Евгений Гудилин, замдекана факультета наук о материалах МГУ: «Отношу себя к последним романтикам»

Опубликовано 07.06.2010
Евгений Гудилин   |   просмотров - 2065,   комментариев - 0
Евгений Гудилин, замдекана факультета наук о материалах МГУ: «Отношу себя к последним романтикам»

Какая связь между Челябинском и одним из самых актуальных направлений сегодняшней науки – нанотехнологиями? В столице Южного Урала проводятся выставки и конференции, посвященные влиянию нанотехнологий на нашу жизнь, но они носят скорее познавательный, чем научный характер. И лишь немногим в нашем городе известно, что один из ведущих специалистов по нанотехнологиям в нашей стране – самый молодой член-корреспондент Российской академии наук, доктор химических наук, заместитель декана факультета наук о материалах МГУ Евгений Алексеевич Гудилин – родом из Челябинска!

Первоначально наша беседа с Евгением Алексеевичем была посвящена воспоминаниям о его родной 138-й школе, которой в 2012-м исполняется 50 лет. Но очень быстро разговор перешагнул тесные рамки школьных воспоминаний… В лаборатории химфака МГУ мы с Евгением Алексеевичем беседуем о сюрпризах на школьном выпускном и загадках для комсомольцев, о фальшивых медалях и о видеогазетах будущего, о скелете, занимающем 10 стадионов, об интернет-олимпиадах нового поколения и о многом другом.

Свинец вместо серебра, «курящий» фильтр и «жертвы» науки

– 138-я школа для меня родная. Здесь я проучился все 10 лет. Именно в школе у меня проснулся интерес к химии. Но произошло это не сразу. В раннем детстве у меня была мечта – стать водителем автобуса. В седьмом классе я принял участие в олимпиадах по математике, физике и химии. И совершенно неожиданно для себя завоевал на олимпиаде по химии первое место. Математика и физика тоже интересовали меня, но химия привлекла больше. Но все эти победы были бы невозможны, если бы не учитель химии Нина Михайловна Матерухина. В то время в нашей школе было два по-настоящему сильных учителя: физик Вячеслав Александрович Майоров и она. Нина Михайловна – увлеченный своим делом и необыкновенно глубокий человек. Именно от нее я узнал о химии намного больше, чем предусматривают рамки стандартной школьной программы. С ней мы «обманывали» весь класс: во время школьных опытов вместо нитрата серебра, которого не было по понятным причинам, давали соли свинца, пытались вместо йода вводить химгидрон, вещество, похожее на йод по свойствам. Можно сказать, что Нина Михайловна определила вектор моего жизненного пути. Кроме факультатива по химии в школе я посещал кружок химии во Дворце пионеров на Алом поле. Там мы в научных целях растворяли мух в серной кислоте, устраивали маленькие взрывы, «выкуривали» сигарету через водяной фильтр. Этот опыт нужно обязательно показывать всем школьникам. После выкуривания одной сигареты через водоструйный насос на фильтре видна вся грязь и копоть, при курении оседающая в легких.

Физик Вячеслав Александрович Майоров мог в четыре утра прийти в школу, вытащить телескоп на улицу и всем желающим показывать спутники Юпитера. Он же организовал работу школьной радиорубки. Уроки Вячеслав Александрович вел великолепно, очень систематизированно и стройно. Потом весь первый курс в университете физика давалась мне очень легко. Сейчас существует какая-то печальная традиция: принято лить грязь на школу и на педагогов. Я о родной школе могу сказать только хорошее. У нас были замечательные учителя. И отношения как между педагогами, так и к детям были теплыми, человеческими… Учиться было несложно, по крайней мере мне. И пусть наша школа не была специализированной, как ФМЛ №31, на жизненный путь она наставляла очень хорошо. Хотелось бы вспомнить о многих учителях и школьных друзьях, но объем материала диктует свои правила.

