когда она найдена) причинно-следственной связи, надо обладать эвристическим мышлением Менделеева, Максвелла, Планка, Эйнштейна. Но подобные им люди, в период застоя в науке, вытеснены на её задворки, и мало у кого хватило сил остаться в науке (гомики заботятся не о гомиках только в кино). И как следствие, в обществе не только нет элементарного понимания, чем собственно занимается современная наука, а все больше нарастает негатив в отношении и науки, и ученых. Не только на улице от старушки можно услышать, что вся наука от дьявола, но и по «Маяку», «зеленый» сектант призывает, на всю страну, устроить международный трибунал над современной наукой и учеными, которые «губят мир». И что характерно, казнить призывает не научную бюрократию, а тех, кто всю жизнь посвятил поиску ИСТИНЫ – открывателей новых законов Природы.

Для восстановления и сути науки, и её статуса в обществе необходим коллективный труд ученых по её переосмыслению и «причёсыванию». Одному человеку, как правильно понял Р. Фейнман, это не по силам. Но для этого должны быть созданы условия в самой научной среде. И главное условие элементарно: в науке должны превалировать именно научные приоритеты. При этом надо иметь ввиду, что возможности человеческого общества не безграничны (также как и терпение), чтобы продолжать тупо баловаться коллайдерами (в угоду научным гомикам). Если бы те же самые деньги, что брошены на коллайдер, пошли бы поисковую науку, то возможно задачку, которую решают с помощью коллайдера, и решать бы не пришлось, а возможно, этот «коллайдер» поместился бы на рабочем столе.

Даже без кардинальной переделки конструкции коллайдера очевидно, что его конструкция далека от оптимальной. Ведь не было ни одного, мало-мальски открытого конкурса на этот проект, были лишь кулуарные дележи коллайдеровских денег между «авторитетами». Сам был свидетель, т. к. японцы, хапнувшие деньги на изготовление магнитов из высокотемпературных сверхпроводников приезжали ко мне за консультациями, как сделать к контактам термоэлектрический тепловой затвор, чтобы они не взрывались. Я сказал им, как есть (сделав расчеты из первых принципов): «На современных термоэлектриках – никак». Но для японских блефователей нашелся более подходящий, чем я наш «научный авторитет» (который частенько пользовался моими научными объедками и «дорос» до председателя комитета по термоэлектричеству при президиуме РАН). Он с радостью подключился к дележу колайдеровых денег.

Виденье и правильное применение Законов Природы позволяет, и сейчас, находить много нового, даже на базе известных принципов физики, там, где, казалось бы, все истоптано. В свое время мне потребовалось всего лишь правильно использовать закон Кирхгофа, что бы повысить рабочий параметр ИК-излучателя на семь порядков, при этом, понизить потребляемую излучателем мощность с киловатта до 40 ватт. Но для этого надо было преодолеть психологический барьер: во всем мире этим вопросом десятилетия занимались целые институты и заводы и повышали параметр на проценты.

И таких примеров, когда видно невооруженным глазом, что современное производство архаично, можно найти массу. Простейший пример: технологические установки потребляют десятки киловатт, а полезная мощность для формирования пленки со скоростью 1А/с – микроватты. Вот вам семь порядков потери мощности. Вот куда уходит энергия, потребляемая всей Силиконовой Долины – в тепловые потери, а энергетическая эффективность экспериментов на коллайдере еще на три порядка ниже. И эти задачи надо решать науке. Но для того, что бы даже просто приступить к их решению – науке нужно, после длительного периода тупого вырабатывания известных принципов, вновь стать НАУКОЙ.

Ученый с большой буквы А. Ф. Иоффе мог в 12 часов ночи появиться в лаборатории и спросить: «Что нового ребята?». Где мы можем в это время встретить современного «научного» бюрократа? – Разве что в VIP-парилке. Даже у нас, в физтехе с именем Иоффе, когда я хотел сделать общеинститутский семинар в малом актовом зале, мне сказали, что он теперь для VIP-персон (ради проведения семинара, который нужен не мне – за рубежом меня уже публикуют и постоянно просят прислать ещё материалы – Володю Путина я не стал приглашать). Ученые типа А. Ф. Иоффе, обладали не только узким знанием, а воспринимали НАУКУ целиком и, исходя из общего видения, вели её вперед. Не случайно, среди его учеников – и Курчатов, и целый ряд других выдающихся ученых старшего поколения. Не случайно, что в оглавлениях многих книг его сотрудников написано: «Только высочайшая научная щепетильность Абрам Федоровича не позволила нам включить его в соавторы. Но эта книга просто родилась на научных семинарах, которыми (научно, не формально) руководил Абрам Фёдорович и его вклад в эту книгу - основной». Для А. Ф. Иоффе было достаточно и того, что он провел первый в мире эксперимент по измерению заряда электрона. Не случайно, Иоффе с Терменом смог обосновать Ленину в тяжелейшем 1918 году саму необходимость создания Физтеха (из которого его потом, правда, выгнали, а имя его присвоили институту после смерти Абрама Фёдоровича). Не случайно, что А. Ф. Иоффе выгнал из института Ландау, которого «обожествили» «физики-теоретики» во всем мире.

Ландау, несомненно, гениальный ученый (хотя в своей классификации «физических» звезд он объективно поставил себя гораздо ниже Р. Фейнмана). Но его десятитомник теоретической физики – характерный пример фрагментарного мышления (из-за чего, собственно, и возник у него конфликт с Абрамом Федоровичем). Десятитомник Ландау, слегка систематизированный Лифшицем – набор многочисленных, оригинальных решений, лишенных не только общей картины, но и внутри самих решений имеются не обоснованные никак перескоки («прощённые» Ландау развивателями за его гениальность. Перельман, в отличии от развивателей, «не простил» Пуанкаре гипотезу, а нашёл её доказательство). Этот десятитомник – очень удобный труд для современных ремесленников от теоретической физики: взял отдельный параграф, работай в его рамках и живи себе всю жизнь припеваючи, числясь ученым. За отклонение от ландаунской «истины» теоретика могли и «съесть». Даже такого крупного учёного, как, например, Пекар. А чего уж говорить о мелкой «рыбёшке», типа меня, доказывавшего 20 лет, что нельзя, по определению, поправкой по параметру малости Ландау описывать гигантскую пространственную дисперсию света. Но это лишь подтверждает, что и теоретическая физика, претендующая на законодательницу мод в физике, давно барахтается в рамках научной «клетки», в которой оказалась вся современная наука.

Потеряв ОБЩНОСТЬ, физика потеряла объективность отражения Природы. И только причесав современную физику (которую я никогда не разделял на теоретическую и экспериментальную, как дорогу нельзя делить на мосты и точки их опоры), мы сможем выйти на новый уровень понимания того, что собственно выходит за рамки современных физических представлений и где, логически или эвристически надо искать «частицы Бога». А то, что в современной научной неразберихе называют «частицей Бога», возможно, окажется умозаключением, сравнимым с утверждением моей четырехлетней внучки. А пока что всерьез воспринимать кулуарные рукоплескания не советую. Туда могли пригласить для этого и «рыжиков». И если наука снова станет НАУКОЙ, то и бабушки станут радоваться достижениям науки, и «зеленые» сектанты – благодарить за оживление планеты Земля. Да и правители наши поумнеют и «подобреют».

