Трудно найти истину, когда потеряны научные принципы

Опубликовано 18.04.2014
Станислав Ордин   |   просмотров - 4782,   комментариев - 2
Трудно найти истину, когда потеряны научные принципы


Трудно ловить чёрную кошку в тёмной комнате, когда её там нет. Трудно найти истину, когда потеряны научные принципы. Есть только миг, между прошлым и будущим.

Рекомендую ещё неокрепшим научным умам потренироваться на этой статье и проанализировать её до конца (а, возможно, просто с конца и под эту песню). В молодости мне довелось столкнуться с молодыми проходимцами разных мастей (специальностей), использующими алгоритмы оперативного изготовления диссертации на базе одной публикации на туалетной бумаге. Многие их них сейчас пробились в «видные учёные и общественные деятели». Эта же статья – описание альтернативного подхода: алгоритма поиска «чёрных кошек». Любой творец, будь то Сократ, или Чайковский, или Эйнштейн, широко глядя на наш Мир, глубоко заглядывает в себя. И в этом плане для творчества требуется индивидуальная «сократовская бочка». Но она требуется для того, чтобы сознание не заполнилось пещерной мещанской грязью, а впитала лучшие достижения человеческой мысли наших предков.

Вместо эпиграфа 

Вместо эпиграфа - мой коммент к посту о несостоятельности ньютоновской механики.

Многие в комментах просто отмахнулись от этой статьи, а думаю, они не правы. В науке действительно далеко не всё гладко. Я бы даже сказал, что наивные представления людей далёких от науки, что наука ВСЁ УЖЕ ОПИСАЛА, абсолютно не верны, и как раз демонстрируют искусственное ограничение сферы знания. Естественный рост сферы знаний в период расцвета науки, в период застоя подменяется её раздувательством, как мыльный пузырь, её якобы безграничностью.

И судьба мыльного пузыря, наполненного большим количеством малоинформативных статей и диссертаций, с единственной целью «срубить» давно девальвированные (в планетарном масштабе) деньги такая же, как и у обычного мыльного пузыря – он лопается: дебилы при деньгах, пытаясь срубить на науке ещё больше обесцененных денег естественно не способны отличить истинного учёного от очередного проходимца, либо глубоко невежественного «учёного», но владеющих искусством наукообразия (http://www.rusnor.org/pubs/video/10349.htm).

И результат всего лишь один – ещё большее обесценивание денег. Но старика Ньютона автор поста взял для примера не корректно – этот старик толково объяснил очень многое, строго опираясь на научные принципы. Хотя замечание о масштабах, считаю, автор сделал ценное, подсказывающее, что возможно не все масштабы учтены с помощью геометрии Лобачевского (по отношению к другим областям физики – см. «Размерные эффекты и НАНО http://rusnor.org/pubs/articles/7724.htm»). Но в период столетнего застоя науки и неудивительно, что её значимость в общественном сознании катастрофически упала и, как не покажется парадоксально, но и подобные статьи, и «наивные» детские умопостроения, я бы сказал, даже полезны, так как подталкивают саму науку вылезти из бюрократического болота, где процветает дилетантизм и кулуарное деление денег (http://www.rusnor.org/pubs/video/10349.htm ).

И эта моя статья направлена на то, чтобы сорвать пелену с глаз, пелену, которая вредит развитию истинной науки. Но это, всё таки, статья с серьёзными научными отступлениями, требующими напряжения мозжечка и потому возможно трудная для тех, кто ориентировался на мнение парткомов в науке (как кое-кто в комментах) и для кого вошло в привычку голословно втаптывать в грязь любое инакомыслие - на элементарную контраргументацию видимо мозгов не хватает.

С подобным подходом я лично сталкивался, когда вместо сделанного мною самим предложения, как я когда-то полагал, научному оппоненту, написать опровержение на мою статью, раз он не согласен с выводом о существовании двух подрешёток в несоразмерном кристалле. Он ничего не ответил, а уговорил у меня за спиной начальство отозвать статью из редакции «чтобы не позорила лицо лаборатории».