О генсеках, комсомоле и последних романтиках

– Мы заканчивали школу в очень интересное, но непростое время. С одной стороны, в то время к комсомолу уже относились с легкой иронией. У нас в школе комсомольские собрания проводились на первом этаже, и, устав от долгого сидения, мы, бывало, выходили погулять через окно. Для вновь вступающих в комсомол на собрании придумывали «каверзные» вопросы: «Сколько комсомольцев участвовало во взятии Зимнего?» и прочее…

В начале 80-х один за другим умирали генсеки, мы несли вахту памяти. Это было совершенно особое сочетание серьезного и в то же время ироничного отношения ко всему происходящему. Если рассуждать обо всем этом сейчас, то более молодые поколения нас не поймут. Теперь это не актуально. А тогда эти события формировали образ мышления. Жалею я и о том, что сейчас нет стройотрядов, в них каждый человек раскрывался, и становилось понятно, чего он стоит на самом деле. А еще в стройотрядах было очень весело. Говорят, что к 50-летию стройотрядовского движения в МГУ их хотят возродить. Я был бы этому рад. Я отношу себя к последним романтикам и жалею о том, что распался Советский Союз. А вот мой младший брат Станислав и его друзья – уже совсем другие люди. Три года разницы привели к тому, что поколение сменилось. Если мы еще были комсомольцами и людьми вполне советскими, то они – люди переходного периода. Словно с нашим выпуском закончился какой-то определенный жизненный этап. Станислав тоже участвовал в олимпиадах, закончил МФТИ, но науке себя посвящать не стал, ушел в бизнес.

А сегодняшние абитуриенты и студенты и вовсе заражены прагматизмом. Раньше мы думали, что свернем горы, повернем реки вспять, полетим в космос, теперь студенты думают, как бы сделать карьеру и получить хорошую зарплату. Чувствуете разницу?

Об одном маленьком сюрпризе

– Все школьные годы я был «синим чулком» (герой лукавит, и вскоре мы об этом узнаем – прим. автора), но на выпускном мне удалось удивить параллель. Я задумал небольшой фейерверк. Смешал окислители и восстановители: алюминиевую пудру, серу, аммиачную селитру и еще некоторые компоненты. Перед началом действа всех успокоил, заверив, что это будет небольшой тихий опыт. И вот… в небо над школьным двором взлетел огненный шар. Когда он наконец потух, вспышка еще минут пять стояла у всех перед глазами. Осколки ступки, в которой приготавливалась «адская» смесь, разлетелись в разные стороны. Травмы были исключены, я все рассчитал, чтобы никого не покалечить, но для того, чтобы произвести переполох, этого оказалось достаточно. Одноклассники вспоминают об этом до сих пор. Это, кстати, было единственное мое хулиганство в стенах школы.

О победах, «вредных» опытах и «фальшивых» медалях

– С 7 по 10 класс в рамках всесоюзных и зональных олимпиад по химии мне посчастливилось объездить полстраны: побывал в Душанбе и в Донецке, в Нижнем Новгороде и в Казани. На олимпиадах я встретил единомышленников – таких же беспокойных экспериментаторов. Сегодня нас бы, наверное, сравнили с поклонниками Гарри Поттера. Несмотря на существование среди юных химиков негласного кодекса «не навреди», мы все же ухитрялись «вредить», но исключительно себе. Вспоминается всякое: родительский унитаз, уничтоженный алюмотермической раскаленной смесью, или очень пахучий полупродукт – 13 граммов металлического серебра, который отец выбросил с балкона. А ведь я добывал его несколько месяцев из отработанного фиксажа (увлекался тогда черно-белой фотографией). Школу я закончил с серебряной медалью. И это несмотря на все пятерки. Когда работа пришла в районо, кто-то придрался к оформлению, и мне влепили четверку по математике. В конце концов, и «серебро», и «золото» школьных медалей оказалось, мягко говоря, ненастоящим. Я установил это путем простого химического анализа своей серебряной и маминой золотой медалей.

Дорога к мечте

– К 10 классу я уже четко осознавал, чего хочу, и в МГУ поступал целенаправленно. Участие в олимпиадах дало и знания, и мощный заряд уверенности в себе, но не избавило от вступительных экзаменов. Исключение – лишь для членов международной команды – только их могли взять в любой вуз. А для того чтобы попасть на международные сборы, мне не хватило полутора баллов.

Мои университеты

– Поступив на химфак МГУ, я попал на кафедру технологии к Николаю Николаевичу Олейникову, где почти сразу начал заниматься сверхтемпературными проводниками. Наша 12 спецгруппа с гордым названием «Перспективные процессы и материалы и ядерно-химические методы исследования вещества» была очень дружной. После получения диплома меня оставили при МГУ, что само по себе было большой удачей. Но на жилье в Москве нужно было заработать самостоятельно. Я отправился на стажировку в Токио. Здесь за 20 месяцев, работая по специальности, сумел скопить на квартиру на Севастопольском проспекте, 12 лет общаг миновали. В Японии я опубликовал ряд статей по избранному еще в начале учебы направлению – высокотемпературной проводимости. Так однажды выбранное еще в институте направление исследований определило мою жизнь. Японцы предлагали остаться, сулили хороший заработок. Но я вернулся в Москву по ряду причин. Самая главная из них – дома меня ждали жена и маленький сын.