К играм на компьютере я изначально относился прохладно, так как в молодости поуправлял с помощью компьютера ракетами. Но после того как, поиграв в стрелялки (разработчики программного обеспечения напихали их много), чуть не сжег управляемый компьютером первый советский спектрофотометр, понял, что пальцы опережали мысль. А работая с математикой, где каждый неверный ход может не научить компьютер думать, а заставить его тупо молотить неделями, я запретил себе игры вообще. Задача саночника не в соревновании в скорости с собственными санями, а в упреждении мыслью поведение санок на крутых виражах. Поэтому, только тщательно продуманное движение пальцев (и мыслей) позволяет компьютеру учиться правильно думать и помогать нам.

В заключение прикладываю свои комменты об «открытии» бозона Хиггса на одном околонаучном сайте.

К «открытию» частицы Бога. До чего докатилась современная наука. Примитив, убожество выдаётся за совершенство. Ради кулуарного мнения нескольких, попросту говоря, придурков, которые толком не могут даже объяснить, чем они занимаются, научная бюрократия, которая естественно и не думала понимать - почему что-то надо называть «частицей Бога», обворовала исследовательскую науку (и себя при этом не забыла). Протрите розовые очки - во всей статье ни одной крупицы смысла. Приведенные в статье слова научного клерка Алексея Воробьёва тому прямое подтверждение. Прочтите ещё раз, какую бредятину он несёт: «Никакая теория не дает нам этого понимания. Откуда природа массы? Почему мы все притягиваемся? Откуда это все? Этот вопрос до сих пор нельзя было даже задавать. Есть данность: каждое тело имеет свою массу. А с чего оно взялось? Эта частица абсолютно отлична от того, что мы привыкли видеть. И это открывает глубокий философский смысл и новое понимание». Это же чистой воды спекуляция словами.

Если Эйнштейн осознал, что масса эквивалентна энергии, то когда он это осознал - ЭТО стало ясно всем. Если Планк понял, что энергия меняется дискретно, то это сняло ультрафиолетовую и инфракрасную «катастрофы» и любой оптик пользуется правильной планковской формулой излучения без всяких катастроф. А здесь целая статья из разряда выступления спекулянта на словах, типа члена думы, купившего голоса за бутылки водки. Аплодируйте друг другу, пожалуйста, но хоть пару вразумительных слов найдите - что собственно сделано. А иначе идите вон из науки, вам больше подходит паперть в церкви. Читайте там проповеди, что вы самые умные, поэтому вас не понять!!!

А истина, проста. Понять её сложно было лишь тому, кто к ней привел людей (не смотря на их сопротивление), но не когда она уже найдена. Так что вывод очевиден: обделались с коллайдером, ни на йоту не приблизились к ИСТИНЕ. Всё разговоры о том, что коллайдер создан подо что-то очень умное – мыльные пузыри. Среди физиков-теоретиков умных людей не больше, чем в любой другой области. А таких Физиков как Планк, Дирак, Эйнштейн - вообще единицы. А в настоящий момент застоя в науке нет ни одного толкового теоретика. Большинство из них просто тупо применяют уравнение Шредингера и к месту, и не к месту. Не случайно, что долгое время вообще помалкивали, кто стоит за этим проектом, а теперь все сваливают на несчастного больного Хиггса – он, выдавая по одному слову в день, естественно, ответить не сможет (как всё «продумано», блеск). И весь этот блеф с коллайдером, это типа нанотехнологии Чубайса, только провёрнутое людьми, приватизировавшими не всю страну, а лишь научные звания. Сейчас выискивают, чем хотя бы косвенно полезен коллайдер. Для рентгеноспетроскопии, для электронной спектроскопии, … Да, на нём можно получить мощные пучки. Но это довод для дураков в науке. Для диагностики мощные разрушающие пучки не только не нужны, а вообще запрещены. Надо бороться за повышение чувствительности, а не разносить всё в хлам, а потом фантазировать, что пока все не разлетелось – структура была такая то. И так можно пройтись по всем пунктам «косвенного» использования коллайдера. Только и остаётся, что говорить о Боге. Но истина, когда она понята, становится понятна всем - как будто, так и было всегда. А научная фальшь требует маскировки за словами, типа, мол, это трудно понять.

Ссылки на эксперимент - это фикция. Всегда используется интерпретация экспериментальных данных. И весь вопрос насколько эта интерпретация верна. Поэтому для себя я уже давно вывел правило - проверка экспериментом хорошо, но пока не работает машина на базе предполагаемых идей - идеи не проверены экспериментально (машины на «частице бога», полагаю, в ближайшие миллион лет не предвидится). Но есть и чисто теоретический способ проверки истинности физической теории - законы сохранения. Если есть предположение, что сделано что-то выходящее за известные законы сохранения, то тогда должно быть четко обозначено, что есть предположение(!), что имеется неучтенный ранее еще один новый закон сохранения (как эйнштейновский переход массы в энергию).

Но кусочку мозга Хиггса, подключенному к компьютеру, не до этого, он играет на коллайдере в стрелялки (пока научная номенклатура обналичивает денежки, выделенные на коллайдер). Когда кто-то из теоретиков стал огрызаться на мой комментарий на сайте, что просто статья про бозон Хиггса подана бездарно, пришлось добавить: «Не статья подана бездарно, а подавать нечего, кроме кучки уравнений, которые не имеют принципа проверки». Когда мы стреляли на «Малютке» (где для меня был отдельный запираемый бетонный куб, на тот случай, чтобы кто-то мог рассказать, что пошло не так), то знали, что, зажигая цепную реакцию в игольчатом ушке, наш выстрел, по крайней мере, полезен тем, что заменяет подземный ядерный взрыв. А здесь — практическая пустота. А ссылки на теорию — это для непросвещенных. Честный теоретик сказал (в книге, которую я подарил одному «признанному» специалисту по космологии, который за бутылкой коньяка выразил удивление, что я, твердотельщик, о модели струн выражаюсь более корректно, чем его аспиранты), что для проверки его модели у человечества не хватает 10 в 24 степени порядков энергии. А на долбанном, тупом, бездарно сконструированном коллайдере энергию подняли всего лишь на 3-4 порядка. Если бы деньги, потраченные на коллайдер, пошли на исследовательскую науку, то возможно даже раньше тот же эксперимент был бы проведен на приборе, помещающемся на лабораторном столе.

Послесловие. В организованном РИА Новости мультимедийной лекции, громогласно названной «Российский физик раскрыл тайны бозона Хиггса», Эдуард Босс смог лишь продемонстрировать некоторые формулы (но скромно умолчал, что они относятся лишь к одной из моделей вселенной), а по сути его «раскрытие» свелось лишь к пересказу, как «проклятая частица Бога» стала, для благозвучности просто «частицей Бога». Не густо для ответа на эту статью, но собранные на эту лекцию ребята (по виду - первокурсники), наверное, эту статью не читали.

