Дорога в инновации

Опубликовано 14.07.2016
Валерий Гумаров   |   просмотров - 322,   комментариев - 0
Дорога в инновации

Инновации сейчас у всех на слуху, а у многих и на языке по долгу службы и характеру работы. Только вот с инвесторами в инновации незадача пока что выходит. Среди чиновничества инновационное рукоблудие процветает – масса удовольствия от самого себя при занятии инновациями, а плодов их реализации не наблюдается. Одни только томные вздохи, о том, что изобретатели не то изобретают, инвесторы не туда инвестируют, производители не то производят. Под эти страстные причитания бюджетные деньги прячутся в карман и растворяются в массе земных удовольствий, ничего общего с инвестициями в инновации не имеющих.

Да и инвесторы сильно на дикарей в магазине электроники смахивают. Глаза от жадности горят, а платить за товар не хочется. Проще и привычнее украсть. Только вот изобретение – не банан, который сразу в рот засунуть можно. Механизм сложный. Как телевизор для дикаря. Украсть-то, конечно, не проблема. Проблема, что с ним дальше делать. Тащить тяжело, а использовать по назначение мозгов не хватает. Разве что на бусы разобрать. Да на шею повесить, чтоб все видели – человек техническими новинками интересуется и не прочь к ним руку приложить. Инвестор, значит, получается.

Наиболее продвинутые дальше пошли в деле работы с инновациями. Правда, те же бусы из телевизора получились, но в другом исполнении. Не на шею вешаются, а на вход в лавку для завлечения крупных банановладельцев, которым в обмен на бананы дорога к магазину электроники показывается и оказывается содействие в вороватом выносе диковинных штуковин.

Все это к тому, что нет у нас сейчас в России инфраструктуры, жадно впитывающей все новое, и эффективных механизмов выведения новинок на рынок. Потому и процветает, то, что выше описано. Дикость и непотребство.

Утверждаю это не с чужих слов, а по личному опыту участия в некоторых проектах. Началось все в начале 90-х годов. Был я в то время инженером-электроником, обслуживал вычислительные комплексы М-5000 и М-5100, работали они практически без сбоев, после того, как мы с напарником из них за полгода все, что могло выгореть, вычистили, а посему было время заняться чем-нибудь для души. Про ТРИЗ в газете, уж не помню какой, прочитал. Демоверсию «Изобретающей Машины» получил. В Минск в НИЛИМ съездил на семинар. И запали мне в душу проблемы наших изобретателей. И дал я в газете для изобретателей «Гравитон» объявление: «Изобретатели и мыслители! Ваши идеи, разработки и теории ждут современники и потомки!». И началось…

Письма стали приходить со всего бывшего Советского Союза. Письма самые разные, были и довольно содержательные, да просьба одна и та же – помогите материально. А у меня, кроме моральной поддержки, ничего за душой в те достославные времена не было. Помогал, конечно, как мог. Советы советовал. Воодушевлял, записки направлял в Правительство и Верховный Совет с призывом обратить внимание на бедственное положение отечественных изобретателей. Мне отвечали, в том плане, что не извольте беспокоиться, дорогой товарищ, правительство про то знает, комитеты по вопросам создаются, отделы по ответам организуются, так что все будет в лучшем виде. А тут и Егор Тимурович подоспел со своим шальным видением рыночной экономики. Начинание Михаила Сергеевича, взявшего курс на свободное падение как одну из форм ускорения при переходе общества развитого социализма к следующей фазе своего движения вокруг светлого будущего, пришло к своему логическому завершению, и всем стало уже не до изобретателей. Что тут еще изобретать, когда Анатолий Борисович приватизацию замутил. В части экономического эффекта его было уже не переплюнуть. (К слову сказать, в феврале 1992 года, за несколько месяцев до обнародования программы приватизации я послал в «Комсомолку» на имя экономического обозревателя Разина, который афишировал свою близость с командой Гайдара, письмо с предложением приватизировать все к чертовой матери. Совпало практически все, кроме активного участия государства в качестве игрока, а не пассивного наблюдателя за процессом дележа совместно нажитого имущества. Потом, в том же году, отправил еще два письма напрямую Чубайсу с мыслями на тему, как все надо делать, чтобы народ без штанов не остался. Поблагодарили, приняли к сведению, но все это уже было не нужно. Процесс пошел. В разнос. Разносили только свои. Народ на этом празднике жизни был лишним).

В общем, разослал я наиболее перспективным изобретателям информацию друг о друге, порекомендовал каждому несколько фирм, пытавшихся процвести на ниве изобретательства, и ушел на государеву службу в таможенные органы. Там уже для души времени не было, но изобретательская тематика не отпускала. Подбирал кое-какие материалы, немного анализировал, и все больше укреплялся в желании всерьез заняться этой деятельностью.