«Научную» карьеру он такими ходами сделал, а вот в науке ничего путного за всю жизнь не совершил, кроме как озвучил от своего имени некоторые результаты, которые не имел никакого права себе приписывать и которые переврал. Так что «едкие» замечания к этой пусть наивной, но статье думающего человека, по крайней мере, проявили «заячьи уши» крайне недалёких людей, мнящих себя УЧЁНЫМИ. Подобная плесень на теле науки может и пригодится в качестве вакцины, но если её не удалить с тела разлагающейся науки, то наука обречена на умирание, как жертва мелкого, но грязного укуса доисторического варана с острова Комодо. Пещерность самой науке противопоказана.

Аркаим – сердце России

Давно укоренившееся выражение «Урал – становой хребет России» нашло относительно недавно своё подтверждение, когда было обнаружено её древнее сердце – Аркаим. Но в отличие от революционных для советского времени представлений академика Рыбакова, указавшего в изданном им учебнике для ВУЗов «История СССР» дату возникновения нашего Союза – 2000 лет до нашей эры – открытие Аркаима, которое сдвигает нашу точку отсчёта ещё на пару тысяч лет вглубь веков, прошло скромно и незаметно.

Если в советские времена только коммунистический официоз (думаю, не без давления церкви) помешал книгам Рыбакова «История древней Руси» и «История древних славян» трансформироваться в полную монографию «Истории СССР» (опубликован лишь первый том), то во время развала Союза у «окультуренных варваров» в моде были байки, какие мы нехорошие оккупанты и совки, а не открытие наших исторических корней и рассуждения о них. Главное же для них было освоить игру под названием «перепродажа» (или как принято сейчас красиво называть – бизнес).

В человеческой истории много тёмных пятен. И это не удивительно. Разумные Ценности, которые представляют основной материал Истории, в рефлекторной жизни людей занимают чуть ли не последнее место. А наука История, по сути своей привязана не к Душе - подсознанию человека (подробнее постараюсь изложить при дописании главы «Следы людей» предыдущей статьи «Про науку и людей» http://rusnor.org/pubs/articles/9314.htm), а к сохранившимся материализованным (мёртвым) проявлениями разумной деятельности человека.

Да и так называемые историки издревле обслуживали господствующие режимы, и в плане поиска Истины занимали одно из последних мест среди учёных, занятых поиском ИСТИНЫ. Поэтому и смена режимов сопряжена с «очисткой» памяти обывателя (с переписыванием «истории»). А смена цивилизаций приводит к стиранию исторической памяти многих поколений и к стиранию сознательных, научных представлений о Природе и о себе. Поэтому хотя фантазии некоторых писателей по поводу «Древнего Знания» по форме и притянуты за уши (американизированы, как сейчас принято, при экранизации, например в «Демонах Да Винчи»), но, по сути, на мой взгляд далеко не беспочвенны.

А как профессионал, глубоко копающийся в теории измерений и разработавший не один прибор, способный измерять то, что считалось ранее невозможно померить, считаю, что большинство «физических» датировок исторических событий базируется на весьма грубых интерпретациях показаний приборов (специалистами, владеющими лишь инструкциями пользования приборов). Поэтому и возникает большая погрешность во временных привязках различных событий, которые «научные кулики» с исторического болота приписывают одному времени, а «научные кулики» с геологического болота – другому. Друг друга, как и положено сейчас во фрагментированной науке, кулики не слышат. Но автор книги «Следы богов» послушал и тех, и других, и третьих, и так как не считал себя специалистом, то просто застенографировал «куликов» так, чтобы тексты об одном и том же были параллельны – пусть читатель сам подумает, почему разнятся датировки размытых дождями египетских пирамид с геологическими датировками ливней в Сахаре на тысячи лет.

А пока что никаким прибором мы не можем измерить глубину нашего подсознания. Не можем измерить глубину мысли Ломоносова, Менделеева, Планка, Эйнштейна, Шрёдингира, Курчатова, да и любого рядового Истинного Учёного. Хотя IQ всю жизнь искавшего ИСТИНУ Эйнштейна и рассматривают чуть ли не как эталон, но то, что профессиональному жулику Билу Гейтсу приписывают такой же, скорее всего, говорит о его малоинформативности. Да и приводимые цифры вызывают большое сомнение, не потому, что деБил мог их подтасовать, а потому, что когда Эйнштейна спросили: «Как ему удалось придумать теорию относительности?», он ответил: «Я просто об этом долго думал!», на что деБил в принципе не способен.