Комментарий к докладу Дэвида Гросса «Грядущие революции в фундаментальной физике» http://elementy.ru/lib/430177. Ознакомление с данным докладом оставили двойственное впечатление. С одной стороны, приятное и интересное. Возникло даже желание отвлечься от текущих задач и «поиграть» в предлагаемую автором игру, в рамках «теории» струн (не самое плохое занятие). С другой стороны, ужасное. Чёткой, связной концепции нет в голове и у одного из лидеров «теории» струн, которого, в полном соответствии с определением, можно отнести к апологетам «струнной» религии. А главный вывод из его доклада, фрагментированность в физике зашла столь глубоко, что и теоретики стараются говорить лишь на «языке», принятом в их ближайшем окружении (клане). А то, что к фундаментальной физике относят и автор, и эксперты сайта «Элементы» лишь модель струн следует из самого названия доклада (со ссылкой, как уже я отмечал, на Ричарда Фейнмана). И это проблема, в первую очередь, самой теоретической физики. «Игра» ума с «оглядкой» лишь на «избранные» ими же эксперименты с полным отрывом от реальности привела к тому, что эти «избранные» теоретики полностью игнорируют реальность. При этом вместо расширения сферы знаний о ПРИРОДЕ они исходят из ошибочного посыла о возможности (ими) ВСЕЗНАНИЯ, включая РОЖДЕНИЕ и ИСЧЕЗНОВЕНИЕ природы. Чисто спекулятивные рассуждения о суперсимметрии, которая давно используется в теории элементарных частиц (у меня на эту тему есть сборник 1969 года выпуска), скорее говорят о идейной нищете.

Комментарий к статье: Самые необычные астрономические открытия 2012 года. http://nnm.ru/blogs/DavidGozman/samye-neobychnye-astronomicheskie-otkrytiya-2012-goda/#cut. Астрономия - вещь замечательная. Одного взгляда на ночное небо достаточно, чтобы понять, как суетно мы живём. Но есть много картин завораживающих: вид моря, пламя костра и т.п. и т.д., завораживающий фактор которых мы и не пытаемся разгадать, понимая, что это бесконечная борьба между хаосом и закономерностями, а экспериментальная астрономия - небо, в какой-то мере, «мгновенная фотография» этой борьбы. Но если с ветром на море или с потоком тёплого воздуха над костром всё ясно, то с теориями большого взрыва не всё. Здесь, в астрономии, как и в пересекающейся с ней теории элементарных частиц нет чётких (непротиворечивых) представлений на которых могла бы быть построена простая базовая модель. А есть «клановая» модель в которую принято укладывать экспериментальные факты, факты доступные узкому клану «элитных» ученых. А достижения «элитных» учёных сродни достижениям в «элитных» видах спорта, куда никогда не попадёт хромоногий Гаринча. «Элитные» учёные могут хвастаться друг перед другом перечисленными «достижениями» и, как одолжение, демонстрировать их «быдлу», но ничего, кроме вялого удара теннисной ракеткой на вылизанном корте показать не могут, разбавляя это демонстрацией трусиков Курниковой и рёвом Шараповой.

В любом разделе современной физики можно найти массу проблем, которые последние 100 лет, по большому счёту, и не пытались решать, а «вгоняли» в ранее построенные модели. И астрономия (также как и теория элементарных частиц) – не исключение. Потеря целостности описания ПРИРОДЫ привела к торжеству умозрительных теорий, противоречащих наблюдениям даже в смежных областях науки, и противоречащих элементарной математике. Ведь Большой Взрыв «придумали» из религии – Сотворение Мира, а фактически это подгонка НАБЛЮДЕНИЯ разбегания звёзд НАБЛЮДАЕМОЙ части Вселенной. И здесь возможно много вариантов, которые «элитные» учёные проморгали.

Подарю и «элитарным» учёным, не только твёрдотельщикам, как в предыдущих статьях, пару идей. Люди, как известно, начали строить астрономию в «центре» которой Земля, а лишь затем, с трудом (через костёр) осознали, что Земля не есть пуп Вселенной. Но парадокс в том, что прямо из формулы Эйнштейна E = mc2 следует, что свет (на заданной у нас частоте) от НАС не может выйти за пределы сферы критической массы (естественно, зависящей от частоты). Отсюда следует два вывода, внутри которых масса интересных вопросов, хотя ответы на них можно получить с помощью элементарной физики, приняв данные выводы как гипотезы. 1. То, что мы видим, глубоко заглядывая в космос, содержит и наше же отражение от границы сферы с критической массой. 2. Для удалённого от НАС за границу нашей сферы наблюдателя мы живём в чёрной дыре. Похоже, наши «элитарные» учёные в своих «глобальных» абстракциях стоят на докоперниевской позиции. А современная наука, догматизировавшись и оторвавшись от реальности, уподобилась религии.


Комментарии:

Цитировать Имя
Станислав Ордин, 19.04.2014 16:07:00
Дорогой tsvigo,

Если ты полагаешь, что я не знаю, что математическое обоснование ТО было разработано задолго до Эйнштейна, то ошибаешься. Более того, я знаю, что мелкий бухгалтер Эйнштейн во многом продвинулся и стал известен, как популяризатор науки и в лекциях по ТО «опустил» ссылки на многие, сделанные до него работы. Но, во-первых, и его личный вклад в науку был очень весомым. Другое дело, что не все «умники» осознают значимость качественного понимания, а будущее даже строгой математики не за числами, а за больше/меньше.
В этом плане качественное осмысление (связь с реальностью) неевклидовой геометрии Эйнштейном многого стоит. Для примера, попробуй качественно применить к реальности доказанную Гришей Перельманом теорему Пуанкаре.
Редактировать Цитировать Имя
tsvigo, 02.04.2014 19:46:41
Вы напрасно всерьёз воспринимаете Эйнштейна.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 04.02.2014 10:07:43
Дорогой Евгений,