По прошествии восьми лет службы в таможне, вышел на пенсию и стал присматриваться к фирмам, занимающимися инновациями. В конце 2004 года нашел в интернете одну такую фирму. Поработал на ее форуме. Потом вместе с этой фирмой запустили проект конкурсного сайта для изобретателей. Затем на деньги правительства Московской области сделали сайт для инвесторов. Но все эти проекты не принесли реальных плодов, если не считать поступлений в карманы руководителя фирмы и его подельников-чиновников от распила бюджетных денег и средств инвесторов, полученных под проекты.

И такая же картина наблюдается сейчас со всеми прочими проектами, завязанными на инвестициях в инновации. И не потому, что этими проектами бездари занимаются, а вокруг авантюристы увиваются. Хотя и не без этого, и на призыв «Не ломайте бизнес-ангелам крылья!» вполне резонно можно ответить: «Бог с вами, какие к черту крылья. Там хвосты отрывать надо да рога обламывать». А потому что сложившаяся система инвестиций в инновации крайне неэффективна, и эти вложения, как правило, оборачиваются не баснословной прибылью, как мыслится авторам проектов, а значительными убытками, как обычно предсказывают многомудрые эксперты. Потому и толпы инвесторов, жаждущих вложиться в новые разработки, пока не наблюдается. Все больше в проверенный временем бизнес инвестируют, а не в новинки.

Причина неэффективности инвестиций в инновации банальна – нет инфраструктуры, жадно впитывающей все новое, и механизмов выведения новинок на рынок. Кто-то что-то пытается сделать, но рано или поздно уходит на виток вокруг вопроса экономической эффективности инновационного процесса. А ее нет и не будет (о какой эффективности может идти речь, когда тысячи дельных идей затаптываются на стадии зарождения, а из получивших финансовую поддержку не более 5% доходят до стадии серийного выпуска, из коих лишь десятая часть становится заметным коммерческим проектом), если кардинально не поменять сам подход к инвестициям в инновации. Инвестировать надо не в проекты, как таковые, а в людей, в чьих головах эти проекты рождаются. И задействовать каждого из этих самородков в совместной работе над проектами. Совместно, а не порознь. И в работе над множеством проектов, а не одним лишь его собственным. Ну и, разумеется, с весомой материальной отдачей для всех участников проектов, а не одних лишь инвесторов. Следует использовать энергию изобретателей, ищущих деньги для материализации своих детищ, для вытаскивания из ямы тех, кто по уши влез в какую-то проблему, но никак не может найти техническое решение выхода из нее. Помогая другим, изобретатели получат возможность заработать первоначальный капитал для запуска своих собственных разработок. Да и руку набьют в практике реализации изобретений. Залог успеха использования изобретателей в работе над чужими проектами – если человек оказался способен придумать новую нестандартную форму, положим, игольного ушка для протаскивания через него верблюда, то он может найти решение и другой, более практичной задачи. Если это будет не один человек, а множество, то и решений будет предостаточно. Останется только грамотно свести их в единый проект, который станет не какой-то сумасбродной идеей гения-одиночки, а коллективным трудом плеяды талантов и специалистов во многих областях знаний, а потому и явится для инвесторов много привлекательней, нежели сырая идея одиночки или купленная по дешевке разработка небольшой группы энтузиастов.

Инвестиции в материальные активы и инвестиции в интеллектуальные активы – вещи разные. Понимать то это все понимают, но на практике все-таки инвестируют в проекты, а не в людей. Та же самая картина наблюдается, что и с кадрами: декларируется война за таланты, льются слезы о нехватке талантливых специалистов, а берут на работу тех, кто гладко укладывается в корпоративные нормы, в каковых талант не значится. Там важнее возраст, место жительства, образование и прочее семейное положение. Вот и при инвестировании в новые разработки, так же как и при инвестировании в старый завод, перво-наперво смотрят экономику, в упор не замечая тех, у кого достало мозгов эту экономику наполнить оригинальным содержанием. А в инновациях – главная ценность не сами проекты, а люди их создающие. Если у человека хватило ума придумать что-то по настоящему оригинальное, пусть даже не поддающееся коммерциализации, то его надо задействовать в реальном коммерческом проекте, где его способности обернутся решением практической задачи. Если для реализации коммерческого проекта не хватает одного человека, то надо создавать команду нестандартно мыслящих самородков, тем более, что интернет позволяет собрать в одну команду людей, разделенных тысячами километров.