Так что считаю: и несанкционированные официозом копания Кастомарова в «нецивилизованном» сознании окраин «цивилизованной» России, и копания Достоевского в душе человека, и не санкционированное официальной «историей» введение Львом Гумилёвым понятия пассионарности, и несанкционированное профессиональными лингвистами копания Михаила Задорного в русском языке – не только имеют право на жизнь, но и позволяют нам лучше представить нашу Историю. То, что их поиски нашли отклик в душе у тысяч, а может и у миллионов людей (а не узкого клана ремесленников от науки) однозначно показывает, что их выход за рамки формализма был не только не в пустоту, а в глубины подсознания индивидуумов. Сам я, с молодости привыкший копать глубоко, изучать английский (после школьного немецкого) начал с древнеанглийского, а переучивать русский (в Армии) по книге академика Виноградова «Русский Язык». Но пришлось с этим завязать: с английским после его изучения один год и сдачи на отлично кандидатского минимума по нему, так как надо было с физикой разобраться, а с русским – после того, как дочитав Виноградова, я перестал отличать существительное от прилагательного. А прочитав Платонова «Котлован» увидел, как можно абсолютно без правил передавать абсолютно точно мысль.

Но математическое воспитание даёт о себе знать и в лингвистике. Так, на мой взгляд, трудности (неоднозначности) переводов связаны с одномерностью словарей: на одну ось наложили многочисленные проекции из других измерений. Построение матрицы, а лучше – тензора словаря – не только облегчит (уточнит) машинный перевод, но и людям поможет лучше понимать друг друга. Поможет тем же американцам, говорящим и думающим по одномерным правилам, да и нам, часто думающим без всяких правил, а говорящим из-за непонимания сути (бессистемности) слов, либо матом, либо постановлениями, по форме призывающие к «улучшению здоровья нации», а по сути – к умерщвлению части (большой) населения страны. Эта бессистемность мышления приводит и обману подобными постановлениями населения (особенно молодого), и к самообману пишущих такие постановления.

Но к чему это ведёт?! К тому, что уже каждые полчаса и тем и другим надо напоминать по «Маяку»: «Жизнь продолжается». Но «жизнь только миг, между прошлым и будущим». А если нет ни прошлого, ни будущего? А есть «противники»: врачи и пациенты, полицаи и демонстранты, курящие и некурящие, и т. д. и т. п.

Последнее стирание у нас обыденной памяти ещё «свежо в нашей памяти» (см. «За что нас можно и нужно презирать» ). А сейчас это «мягкое» стирание происходит «естественным путём» за счёт не финансирования в России государством науки и за счёт обворовывания её «научной» номенклатурой и, как следствие, вымирания учёных без передачи накопленного багажа приемникам. И как результат, огрызки российской части науки передают в федеральный ломбард КАНкан, в распоряжение оценщиков, по сути, очень далёких от науки, хотя среди них есть и «видные российские учёные».

Но главное, столетний застойный период в самой науке стёр из памяти целого поколения учёных Научные Принципы. А это очень печально, так как приходится открывать заново, то, что было давно понято предками. И даже когда это древнее знание бывало вновь открыто, как, к примеру, Аркаим, то до общественного сознания оно доводится, к сожалению, не благодаря учёным, которые организовали, например, историко-археологический центр Аркаим (Пиотровский, хранитель египетских мумий в Эрмитаже, сам того, возможно, не осознавая, сделал самое большое дело в своей жизни) и умыли руки, а благодаря энтузиастам, типа писателя и сатирика Михаила Задорного.

Очевидно, что расположенное на Южном Урале городище Аркаим, которому не менее 4000 лет невозможно было бы построить без письменности, без знания математики, но «окультуренные варвары», которые преобладают в нашей «научной» среде, и не ищут ни следов нашей древней письменности, ни следов наших Пифагоров, т. к., не без помощи Креста, чураются нашей древней Мудрости.

Так же как гнобят современных «собственных» Пифагоров, постоянно оглядываясь на Запад и носясь с западными Мего- и Нано-проектами. Но и то, что до нас дошло благодаря сохранившим свою историческую память египтянам и грекам (и позаимствовавших многое у шумеров, которые, скорее всего, знали об Аркаиме), приводит к известному выводу: новое это хорошо забытое старое.