Мы похоже, говорим об одном и том же, но если я ставлю под сомнение догматизированные постулаты, догматизированные, как часто сам и аналитически, и экспериментально убеждался, ошибочно на базе частных закономерностей, то ты упираешь на аксиоматику, как якобы исходное.
Поясню примером. Когда-то «нарисовали» закон 3/ для зависимости тока от напряжения в газовой плазме. Возникшие у меня сомнения в применимости этого «закона», полученного в условиях очень высоких температур, в применимости к полупроводникам, подвигли меня перепроверить этот «закон» сначала в исходной плазме, но в диапазоне температур от максимальных, до минимальных (и даже отрицательных) и в диапазоне изменения тока не 2 порядка, как было сделано для «написания закона», а в диапазоне 9 порядков. Естественно, что в использованных мною диапазонах никаким законом 3/2 и не пахло. И естественно, что полученное мной уравнение (приведено в статье «размерные эффекты и НАНО») совсем не похоже на «закон» 3/2, который тупо использовали и используют в термоэлектрических моделях.
Конечно, и то описание, что я получил, пусть более строгое, но лишь приближение. И оно базируется на некоторых более общего порядка предпосылках. Но полученное описание позволило снять макро-запреты с реально наблюдаемых эффектов и выйти на пропущенные инварианты нано-масштаба. Так в чём же криминал? В том, что та же исходная аксиоматика прошла дополнительную проверку и даёт теперь правильное (соответствующее эксперименту) описание эффектов и на нано-масштабе.
А суть наших расхождений (если ты просто не развлекаешься софистикой, т.к. алогизмы в твоих фразах присутствуют), на мой взгляд в следующем. Ты заявляешь о порочности аксиоматического подхода, а я утверждаю, что занятие наукой это поиск инвариантов, для описания понимания которых используется аксиоматика.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 04.02.2014 10:07:19
Прочитав эту статью
http://www.nanonewsnet.ru/articles/20...yu-premiyu,
только и остаётся что сказать словами доперестроечного Окуджавы: «Надежды маленький оркестрик под управлением любви».
http://karaoke.ru/song/3134.htm
Надеюсь, что награждены достойные учёные. Но все эти разговоры напоминают красивый, но хаос: нагромождение идей, рассуждений, гипотез и прочее. Общее впечатление, что на этом пути времени существования вселенной недостаточно для её описания. Т. ч. и в заумных теориях физики элементарных частиц, не имеющих пока чётко определённых инвариантов соответствующего масштаба «путаницы» не меньше, а даже больше, чем в физике «которую можно пощупать» (см. «Непричёсанная физика и частица Бога» на rusnor.org). Так же как и в других проявлениях деградирующего человеческого ума (см. «Лженаука ЭКОНОМИКА»). Похоже, пора остановиться, оглянуться и Step by step, строить, не пропуская масштабы и соответствующие им инварианты, физику элементарных частиц заново, с учётом принципа причинности (см. «Причинность можно представить» там же). Можно сказать, что попытки перескочить от сверхмалого к сверхбольшому, не «ощупав» промежуточные масштабы, провалились. НАНО в этом плане, просто показатель.
Редактировать Цитировать Имя
Евгений Ким, 04.01.2014 07:41:08
"...А современная наука, догматизировавшись и оторвавшись от реальности, уподобилась религии..."В некотором смысле религия по своей структуре похожа с наукой. Понимаю, что это звучит кощунственно, но как в основе религии, так и науки всегда лежат догмы.
Только в науке их принято называть аксиомами (от греч. axioma — значимое, принятое положение) — исходное, принимаемое без доказательства положение к.-л. теории, лежащее в основе доказательств др. ее положений), которые служат фундаментом здания науки или какой-либо теории в частности.
Отличие религии от науки в том, что свои догмы(а они всегда носят доисторический, идолопоклонский характер) она принимает без всяких логических и гносеологических доказательств слепо веря в их "истинность". В то время как, истинная наука по мере построения храма науки на аксиоматическом фундаменте РАНО или ПОЗДНО ВЫНУЖДЕНА ПЕРЕСМАТРИВАТЬ состояние фундамента и укреплять, усиливать аксиоматику.
Так было во времена Ньютона и Эйнштейна (не говоря уж про времена Птомелея - Коперника и Джордано Бруно...) Как правило подвергались переосмыслению мировозренченские основы: что такое материя, космос, вселенная, пространство, время, заряд, масса, притяжение?
Как ни странно, но все здание современной науки строится на аксиоматической базе понятий гравитационный заряд, инерционная масса, кулоновский заряд, пространство и время - НЕ ОПРЕДЕЛЯЯ ТОЧНО ПЕРВОПРИЧИНУ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭТИХ СУЩНОСТЕЙ.
Известно, что они просто существуют как данность и придуманы способы их относительного измерения, используя эталоны на основе законов взаимодействия между этими сущностями.
К тому же пространство-время понимают как отдельную сущность наравне с взаимодействующей материей. А на каком основании? Давайте проведем мыслимый эксперимент. Да он, фактически, проводится самой природой-матушкой - расширение нашей Вселенной. Ежели материя в данной точке стремтся к бесконечно малой плотности, то что там останется? Пара частиц на расстоянии миллион световых лет и между ними неуловимое ПРОСТРАНСТВО? Следовательно, пространство вторично и появляется в нашем воображении как инструментарий описания взаимодействующей материи, а не наоборот.
То же самое можно сказать относительно времени. Не буду растекаться, приймите это в качестве затравки.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 10.10.2013 01:16:56
Помещаю, чтобы не повторяться, свой комментарий к интервью с популяризатором науки, работающем в области космологии и который, на мой взгляд, сделал лучшую попытку объяснить то, что же всё же сделал Хиггс.