Только про некоторые специфические риски помнить надо, когда дело с инвестициями в инновации связано.

Один из них – «Риск долгожданного счастья».

Альпинисты погибают при спуске. От расслабухи после достижения поставленной цели. Точнее, от смещения целевых ориентиров. Когда долго и трудно идешь к вершине, то ее достижение и видится главной целью. Хотя на самом деле самая главная цель – вернуться с восхождения целым и невредимым. А не просто на вершине потоптаться.

Похожая ситуация возникает и с финансированием проектов. Инвестор может налететь на «риск долгожданного счастья».

Работая с полунищими авторами проектов, следует иметь ввиду, что вложение в них сразу крупных сумм весьма рискованно. Рискованно в силу ряда субъективных причин, которые необходимо учитывать, чтобы не завалить проекты на их начальных стадиях. Одна из основных причин связана с особенностями человеческой психики. Даже если авторы проектов запрашивают многомиллионные кредиты и искренне верят, что освоят их без сучка и задоринки, когда на них вдруг свалится это нежданное долгожданное счастье, они просто-напросто ошалеют от него и быстро все растранжирят, с удивлением обнаружив, что не сделано и десятой доли задуманного. А помощников в этом деле налетит тьма тьмущая. Они то по факту и будут профинансированы в конечном итоге. Большая часть средств пройдет мимо проектов. Растащат. Проверено на практике. Неоднократно.

Поаккуратнее надо с проектами в начальной стадии. Потоньше. Оно, конечно, не совсем удобно крупному инвестору с малыми суммами возиться попервоначалу, но иного пути нет. Сильно оголодавшего человека к пище постепенно приучать надо. Иначе не выживет. Так же и с авторами проектов. Крупный выигрыш в виде руки помощи от всемогущего инвестора – сильнейший стресс для многих авторов проектов. Одно известие о нем может крышу снести: кто-то в депрессию впадет, кого-то мания величия посетит, кто-то в загул ударится. Или бесследно растворится человек в земных удовольствиях сразу по получении кредита. Вместе с деньгами. По разному может быть. Только результат один – загубленные проекты и сломанные жизни. И потерянные деньги.

Если же начальная стадия инвестирования прошла успешно, то дальше ждет еще один риск, который, как болото, может засосать вроде бы успешно начатое дело – «Риск личного благополучия».

В любом деле наступает период стабилизации, когда первоначальный рывок в рынок успешно завершен, процесс пошел, труды начинают приносить свои материальные плоды, и встает вопрос о целесообразности дальнейшего развития бизнеса.

А дальнейшее развитие бизнеса – это лишняя головная боль для руководства.

Сейчас, вроде бы, все идет своим чередом: рабочие будни с обыденными совещаниями, выходные с семьей, боулинг и рыбалка с друзьями, прочие человеческие утехи. Жизнь то наладилась! Зачем куда-то развиваться, ломать сложившийся образ жизни, наживать себе врагов и конкурентов? На хлеб с маслом и икрой хватает, и ладно.

И многие на этом останавливаются. От добра добра не ищут, и бизнес замирает на стадии личного благополучия руководства. Идет себе производство небольших партий товаров, ведется двойная бухгалтерия, особо приближенные вкус сладкой жизни познают, остальные особо не жируют, но и с голода не пухнут. Все при деле, все довольны. Застой в масштабах малого бизнеса.

И какие бы самые разгениальные идеи по развитию такого бизнеса не предлагались, ничего не пройдет и не проймет, все будет отвергнуто.

Чтобы сдвинуть его с места, нужен будет очень мощный пинок, или в личной жизни руководства, или всего общества в целом. Стимул нужен для дальнейшего развития: раздел имущества с женой, пожар в загородной резиденции, подрастающие наследники, судебные приставы в доме, просто кризис в стране. Когда появится стимул для развития, тогда и само развитие пойдет. А просто пожелание развиваться в условиях стабильности, так и останется благим намерением. Ведь, чтобы развиваться, придется что-то менять в размеренном течении жизни. А это чревато. Не всякий решится. Разве что личные амбиции будут задеты. Но их кто-то должен задеть.

В бизнесе лучший раздражитель – конкуренты. Потому приходим к парадоксальному выводу: чтобы успешно развиваться, необходимо наладить выпуск конкурентов – обучить людей своему бизнесу. Рынок оживится, новые клиенты зашевелятся, соперники обозначатся. Появится стимул к расширению. Реальный стимул, а не простое хотение развиваться, палец о палец не ударив. Для инвесторов это означает, что надо инвестировать не в одиночные проекты, а в пакет проектов, объединенных общей стратегией.  


Комментарии:

Пока комментариев нет. Станьте первым!