И печально, что обывательское (пещерное) отношение к Разумным Ценностям проявляется сейчас в самой науке, которая по сути своей, должна именно ими заниматься. А она за наукообразными обывательскими бумами то по поводу фулеренов, то без всякого повода, теперь по поводу графенов, стёрла из памяти целого поколения «учёных» разработанные (а возможно, восстановленные) в школе Пифагора Научные Принципы.

Это ли не пример того, что современная наука вырождается и уже плетётся в хвосте общественного сознания. Как она в таком состоянии может претендовать на роль Коллективного Разума, когда коллективный негативный эффект в среде РАЗЛИЧИМЫХ частиц, приводящий к их НЕРАЗЛИЧИМОСТИ, коснулся, в первую очередь её самой. Когда деБила ставят на одну полку с Эйнштейном. Когда два деревенских парня сейчас больше отличаются друг от друга, чем две «научные» статьи, диссертации и их авторы.

Наверное, подобный процесс в обществе организованном неразумно, на базе пещерных рефлексов, и привёл к тому, что предыдущие цивилизации Разумных Человеков просто периодически дичали. Хотя, возможно, тоже пользовались iPadами, но их электронные диски не сохранились до «нашего цивилизованного» времени, когда мы снова начали бы их узнавать. Но Научные Принципы надо бы сохранять (как Пифагор), хотя бы для следующей цивилизации, если современным «учёным» они уже стали не нужны. Если пророческие слова «тёмные силы нас вечно гнетут», коснулись уже самой науки и стали у неё в обиходе, то думать уже надо не только о внуках, но и о следующих цивилизациях на Земле.

Антипифагорианство или мещанин в Науке

Толчком к написанию этой статьи послужило то, что участились заметки на тему тёмной материи (ТМ):

Высокоточная калибровка датчика LUX позволит обнаружить неуловимую темную материю в ближайшем будущем

DarkSide – новый эксперимент по поискам частиц неуловимой темной материи

Темная материя, возможно, участвует в неизвестном виде фундаментальных взаимодействий

Поднятая в этих заметках проблема, даже сами использованные современной физикой термины: тёмная материя (и тёмная энергия), отражают, на мой взгляд, как и частица Бога, плачевное состояние космологии и теории элементарных частиц, зациклившихся в кусочке, вырванном с мясом из тела физики, а для имитации «общности» с населением планеты взявшей на вооружение фэнтази. Эти заметки о тёмной материи до боли напоминают специфические рекламные ролики, в лучшем случае – детские фантазии. При чём, это не фантазии Ивана Ефремова, Айзека Азимова, а тем более Менделеева, Циолковского, Дирака, а фантазии на уровне «Робокопа».

Напрашивается, как цитируют классика в последней заметке, вопрос: «Яка розумная цьому альтернатiва?»

Так как понимаю, что вероятность попадания в десятку «детских фантазий» в рамках непричёсанной физики близка к нулю, то просто дал краткую аннотацию к последней заметке: о том, как в фантазиях не повзрослевших дядей, в поиска нуля и бесконечности, мы проскочили много масштабов и, рассуждая о ГэВах, пропустили так много и КэВов, и МэВов, что «не досчитались половины вселенной, и почему так сейчас происходит, можно прочитать в этой статье.

А для ответа на вопрос «классика» заглянул в буквари, чтобы хоть немножко представления причесать о темной материи (ТМ). Чтобы «детские фантазии» строились не на спекуляциях на словах. Но оказалось, что причёсывать то в собственно ТМ особенно и нечего. Вот что, со слов профессионалов пишется для быдла о темной материи, например, в Википедии.