И статья неплохая
http://www.nanonewsnet.ru/articles/20...m-kontrole
и Брайн симпатичен хотя бы тем, что задумывается о связи формул с реальностью.
Но есть, к сожалению, серьёзные НО, которые во многом нивелируют продвижение в осмыслении реальности.
И в «оценках» достижений Б. Грина корреспондентом много перлов, типа он специалист по зеркальной симметрии, которую использовали ещё древние египтяне, а подробно математически описали и в неживой природе, и в живой природе, и в произведениях искусства в новейшей истории Вейль, Шубников, Фёдоров и ряд других специалистов по симметрии и теории групп. А довесок о топологии многообразий вообще вставлен с нарушением и смысла и русского языка.
И в оценках самого Брайна больше желания осмыслить связь доступных «избранным» уравнений с природой, чем реальных плодов осмысления. То, что некоторые использованные космологами и ядерщиками уравнения не уничтожают друг друга в теории струн это скорее чисто математический (думаю, далеко не выдающийся для чистых математиков) результат, а не физический. Да и, сами космологи эту «теорию» называют пока моделью.
В общем самым полезным, на мой взгляд, в этом интервью Брайна является то, что он, частично неосмысленно, частично намеренно, но отметил «непричёсанность» физики даже в казалось бы в области вылизанной теоретиками квантовой механики. В целом статья можно сказать, хорошая демонстрация к статье «Непричёсанная физика и частица Бога» . А дифирамбы в адрес якобы гениальных работ Грина вполне соответствуют тому, что в обюрократившейся в период застоя науке околонаучные функционеры прикрываются как щитом чисто теоретическим наукообразием – даже нобелевку продавили (со второй попытки) за якобы открытую частицу Бога. Конечно неплохо, что десяток российских учёных нашли достойную работу на БАКе, но на деньги потраченные на БАК можно было бы создать и финансировать Международную Академию Наук, куда могла бы переехать вся РАН целиком, раз сегоднящей России она не нужна (см. «Бывали хуже времена, но не было глупей»).
Конечно, не самый приятный осадок оставило то, что серьёзнейшие социальные проблемы учёных (и людей вообще –см. «Про науку и людей») преподносятся им в виде шоу, чем он гордится.
Станислав Ордин.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 09.10.2013 00:00:47
Комментарий к
http://nnm.me/blogs/Warwarlock/nobele...on-higgsa/
Ничего лично не имею против Хиггса. Более того, рад, что действительно истинный учёный в этот раз получил нобеля, хоть репутация комитета и подмочена (см. «Графеновый вирус» и «Об углеродных нанотрубках и графене знают даже малыши»). Но время тупого увеличения мощностей ускорителей для проверки очередной фантазии давно прошло (см. там же «Непричёсанная физика и частица Бога»), а премия, с трудом, но пробита под «деятельность» на БАКе, а на потраченные на БАК деньги, как уже писал, можно было бы создать и содержать Международную Академию Наук, куда РАН, не нужная современной России, могла бы переехать целиком..
Это награждение очередной раз подчёркивает как мощь, сложившейся в период застоя науки, научной бюрократии (билась за нобеля для «частицы Бога» до последних минут – даже объявление победителя задержали по времени, впервые), так и отсутствие в самой непричёсанной науке высокого уровня экспертов, способных хотя бы качественно понять самим и объяснить другим, что же «гениального» насчитал Хиггс. Если в абстрактной математике в какой то мере допустим такой подход и Гришу Перельмана считаю заслуженно пытались наградить после того, как его работу смогли понять всего лишь несколько математиков во всём мире, то в физике такой подход лишь говорит, что отгородившиеся пьедесталом «избранных» теоретики потеряли связь не только с основной массой физиков, но и с реальностью.
(мой восьмилетний внук Ваня, когда услышал «интерпретацию» этого открытия : «Хиггс объяснил откуда берётся масса», удивился и сказал, что это же давно известно, из энергии, а заодно и сам сделал небольшое открытие: Днём мы легче, т.к. нас Солнце тянет от Земли, а ночью тяжелее - Солнце нас дополнительно прижимает к Земле).
А как следствие потери связи с реальностью – тупик в постановках физических задач. Физика подменена игрой в шахматы вслепую – кто выиграл, тот и «избранный физик». В молодости мы занимались подобным баловством в прямом смысле. Но в физике, без собственных ощущений объекта исследования – теория сплошная галиматья. Для меня теория мостик между точками опоры – экспериментами. Но считать таким мостиком формальную игру ума Хиггса по согласованию формул опирающуюся на не точку прецизионного оригинального эксперимента, а на большую статистику полученных данных на тупо спроектированном БАКе, считаю никак нельзя (как уже писал – и дешевле и качественнее его было бы построить на Луне – 70 километровую трубу до форвакуума хоть не пришлось бы откачивать, но главное – он давно морально устарел в принципе).
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 23.09.2012 20:24:28
То, что БАК - это просто туфта, я всё больше убеждаюсь, задумавшись об этой проблеме. Представьте себе Сапсан и удлините его до ПИх27 км. И теперь, на фоне этого ревущего Супер Сапсана, попробуйте, что либо измерить. Да ещё добавьте каждые 50 метров по мощному форвакуумному насосу. На первом, сделанном мною приборе в 1972 году мне для насоса пришлось делать отдельный специальный глушитель- коробку, а надо было откачать, чтобы измерять при гелиевых температурах, лишь 0,5 м3.
В связи с этим, я вспоминаю доклад одного толкового и неординарного теоретика из школы Ландау (свитер, в котором он и жил и спал, помню, а фамилию этого рыжего парня, не помню, но точно не Чубайс). Он делал доклад о НУЛЯХ измерений, которые зависят от всего, в том числе и от положения Луны.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 23.09.2012 20:04:51
На своём 64 юбилее я узнаю о совпадении. Мой друг молодости Миша Кучиев - официальный оппонент Хиггса. В отличии от меня он профессиональный Теоретик (когда то ориентировавшийся на моё видение Мира), но из-за вмешательства мещанки Люды Лещёвой, мы с ним давно не общаемся. Поэтому нет никакой корреляции между моим мнением о модели струн (о которой я имел небольшой диспут с бывшим сотрудником школы Ландау Дмитрием Жидманом) и его, профессиональным мнением.
Но для меня самого, и из этой информации, и из интернета, возник вопрос: кого послеле моей статьи представляют мировой общественности в виде Хиггса. Мишу, который, с ним лично общался и он назвал моим именем своего первого сына, я по отмеченной причине, спросить не могу.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 18.08.2012 15:38:55
Комментарий к статье:Новые детали исследования бозона Хиггса

Действительно интересные детали интерпретаций проведённого на БАК эксперимента (а заодно, и интересные детали сотрудничества родного Политеха с создателями БАКа).

Но аккуратные общие слова никак не подкреплены качественным описанием ни рекламируемой модели (об альтернативных моделях ни слова, как же как ни слова – как соотносятся интерпретации данных экспериментов с ними), ни описанием условий экспериментов на БАК.

Ссылки же на Physics Letters лично меня уже не убеждают в достоверности (ИСТИННОСТИ), т.к. этот журнал жёстко контролируют жрецы от науки и действительно принципиально новые статьи, которые настолько очевидно показывают, что некоторые «узаконенные» модели неверны, в печать не пускают. После одного такого случая, когда и теоретикам, рекомендовавшим мне срочно опубликовать статью в Physics Letters и даже начального физического образования редакции было достаточно, чтобы понять суть и справедливость полученных мною выводов, и сама редакция помогала мне исправлять оформительские ошибки, но жрецы запретили им публиковать уже принятую статью и меня сама редакция Physics Letters попросила срочно перебросить статью в другой журнал, я написал им: «В благодарность за вашу помощь я больше не буду посылать статьи Вам».
Ссылки на родной Политех тоже не убеждают, т.к. хорошо знаком с научным уровнем современной профессуры – намног ниже, чем когда мы там учились (общая девальвация ценностей больнее всего ударила по науке и образованию).
В общем эта статья не развеяла туман относительно «частицы Бога» и самой конструкции БАКа, описанный в моей статье «Непричёсанная физика и частица Бога».
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 20.07.2012 10:13:34
Дорогой Валерий,

Мне удалось изобрести и, главное, сделать из консервной банки очередной «велосипед», чтобы в наших условиях, не имея возможности использовать современное оборудование, измерять с большей точностью, чем на широко разрекламированном и используемом сейчас зарубежном оборудовании (в этом ничего особенного нет, т.к. предлагаемые за 1000 долларов измерительные приборы – это заводские, а не лабораторные, но мне, возможно, удалось переплюнуть и лабораторные, за 400000 долларов). Поэтому постараюсь, пока кратко, оперативно ответить на ваш комментарий.
Мне тоже не все нравится в современной теории элементарных частиц. А посещая семинары теоретиков, я видел, какую выборку из экспериментальных результатов они делают. Т.е. «теоретическая» интерпретация экспериментальных результатов не очень надёжная. Я находил также и противоречия между выводами из принципов, заложенных в квантовую механику и теорию относительности (более того, теоретикам из школы Ландау я предлагал подумать над тем, что принципы квантовой механики определяются тем, что мы «ощупываем» мир с помощью электронов, посредством электроники – до создания альтернативного прибора у меня руки пока не добрались и пока нет экспериментальных доказательств). Но к истине я старался подходить по принципу step by step, отталкиваясь от максимально надёжно установленных принципов и тщательно перепроверяя, и моделированием, и в экспериментах, возможность, как использование найденных моделей, так и их выход за рамки применимости. Эпизоды из истории науки (из истории математики я для себя из вашего комментария почерпнул немало, хотя в вашем её изложении отсутствует теория парадоксов, показывающая, что логик много) мне позволяют непредвзято смотреть на то, что «узаконено», но, я считаю, этих эпизодов не достаточно, для утверждения какой то гипотезы. А плохой ли или хороший, экспериментальный результат пока есть только в рамках исследования интерпретаций треков, которые связывают с элементарными частицами. Просто эти интерпретации и модели не надо обожествлять самим ученым. За них это сделает, в застойный период науки, научная бюрократия сама.
Но по сути. Действительно, многообразие элементарных частиц (надеюсь, теоретики сами знают, сколько их уже) несколько настораживает и хочется вернуться к «кирпичикам мироздания». Но почему надо утверждать, что это электрон/протон. Возможно, это и верно, но на определенном масштабе. Возможно, и этой пары достаточно, чтобы описать наблюдаемые треки, приписываемые целым классам «самостоятельных» элементарных частиц с «самостоятельными» законами сохранения: цветности, шарма, вкуса и прочим фантазиям. Но вопрос все равно остаётся: а что внутри этой частицы. Атомная и водородная бомбы продемонстрировали, что уже в ядре, есть силы, превосходящие на порядки кулоновские. По логике, силы внутри электрона, протона, нейтрона еще на порядки больше. И в этом плане к самой идее увеличения энергии на одну частицу у меня вопросов нет. Мой первый вопрос к её реализации в виде коллайдера. А мой второй и основной, поднятый в статье вопрос: могут ли проектировщики и постановщики экспериментов на коллайдере нарисовать элементарную картину в масштабе сил на несколько порядков выше ядерных. Планетарная модель атома во многом является упрощенной, но, в своё время, отталкиваясь от неё как от корректного первого приближения, многое смогли «уточнить». Похоже, подобной, пусть приближённой модели у изобретателей «частицы Бога» нет.
Цитировать Имя
Валерий Гумаров, 18.07.2012 13:36:40
Ненаучное сочинение на тему «Если бы я был богом».