«Пещерные» люди

– Лена Кива – сегодня Елена Анатольевна Гудилина – моя супруга и самый верный друг. Мы одноклассники, но сблизила нас спелеология. Мы были «пещерными» людьми. Именно в походах стало ясно, что Лена – очень близкий мне по духу человек. На втором году аспирантуры мы поженились. Моя Елена (Ленка, как дружески-ласково в телефонном разговоре называет ее супруг – прим. автора) – врач-педиатр, кандидат наук: о лечении и воспитании детей знает все. Это лучшая жена и мама на свете! Все мои научные достижения не были бы возможны, если бы рядом не было её…

Как стать членкором РАН?

– В дальнейшем я побывал и на других стажировках: в США, в Германии (по стипендии А. фон Гумбольдта – прим. автора). Поездки дали бесценный жизненный и научный опыт, помогли найти коллег и единомышленников за рубежом. Направление, которым я продолжал заниматься (сверхтемпературные проводники), со временем переросло в докторскую. После защиты докторской стал преподавать в МГУ на ставке профессора. Выбор в членкоры академии – отдельная история. Новых членов РАН избирают уже действующие члены-корреспонденты и, конечно, сами академики – они не только очень уважаемые и опытные люди, жрецы науки, но часто и хорошие психологи. Меня рекомендовали декан факультета наук о материалах, академик Юрий Дмитриевич Третьяков и член-корреспондент РАН Игорь Витальевич Мелихов. Но просто так эти уважаемые люди никого рекомендовать не будут. Чтобы стать членкором, нужно заниматься перспективной областью научных знаний, к тому же иметь правильные публикации. Нужна и немалая организационная работа, наличие научной школы и умение убедить всех, что то, чем ты так увлечен, действительно нужно людям. Обычно членкорами становятся годам к 50, мне повезло – я стал им раньше. Я занимался и сейчас продолжаю заниматься наноматериалами – это одно из высокотехнологичных и многообещающих направлений для промышленности, да и для образования тоже.

Нано – это не мода!

– Нанотехнологии сегодня окружены множеством мифов и домыслов. В последнее время в прессе даже появились сообщения об опасности нанотехнологических разработок. Попробуем немного прояснить ситуацию. Нано – это уровень материи (и по определению, и по сути), а наши знания о нем сформировались на стыке химии, физики, биологии и других фундаментальных наук. Методология и методы новой дисциплины направлены на наноуровень (десять в минус девятой метра). Невероятного в этом ничего нет, но есть нестандартные проявления уже известных закономерностей. Именно поэтому нано – это не мода, а современная практически важная научная область знаний. Сейчас я отошел от химии в чистом виде и руковожу группой, которая занимается поиском новых материалов. На химфаке МГУ создан совершенно уникальный факультет наук о материалах, я замдекана этого факультета. Взяв идею и новые вещества, мы синтезируем новые материалы с заданными свойствами. Новая междисциплинарная специальность объединяет в себе химию, математику и физику.

Видеогазеты будущего, «вечные» батареи и наномедицина

– Какие же именно чудеса разрабатываются на факультете наук о материалах? Например, в лаборатории уже имеется принтер, на котором можно будет печатать электронную бумагу. Открываете вы газету, а там вместо обычных иллюстраций – видео. Но чтобы этого достичь, чудопринтеру нужны специальные чернила. Они должны содержать суспензию наночастиц с определенными свойствами. На Западе уже печатают супертонкие, с лист толщиной, дисплеи, мы же пока знакомимся с опытными образцами только в Интернете. Но в будущем и у нас в России будет возможна печать микроэлектроники и даже (!) мышечной массы человека. Также в лаборатории разрабатываются литиево-кислородные батареи. Когда они будут выпускаться, проблема подзарядки автомобилей будущего – электромобилей – будет решена. На одной такой батарее машина сможет проезжать многие сотни километров. Подобные, но немного другого характера батареи будут разрабатываться для мобильных телефонов, они будут работать в три раза дольше имеющихся аналогов. Есть у нас и новые уникальные разработки для медицины. С помощью наших разработок можно уничтожить опухоль без вмешательства хирурга! Достигается это путем ввода в опухоль раствора магнитного оксида железа и установки рядом источника переменного магнитного поля. Так опухоль нагревается и исчезает даже без оперативного вмешательства.