Тёмная материя. Форма материи, которая не испускает электромагнитного излучения и не взаимодействует с ним. Это свойство данной формы вещества делает невозможным её прямое наблюдение. Однако возможно обнаружить присутствие тёмной материи по создаваемым ею гравитационным эффектам. Обнаружение природы тёмной материи поможет решить проблему скрытой массы, которая, в частности, заключается в аномально высокой скорости вращения внешних областей галактик. Основная трудность при поиске частиц тёмной материи заключается в том, что все они электрически нейтральны. Имеются два варианта поиска: прямое и косвенное. При прямом поиске изучаются следствия взаимодействия этих частиц с электронами или атомными ядрами с помощью наземной аппаратуры. Косвенные методы основаны на попытках обнаружения потоков вторичных частиц, которые возникают, например, благодаря аннигиляции солнечной или галактической тёмной материи. Непосредственное изучение распределения тёмной материи в скоплениях галактик стало возможным после получения их высоко детализированных изображений в 1990-х годах. При этом изображения более удалённых галактик, проецирующихся на скопления, оказываются искажёнными или даже расщепляются из-за эффекта гравитационного линзирования. По характеру этих искажений становится возможным восстановить распределение и величину массы внутри скопления независимо от наблюдений галактик самого скопления. Таким образом, прямым методом подтверждается наличие скрытой массы и тёмной материи в галактических скоплениях. Эксперимент EDELWEISS направлен на прямое обнаружение частиц WIMP. В качестве мишени служат полупроводниковые детекторы, охлаждённые до температуры в несколько градусов Кельвина.

Ну, вот собственно говоря, и все. Приведенная по поводу «тёмной материи» «аргументация», как сейчас принято во всех околонаучных писанинах, опирается на звучную, «загадочную» для обывателя терминологию, типа «электрически нейтральны» - эка невидаль, электрически заряженная Луна мгновенно бы грохнулась на Землю.

А по сути то в этих текстах ничего путного не сказано. Если использованная терминология не ошеломляет, то видно, что в этих квазинаучных текстах торчат уши ничем не обоснованных утверждений и элементарных противоречий. Любой, кто отвлечётся мысленно от навязываемого «стробоскопического эффекта наукообразия» эти многочисленные «уши» сам найдёт и в приведённом тексте из Википедии, и в отмеченной выше заметке. Как и во многих «профессионально-научных» статьях по «другим «разделам физики, «разрабатывающих» свою делянку и не видящих, что делается за краем «их» конкретной делянки. Также как и во многих статьях по другим «наукам» застойного периода.

Как уже неоднократно подчёркивал в своих статьях, в застойный период науки вся непричёсанная физика блуждает, как в тёмном лесу. В профессиональных международных физических журналах масса статей, в которых за наукообразием спрятано: «Слышал звон, да не знаю, где он!». Да и откуда знать «где этот звон!», если изнутри физика разорвана на многочисленные лоскутки.

Так, обсуждая мой проект с одним достаточно доброжелательно настроенным экспертом (достаточно уважаемым ранее мою профессором физики), я обнаружил, что он не понимает сути термодинамики и о динамике!, о потоках! с пафосом рассуждает в понятиях термостатики!. Чтобы не полностью расстроить отношения с очередным «светилом науки» унизив его перед молодым сотрудником (как уже бывало ранее с другими), я оставил слушать его пафосные речи молодого сотрудника, а сам удалился (сотруднику я потом конечно объяснил, какие элементарные вещи из «не его профессиональной области» профессор физики не понимает).

Переход некоторых сотрудников из одной области физики в другу теперь определяется не научными идеями, а, либо конфликтами (преимущественно у нас), либо конъюнктурой (преимущественно, за рубежом). Так, дослужившийся до «высоких научных» чинов теоретик, прыгнул в твёрдое тело из теории поля, так как в твёрдом теле посчитал, работают одни лишь дураки и легко стать «учёным». И он «правильно» рассчитал, монополизировав для начала, как секретутка, лабораторные компьютеры, а затем, поднабравшись «опыта» из чужой переписки и у старших товарищей (включая нобеля), став и профессором, а потом и академиком, так ничегошеньки мало-мальски стоящего в твёрдом теле не сделав.

Так, дослужились сейчас до «видных учёных», многие, не имеющие своих идей, а питавшиеся тем, что уносили в клюве, заглядывая через плечо коллег и поддакивающие во всём (даже когда осознавали, что идут против ИСТИНЫ) начальникам. А если в узкой области физики у них не было идей, то ни о каких глобальных вещах у них и мысли не было. Понять этих «светил науки» можно: они, в застойный период науки делали «как все» - научную карьеру, и даже лучше всех. Почему они и стали «светилами». Но простить этих, не имеющих морального права называться учёными, «светил» нельзя, так как они попрали Научные Принципы и, тем самым, разложили науку изнутри. Чисто научные приоритеты, борьба Идей в самой науке стали вторичны, а карьера, жёстко связанная со стремлением стать «новыми русскими» стали первичны у «авторитетов науки».