Из классики, Николай Васильевич Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканьки», Пацюк – Вакуле: «Тому не за чем за чертом далеко ходить, у кого черт за плечами».

Из нынешней физики: «Кой черт какую-то частицу бога искать, коли все и без нее в картине мироздания видно».

Если бы я был богом, мне бы двух элементарных частиц хватило – электрона и позитрона – чтобы явить все многообразие наблюдаемой вселенной. Именно явить, то есть, представить пытливому взору исследователя, малость сыграв на его несовершенстве мировосприятия. Но про все по порядку.

В истории не бывает сослагательного наклонения, но все одно пытливые умы будоражат крамольные мысли: «А что было бы, если бы...?»

История науки – не исключение, и тут на ум невольно приходит мысль: «Какая физическая картина мира главенствовала бы сейчас, если бы электрон и позитрон были открыты одновременно? Году примерно в... ну, хотя бы, в год открытия электрона (электрон был открыт в 1897 году, а позитрон – в 1932 году).

Хотя нет, в свете нижеизложенного электрон и позитрон были бы, как нельзя кстати, когда умы ученых мужей занимала теория мирового эфира – всепроникающей среды, которой приписывалась роль переносчика света и вообще электромагнитных взаимодействий, и когда ни на чьи мозги не давили авторитеты авторов теория относительности и квантовой теории поля.

В этом мире случайностей мы ищем закономерности
и, как это ни странно, иногда их находим.
Поиск этот называется наукой.
/первый закон познания/

Современная физика вплотную приблизилась к переосмыслению ряда основополагающих представлений об окружающем нас мире, которые перестают соответствовать экспериментальному материалу, накопленному исследователями либо непосредственно в результате опытов, либо при наблюдениях за микромиром и космосом. Довольно большой массив данных, полученных как в результате целенаправленного научного поиска, так и выявленных случайным образом, совершенно не вписывается в картину реального мира, предлагаемую нынешней физической теорией. Подобная ситуация сродни той, что привела к появлению гелиоцентрической системы мира Коперника, сменившей геоцентрическую систему мира Птолемея, господствовавшую в астрономии более четырнадцати веков. Пришла пора, как и во времена великого астронома, прибегнуть к принципиально новой интерпретации накопленных экспериментальных данных и посмотреть на некоторые основные понятия физики с нестандартного ракурса. Таковыми понятиями являются время, пространство и материя.

Пространство и время – близнецы-братья.
Мы говорим: пространство, подразумеваем время.
Мы говорим время, подразумеваем пространство.
/по мотивам В. В. Маяковского/

Что такое время? На бытовом уровне любой из нас с готовностью начнет отвечать на этот вопрос и… вряд ли большинство отвечающих (за исключением поэтов: у них свое видение мира) уйдет дальше лаконичной и бесспорной формулировки: «Время – это время». Дальнейшие попытки осмыслить и донести до чужого сознания понятие времени наталкиваются на невозможность хоть как-то описать время, поскольку при описании чего-то человек, обычно, опирается на свойства, присущие описываемому объекту или явлению. Время же для нас никакими свойствами не обладает. Мы не в состоянии ощутить его ни одним из наших органов чувств. Более того, мы даже мысленно не можем себе представить время, что существенным образом отличает его от другого ключевого понятия нашего мира – «пространства».

С пространством несколько проще. Мы можем ощущать его посредством зрения, представлять мысленно, непосредственно измерять, перемещаться в нем. С временем несколько сложнее. Ни одним из известных человечеству на сегодня органов чувств мы его ощутить не в состоянии. Представить себе застывшее время вне его связи с пространством тоже вряд ли кто из нас сумеет. Непосредственно измерить время, отделив его от пространства, мы также пока не можем никакими приборами. Мы измеряем не само время, а его изменение. Песочные часы, астрономические календари, электронные хронометры, атомные измерители времени – все эти приборы и способы измерения времени, по сути, регистрируют не само время, а лишь его изменение. То есть, время, существуя как объективная реальность, недоступно для наших ощущений и неподвластно нам, как материальная субстанция. Время существует, но мы его не фиксируем. Мы фиксируем лишь его изменение.

Такая ситуация возможна в том случае, когда мы находясь в трехмерном мире, перемещаемся вместе с ним в четырехмерном пространстве, где четвертым измерением является время. Простейшей аналогией этого явления для нас является перемещение плоского мира в трехмерном пространстве. В этом случае обитатели плоского двухмерного мира тоже никоим образом не смогут зафиксировать третье измерение, покуда не выйдут за пределы своего плоского мира. Они будут лишь фиксировать и ощущать результаты перемещения своего мира в третьем измерении, но само третье измерение будет им недоступно. При этом плоский мир сам по себе может иметь довольно сложную пространственную структуру. Он может быть невообразимым образом искривлен и разорван, его конфигурация может претерпевать различные геометрические изменения при движении в трехмерном пространстве, но для его обитателей он все равно останется плоским, двухмерным миром. Так и для нас, обитателей трехмерного мира, он всегда будет трехмерным, объемным, если только мы не получим возможность вырваться из трехмерности в четвертое измерение.

По сути, время – такая же равноправная составляющая пространства, как и три других, которые на бытовом уровне мы воспринимаем, как длину, ширину и высоту. Вся сложность нашего восприятия времени, как составляющей пространства состоит в том, что, покуда человек жив, он перемещается вдоль этой составляющей, не имея возможности просто взять и «сойти» с движущегося во времени трехмерного пространства, чтобы потом вернуться обратно. Уход «во времени» воспринимается нами, как смерть. Но это – тема отдельная. Здесь же важно осознать, что время – ничем не отличается от трех других, привычных нам измерений. Соответственно и измеряться должно в тех же самых единицах.

