Интервью с инвестиционным менеджером РОСНАНО Олегом Базером

Опубликовано 15.08.2011
НОР   |   просмотров - 1672,   комментариев - 1
Интервью с инвестиционным менеджером РОСНАНО Олегом Базером

Олег Эдуардович, есть мнение, что предприятия, занимающиеся инновационными разработками, должны быть крупными. Здесь, в бизнес-инкубаторе, сосредоточены, в основном, предприятия малые или, в крайнем случае, средние. Вы работаете и с малым бизнесом тоже?

- Здесь нужно разделять эти вещи. Инновационные предприятия, на самом деле, могут быть какими угодно – это может быть один человек, который что-то изобретает, сидя у себя дома, или может быть огромная корпорация, которая ведёт инновационные разработки, и это лишь часть её деятельности. Здесь сегодня собрались как совсем мелкие компании, так и представители достаточно крупных компаний. Если говорить о РОСНАНО, то мы работаем только с крупными предприятиями. Мы работаем на развитие компании – нам важно, чтобы средняя компания за время работы с нами превратилась в крупную. Но тут интересная ситуация: как только РОСНАНО становится партнёром малого или среднего предприятия, они сразу же выпадают из программ государственной поддержки, лишаются региональных преференций, субсидий. Поэтому для нас не важен формальный момент: малый это бизнес – или средний, например. Нам важен сам проект. Важно, чтобы производство было перспективным и приносило прибыль. Нам важно, чтобы на пятый год совместной работы с РОСНАНО у предприятия выручка составляла минимум 250 миллионов рублей в год. От этого уже отталкивается построение всего бизнес-плана и общего объёма производства. И, кроме того, мы, конечно, пытаемся влиять на принятие соответствующих законов на федеральном уровне, чтобы сам факт того, что РОСНАНО входит в уставный капитал компании, не лишал их региональных преференций.

В Омске сейчас есть такие предприятия, которые через пять лет абсолютно реально могли бы давать те результаты, о которых вы говорите?

- Разумеется. Это, прежде всего, крупные предприятия, которых в Омске достаточно много. У нас в РОСНАНО, например, находится на рассмотрении заявка от «Техуглерода», от «Мостовика», от «Титана» - это те заявки, которые уже прошли определённую стадию рассмотрения, которые «прожили» определённое время. Заявок от Омской области, на самом деле, у нас не очень много, но и не очень мало – по сравнению с другими регионами, Омск смотрится довольно уверенным середнячком. Хотя, на мой взгляд, таких заявок от Омска могло быть больше. И вот такие встречи, как сегодня, они, во-первых, позволяют понять, есть ли, куда двигаться? А во-вторых, дают возможность определить базу предприятий, с которыми мы можем работать. Если в ближайший год у нас не появится новых заявок от Омска, наверное, здесь больше ничего и нет, кроме уже известных нам проектов. За три года работы мы исследовали рынок здесь, в Омске достаточно глубоко, «сняли пласт» проектов, скажем так. А появление новых идей, новых проектов, всё-таки, требует определённого времени.

Вы упомянули о проекте группы компаний «Титан». В последние месяцы в Омске обсуждается достаточно широко один из их проектов – строительство завода по производству поликристаллического кремния…

- Это как раз тот проект, который «Титан» подавал на рассмотрение в РОСНАНО. И мы уже сотрудничаем – в том плане, что мы взялись эту заявку рассматривать. Сейчас, насколько я понимаю, сам заявитель приостановил работы по подготовке проекта. И, кроме того, у нас есть аналогичные проекты в других регионах, и на самом деле, это очень серьёзный вопрос – стоит ли нам инвестировать в ещё один такой же завод?

Я говорил немного о другом: в Омске сейчас целое протестное движение существует против строительства этого завода – ввиду его потенциальной небезопасности. Несмотря на то, что проекта фактически не существует – он находится на начальном этапе базовой стадии, как заявили сегодня представители «Титана» в эфире «Радио Маяк», но омичи волнуются, подписывают онлайн-петиции президенту. Насколько такие действия жителей региона берутся в расчет РОСНАНО?