Изучив строение костей человека на уровне наночастиц, ученые установили, что они состоят из мелких чешуек нанометрового размера. Именно эти чешуйки склеены коллагеном в структурные элементы кости. Это сложный, прочный композит с необычными свойствами.

А факультет наук о материалах как раз и занимается разработкой различных композитов.

И уже в самом ближайшем будущем из синтезированных нами материалов будут изготавливать протезы нового поколения, которые организм человека не будет отторгать. Кстати, если из человеческого скелета убрать всю органику и разложить все чешуйки на поверхности впритык друг к другу, они займут площадь, равную 10 огромным стадионам, сопоставимым по размеру с «Лужниками».

«Бумажные» злоключения и олимпиада нового поколения

– Должность замдекана, бумажные и административные заботы сильно отвлекают от исследований и научной работы. Много сил отнимает оформление грантов, каждый грант требует невероятного количества бумажной отчетности, которая ложится на плечи ученых. Это неизбежные минусы при финансировании исследований. Кроме того, сейчас я курирую новый очень интересный проект. На сайте факультета наук о материалах Nanometer.ru создан клуб участников интернет-олимпиад по нанотехнологиям, который представляет собой бесплатные курсы подготовки в системе всероссийских интернет-олимпиад по нанотехнологиям. Главная особенность этой олимпиады – в том, что она дистанционна. Так Интернет, безвозвратно «засасывающий» молодых, служит им на благо. При этом найти готовые ответы на задания этой олимпиады во Всемирной паутине нереально, потому что творческие и теоретические задания уникальны. А еще – это олимпиада для всех! В ней смогут принять участие и студенты, и молодые исследователи, и школьные учителя, и университетские преподаватели! Так мы сможем найти самых талантливых. Второй тур олимпиады будет проходить в Москве в форме своеобразной школы для участников, на которой ведущими профессорами МГУ будут прочитаны лекции по нанотехнологиям и современным наноматериалам.

Победители-абитуриенты смогут поступить без экзаменов в МГУ и другие вузы, а студенты и молодые ученые продемонстрируют свои лучшие достижения в научно-исследовательской работе. Эта олимпиада – часть большой программы по развитию наноиндустрии в России.

Одноклассница Е. А. Гудилина Светлана Саломатина (Поротникова): «…Он трудоголик и работает по 20 часов в сутки, пугая жену состоянием своего здоровья. Он работал по приглашению правительств разных стран, синтезировал там удивительные вещи, но вернулся в Россию, потому что патриот по сути, а не на словах. Он тянет на себе воз всероссийских олимпиад, сочиняя для них многоумные и нестандартные задания, координируя весь процесс и проверяя результаты (читая при этом лекции, готовя научные статьи, курируя своих адъюнктов и прочее), чтобы талантливая молодежь из глубинки имела возможность попасть в Москву и заниматься наукой. Он при этом заботливый муж, любящий отец двух мальчишек, который при такой загрузке находит время заниматься с детьми, он надежный друг. Он не только великий ученый в области химии, физики, нанотехнологий. Он писал еще в юности потрясающие по силе и тонкости юмора рассказы, стихи, поэмы и оды, каждое его письмо было произведением искусства, многие снабжены рукописными иллюстрациями, достойными пера Кукрыниксов. По пещерам он лазил великолепно, на страховке был в числе первых среди самых надежных, потому что был всегда невероятно силен, внимателен и физически подготовлен – еще в школе – один из лучших на физкультуре».

Действительно, уместить в одном интервью информацию о такой масштабной личности непросто. Присоединимся к словам Светланы. На самом деле Евгений Алексеевич очень скромен и не любит рассказывать о себе. Об этапах своего жизненного пути и своих достижениях он упомянул лишь вскользь, и полную картину пришлось восстанавливать, пользуясь отзывами о нем его учителей и друзей, а также сайтом Nanometer.ru. Личность такого масштаба заслуживает отдельной книги, эта статья – лишь штрихи к портрету.


Комментарии:

Пока комментариев нет. Станьте первым!