Вся вышеизложенная философия преследует собой одну цель – подвести к мысли, что наше пространство не просто умозрительно четырехмерно, оно физически четырехмерно, и это не выдумка физиков, а объективная реальность. А в свете этой реальности и вакуум несколько иным оборачивается, нежели мы его сейчас себе представляем. Похоже, что это вовсе не пустота, а совсем наоборот – плотно упакованная материя.

Единственный способ установить границы возможного –
это выйти за них в невозможное.
/второй закон Кларка/

Небезынтересной представляется крамольная мысль смоделировать строение Вселенной только из позитронов и электронов, рассматривая их как образующие элементы двух четырехмерных пространств, пересечение которых порождает наблюдаемую нами Вселенную. Причем одно пространство состоит только из позитронов, другое – только из электронов, и оба пространства обладают единственным свойством – создавать образующие их элементы по своим индивидуальным программам. Все электроны, равно как и позитроны, абсолютно идентичны между собой, а потому нельзя отличить один от другого, нельзя выделить какую то точку пространства, и для внешнего наблюдателя все пространство электронов представляется как один электрон, а все пространство позитронов – как один позитрон, хотя в них постоянно идет процесс создания образующих их элементов.

Процесс создания электронов происходит по одной программе, процесс создания позитронов – по другой. Различие программ создания проявляется для внешнего наблюдателя как различие свойств электрона и позитрона, то есть, он имеет возможность различать электроны и позитроны. Пока пространства не взаимодействуют (не пересекаются), для внешнего наблюдателя они представляются как изолированный электрон и изолированный позитрон.

Когда пространства начинают взаимодействовать (пересекаться) в зоне пересечения образуется множество точек, которые уже не идентичны между собой, поскольку представляют собой либо электрон, либо позитрон, которые внешний наблюдатель воспринимает по разному в силу различия программ их создания. То есть, внешний наблюдатель воспринимает зону пересечения как пространство, состоящее из множества электронов и позитронов. Причем отличаются они для него лишь по характеру взаимодействия между собой.

Поскольку электрон, как часть пространства электронов, постоянно создает (генерирует) электроны, а позитрон постоянно генерирует позитроны, то для внешнего наблюдателя это будет восприниматься, как стремление электронов и позитронов заполнить собой все наблюдаемое пространство, причем одноименные элементы будут восприниматься как отталкивающиеся друг от друга, а разноименные – как притягивающиеся друг к другу.

В силу различия программ создания пространствами электронов и позитронов в зоне их пересечения будет наблюдаться неоднородное распределение электронов и позитронов.
Возможны три состояния точки пространства, рождающегося в результате взаимодействия пространств электронов и позитронов: точка представляет собой электрон, точка представляет собой позитрон и точка представляет собой полное наложение электрона и позитрона. Последнее будет восприниматься внешним наблюдателем как точка без всяких свойств – пустота, вакуум.

При определенных различиях между программами создания электронов и позитронов в зоне пересечения пространств будут возникать устойчивые пространственные комбинации электронов и позитронов.

В частности, комбинация позитрон-электрон-позитрон (протон), которая для внешнего наблюдателя по характеру взаимодействия с электронами и позитронами будет идентична позитрону, но будет отличаться от него массой – характером взаимодействия с наложенными электронно-позитронными парами (вакуумом) в силу особенностей своей пространственной структуры; и комбинация электрон-позитрон-электрон-позитрон (нейтрон). Взаимодействие электронов, позитронов и возникающих из них комбинаций с наложенными электронно-позитронными парами (вакуумом) проявляется как гравитация, а возмущения наложенных электронно-позитронных пар (их колебания относительно точки наложения) проявляются как электромагнитное излучение.

Вселенная не только необычнее, чем мы воображаем,
она необычнее, чем мы можем вообразить.
/Закон Хелдейна/

Все вышеприведенные умопостроения сводятся к тому, что вакуум можно представить как совокупность электронно-позитронных пар – точек трехмерного пространства, в которых наблюдается полное наложение электронов на позитроны (или позитронов на электроны, кому как больше нравится), причем в четырехмерном пространстве электроны и позитроны не находятся в одной и той же точке пространства. Тогда электромагнитное излучение можно рассматривать как индуцированное возмущение электронно-позитронных пар (расщепление наложения), проявляющееся в виде колебаний электронов и позитронов относительно точки их полного наложения в трехмерном пространстве; материю – как устойчивые пространственные комбинации электронов и позитронов; гравитацию – как устойчивое расщепление электронно-позитронных пар, приводящее к образованию диполей «электрон-позитрон», а движение тела в пространстве – как распад и создание электронно-позитронных пар.

В последнем случае Первый закон Ньютона станет аналогом утверждения: при равномерном прямолинейном движении число распадающихся электронно-позитронных пар, образующих тело, равно числу возникающих электронно-позитронных пар, суммарная энергия распада-возникновения равна нулю, а, значит, равна нулю и сила, действующая на тело… Точнее, наоборот получается: если число распадающихся электронно-позитронных пар, образующих тело, равно числу возникающих электронно-позитронных пар, то мы воспринимаем тело, как равномерно и прямолинейно движущееся.

А что касательно математики и физики…. Тут вспоминается программа обновления математики, предложенная в начале прошлого века Давидом Гильбертом – обосновать с использованием строжайших стандартов логики то, что математики считали давно известным, построив тем самым полное, непротиворечивое и изящное здание математики, опираясь лишь на минимальное число основополагающих элементов.

По глубокому убеждению Гильберта, все в математике может и должно быть доказано, исходя из основных аксиом. Результат аксиоматического подхода должен был быть доказательно продемонстрирован на двух важнейших элементах математической системы.

Во-первых, математика, по крайней мере, в принципе, должна быть способна ответить на каждый вопрос в отдельности – это принцип полноты, который привел к введению новых чисел, например, отрицательных и мнимых.

Во-вторых, математика должна быть свободна от противоречий, то есть, если истинность некоторого утверждения доказана одним методом, то должна быть исключена возможность доказательства отрицания того же самого утверждения другим методом.

Гильберт был убежден, что, приняв всего лишь несколько аксиом, можно ответить на любой мыслимый математический вопрос, не опасаясь впасть в противоречие.

И пусть в 1931 году никому не известный двадцатипятилетний математик Курт Гёдель опубликовал статью, которая навсегда похоронила надежды Гильберта, заставив математиков признать, что эта наука никогда не станет логически совершенной, но сама по себе попытка грандиозного проекта создания математической системы, построенной на основе ограниченного числа аксиом и свободной от сомнений, противоречий и парадоксов, достойна уважения и восхищения.

Для ученого незазорно заблуждаться. В мире случайностей мы ищем закономерности и, как ни странно, иногда их находим. Поиск этот называется наукой. Из великих заблуждений иногда прорастают целые научные направления, поднимающие человечество еще на одну ступень познания мира. Скверно, наоборот, когда для ученого все ясно и понятно. Тут уж не до поиска истины. Все силы отдаются на борьбу школ и амбиций, уйма энергии уходит на доказательство того, что это учение единственно верное, хотя только время способно доказать истинность знания.