- Если честно, я не в курсе всей этой «чехарды» в Омске. Могу сказать, что проект строительства завода– как некий документ – есть. Но ещё нет ни площадки, ни бизнес-плана, не выбраны подрядчики, и у нас он всего лишь прошёл научно-техническую экспертизу. По поводу вредности производства должны высказывать эксперты. Мы поддерживаем завод по производству поликристаллического кремния – в Усолье, там выпускают столбики поликристаллического кремния – и никакой вредности производства не зафиксировано. Я не эксперт в области безопасности производства, но уверен, что в Омске есть много гораздо более вредных предприятий, связанных, например, с нефтяной промышленностью или с нефтехимией.

То есть РОСНАНО обращает внимание на такие вещи, как реакция населения региона на проект?

- Безусловно.

И эта реакция может стать причиной для отказа в инвестировании в проект?

- Не «может стать», а обязательно станет. Как минимум – попадёт в сферу внимания РОСНАНО, потому что фактически само производство нас интересует, прежде всего, с точки зрения финансовой отдачи. Вложив государственные деньги в производство, в проект, мы обязательно должны получить эти деньги через какое-то время обратно. Если у проекта есть риски, например, связанные с размещением производства в каком-то регионе или конкретном месте, для нас это является важным фактором при принятии окончательного решения. С другой стороны, мы не ставим жёсткого условия: проект разработан в Омской области – значит, он должен быть реализован в Омской области. Нет, если «Мостовик» решился делать свой завод не в Омске, а в Татарстане – для нас это не препятствие. И если там население не возражает – мы будет осуществлять проект там. Наоборот, мы заинтересованы в том, чтобы делать совместно с заявителем провести экологическую экспертизу проекта, чтобы понять насколько обоснованы опасения. Проблем с этим вообще не существует. Для того, чтобы провести экспертизу производства, это производство должно быть в проекте – а у нас пока нет никакой документации, подтверждающей, что проект «Титана» готовится к реализации. Пока просто инспектировать нечего. С другой стороны, можно, наверное, провести экспертизу других российских и зарубежных заводов по производству поликремния, и посмотреть, как этот вопрос решается там.

Только что, после вашей консультации, к вам подходил руководитель одного из предприятий и разъяснял технологические моменты производства, вы ему со своей стороны давали определённые рекомендации. А РОСНАНО участвует в управлении компаниями, которые «берёт под крыло»? Предположим, если в соседнем регионе возникает подобное же производство, может ли РОСНАНО предложить объединить эти предприятия, например, или указать на необходимость партнёрства этих компаний?

- По поводу участия в управлении – мы никогда не получаем контрольного пакета в управлении, мы участвуем в совете директоров с правом голоса, естественно, мы влияем на какие-то стратегические решения, важные для судьбы компании, мы контролирует финансовые потоки, то есть хотим видеть, как движутся те деньги, которые мы вложили в проект. Но мы никогда не участвуем в оперативном управлении компанией, менеджерами сотрудники РОСНАНО не становятся. Хотя, разумеется, если это необходимо, мы оказываем консультационную поддержку и целый ряд услуг – начиная от образования и заканчивая стимулированием спроса. А насчёт объединения или партнёрства – да, если мы видим, что возникает ряд аналогичных предприятий в разных регионах страны, например, мы делаем их руководителям определённого рода предложения. То есть, если мы видим, что существуют какие-то схемы, которые будут более выгодны для производства или сбыта продукции, если возникают предприятия, дополняющие друг друга по тематическим направлениям, - мы стараемся оптимизировать процесс их работы. Вот, сейчас ко мне подходил омский предприниматель, консультировался по вопросу производства цемента с использованием нанотехнологий, а я знаю, что есть аналогичное производство на Камчатке – я общался с этими людьми, знаю, что и как они делают. И мы им уже предлагали партнёрство в некоторых других, смежных проектах.

Руководители предприятий нормально относятся к таким стратегическим предложениям? В Омске, мне кажется, доминируют обратные настроения – закрыться внутри региона, никого не пускать и не выпускать…

- Это абсолютно понятно – у вас же бывший закрытый город. С одной стороны, в Омске действительно существует такая позиция: «мы как-нибудь сами». А с другой стороны, у крупных концернов есть такое мнение: мы лучше построим у себя маленький заводик ещё один, чем будем с кем-то объединяться и делиться. Кто-то соглашается, кто-то говорит: «Нет, нам это неинтересно». В Омске сейчас я вижу заинтересованность в совместной работе, в продвижении своих проектов.

Завершим на позитивной ноте. Спасибо за интервью.

- Удачи!

РИА ОмскПресс

Комментарии:

Цитировать Имя
Сергей Сайтов, 15.02.2012 16:16:03
Интересная статья...