Работа Гёделя во многом оказалась схожа с открытиями в области квантовой физики. За четыре года до того, как математик опубликовал свое доказательство о неразрешимости, немецкий физик Вернер Гейзенберг доказал существование принципа неопределенности. Подобно тому, как Гёдель открыл предел истинности, до которого математики могут доказывать свои теоремы, Гейзенберг обнаружил, что существует предел точности, до которого физики могут производить свои измерения.

Такие довольно частые в науке совпадения дают основания предполагать наличие глубинной связи между, казалось бы, совершенно различными процессами познания человеком окружающего его мира.

Подобно той связи между эллиптическими кривыми и модулярными формами, на которую впервые обратил внимание в 50-х годах прошлого века молодой японский математик Ютака Танияма и сформулировал ее в виде предположения, которое впоследствии получило название гипотезы Таниямы-Шимуры.

Гипотеза предполагала однозначную связь между совершенно разными предметами математических исследований: эллиптическими кривыми, тесно связанными с кубическими уравнениями, известными с античных времен, и модулярными формами, открытыми только в XIX веке и являющимися одними из самых причудливых и интересных объектов в математике, отличительная особенность которых – бесконечная, неисчерпаемая симметрия. Сама идея об идентичности столь различных объектов повергла в шок все мировое математическое сообщество: до работ Таниямы никому и в голову не приходило, что эллиптические кривые и модулярные формы по существу представляют собой одно и то же. Более того, гипотеза Таниямы-Шимуры открывала возможности установления аналогичных связей и между другими математическими объектами, а в перспективе и между всем многообразием математических дисциплин, результатом чего стало бы возникновение единой великой математики.

Одним из первых, осознавших всю значимость гипотезы Таниямы-Шимуры для дальнейшего развития математики, был Роберт Ленглендс, в 60-х годах прошлого века предложивший программу построения математики будущего. В результате реализации этой программы любую неразрешимую в одной области математики проблему можно было бы трансформировать в аналогичную проблему из другой области, где для ее решения имелся бы новый обширный арсенал методов. В случае неудачи эту проблему можно было бы перенести в следующую область математики, и так далее – до тех пор, пока она, наконец, не будет решена. Можно было бы даже построить алгоритм переходов из одной области математики в другую при доказательстве еще не доказанных гипотез и решении еще не решенных задач на основе анализа инструментария, необходимого для разрешения проблемы, и методов, имеющихся в наличии в той или иной области математики.

Успех программы Ленглендса оказал бы огромное влияние на развитие естествознания, прикладных наук, техники, где, зачастую, ключ к решению проблемы представляет из себя выполнение громоздких математических расчетов. В некоторых разделах физики и техники сложность вычислений столь высока, что служит серьезнейшим препятствием на пути к прогрессу. Если бы математики смогли доказать гипотезы из программы Ленглендса, то были бы получены ответы не только на абстрактные математические вопросы, но и высветились бы пути решения практических проблем реального мира: неподъемные и громоздкие на сегодняшний день математические выкладки обрели бы изящную и удобную форму, позаимствованную из других математических дисциплин.

Программу Ленглендса еще только предстоит осуществить – какой простор для самореализации молодых и талантливых! – а гипотеза Таниямы-Шимуры уже сыграла определяющую роль в решении самой известной математической загадки человечества – Большой теоремы Ферма.

23 июня 1993 года профессор Принстонского университета Эндрю Уайлс в Кембриджском Институте сэра Исаака Ньютона закончил чтение серии из трех лекций с несколько неопределенным называнием «Модулярные формы, эллиптические кривые и представления Галуа» и, повернувшись к доске, написал формулировку Великой теоремы Ферма. «Думаю, на этом мне следует остановиться», – произнес он, и тогда после небольшой паузы раздались аплодисменты. Это означало, что математическая элита по достоинству оценила титанический семилетний отшельнический труд Уайлса, посвященный доказательству гипотезы Таниямы-Шимуры и представлявший собой гигантскую цепочку рассуждений, весьма хитроумно выстроенных из сотен математических вычислений, склеенных воедино логическими связями, изложенных в виде 100 страничной математической рукописи.

Теорема доказана – загадка осталась: какое гениальное озарение или не менее гениальное заблуждение заставило Ферма написать на полях «Арифметики» Диофанта: «Я нашел поистине удивительное доказательство». А потому, не смотря на публикацию доказательства Уайлса, существует много математиков, которые уверены в том, что им удастся добиться широкого признания и славы, открыв первоначальное доказательство Ферма.

Равно, как и в современной физике – простор немереный в плане завоевания признания и обретения славы. Особенно для молодых и талантливых. Ведь в молодости проще быть ярким и смелым. Пройдут годы, появится солидность и степенность, обдуманность высказываний, монументальность суждений, и нынешний гений уже не осмелится взбудоражить научную общественность легкостью и красотой нетрадиционного подхода к фундаментальным физическим понятиям. А пока можно дерзать. Пока не написаны диссертации. Пока не созданы школы. Пока не давит груз ответственности за незыблемость устоев физики, а физические константы кажутся не такими уж и постоянными.

К слову сказать, нет нерешаемых проблем. То же доказательство, что проблема не решаема в принципе – уже решение. Надо просто найти людей, способных и готовых решать эти проблемы, создать из них команду и правильно организовать работу этой команды. Большая теорема Ферма давно была бы доказана, если бы математики не ковырялись в ней по одиночке, а, отбросив честолюбие, амбиции и страх неудачи, совместно взялись за ее решение. О пользе и продуктивности совместной работы говорит и факт из жизни самого Ферма: и он, и Паскаль сумели независимо решить задачу Гомбо (как разделить выигрыш в случае досрочного прекращения игры) но их сотрудничество ускорило решение и позволило им глубже исследовать другие, более тонкие и трудные, вопросы теории вероятностей. Да и гипотеза Ютаки Таниямы, которая легла в основу доказательства Эндрю Уайлса, так и могла бы остаться незамеченной математической общественностью, если бы не сотрудничество Ютаки Таниямы с Горо Шимурой, который приложил немало усилий, чтобы найти новые факты, подтверждающие существование взаимосвязи между модулярными формами и эллиптическими кривыми и довести гениальную гипотезу своего друга до такого уровня, на котором их коллеги уже не могли интерпретировать полученные результаты, как простое совпадение.

Неумение или нежелание работать с новейшими теоретическими разработками, хоть в физике, хоть в любой другой области естествознания – упущенная бизнесменами выгода от опережающего старта в новых сферах бизнеса. Основы мобильной связи были заложены в России. Массовый выпуск мобильных телефонов оседлали зарубежные компании. Наши сели в лужу.

Пренебрежительное отношение к собственным молодым и талантливым ученым – упущенная бизнесменами выгода от привлечения в свой бизнес свежих сил. Многие наши молодые таланты проявили себя отнюдь не на Родине, а далеко за ее пределами. А мы их прозевали, торгуя левыми нефтепродуктами, контрабандными спиртными напитками и ввезенными к нам по хитроумным схемам нашими же автомобилями. Хотя многие успели в школе прочитать чеховскую «Попрыгунью». Чеховская героиня одного талантливого ученого рядом с собой не заметила. Наш бизнес – целое поколение. И это беда не отдельного одаренного индивидуума. Это беда всего нашего общества, которое упустило шанс подняться еще на одну ступень своего развития.