А снаружи физика уже давно, можно сказать, после смерти великих физиков начала прошлого века, оторвана от других наук (что, не в последнюю очередь, и определяет кризисное состояние сопряжённых с физикой наук). Поэтому на стыках разных наук ещё хуже.

Приходилось сталкиваться, как слабые сотрудники-физики бахвалились тем, что зарабатывали деньги на медицинском обследовании, используя примитивные приборы. На мой взгляд, эти деньги не менее грязные, чем деньги «заработанные» на наркотиках. О непутёвом физике, тоже ради денег и мещанского благополучия, ставшем, благодаря маме, директором Института Мозга, я уже писал ранее. И когда меня попросили проконсультировать по некоторым вопросам в этом мозговом институте, то я ничего особо интересного и не предполагал там увидеть. Но обнаружил, очень интересное: мне были представлены в качестве импульсов мозга, как я выяснил, сигналы с расположенного по соседству телецентра.

С физическим невежеством столкнулся я и в институте Павлова. Когда изначально физик, ставший доктором биологических наук, рассказал о его экспериментальной «проблеме», и я с ужасом осознал, что его «научная» проблема в понимании закона Ома. На совещании с географами из Института Арктики и Антарктики их технические специалисты лишь демонстрировали менеджерские способности, а сути научно-технических проблем (которые я предложил им алгоритмизировать) даже не смогли сформулировать: их атрофированные мозги уже давно «работали» режиме перелистывания справочников по давно известным приборам (и рассказывания баек о полярных медведях) и не способны были подняться до уровня принципиально новых, никем не используемых методик.

Подобное же пронаблюдал я и на совещаниях в РОСТЕХе с руководителями отделов оборонных предприятий – докторов наук, которые были в полной уверенности, что физика приборов именно та, которую они изучали ещё в институтах (просто приборы стали получше и поменьше). А попытки увлечённых мною в физическую сторону (всего лишь за день совместных измерений) молодых сотрудников коснуться новой физики, натыкались на жёсткий окрик в их адрес более «опытных» товарищей: «У вас ещё отчёт по энной боевой системе не написан!».

А ведь на мнение этих «светил науки», академиков» и «опытных товарищей», докторов наук и профессоров, ориентируется и крупный российский бизнес, и экспертный комитет при МО, в чём я лично убедился на совещании с мальчиками-мажорами в бизнес-центре и в НИЦ «БОР».

Не случайно видно, что пробившиеся в крупный бизнес люди от науки стараются избегать совместных работ с учёными в действующих лабораториях и реальными теоретиками, так как знают эту кухню изнутри. Не случайно и то, что пробившиеся в крупные государственные чиновники люди от науки своими действиями (указами) демонстрируют скорее не любовь, а ненависть к науке (та же реформа РАН в КАНкан тому подтверждение). Ненависть к науке проявляется и в формируемой сейчас в России «гаитянской» системы среднего, да и высшего образования. Понимание сейчас заменяется эрзац-знанием, в котором нет места Принципам Науки, а есть тупое зазубривание куцых алгоритмов (помещённых, для воздействия лишь на рефлексы в таблички с картинками).

Примеров, когда у нас либо просто проходимцы, либо очень слабые специалисты «прыгали» (некоторые сразу после университетов, некоторые – защитив диссертации) не в прикладные исследования либо производство по соответствующему физике профилю, а в другие сферы человеческой деятельности и становились там «выдающимися», я знаю немало. И в большинстве случаев это происходило не из-за «вновь открывшихся у них талантов, а «таланта» присущего им изначально: научные приоритеты у них были на последнем месте. И это в застойный период науки нисколько не мешало им, а скорее, помогало в «научной» карьере. Но карьеру то они сделали, а науку – загубили.

Таких примеров, которые «режут нам сердце» можно привести много, и «режут» они потому, что нам с ними непосредственно приходилось сталкиваться у нас в России. Но, имея некоторый опыт общения с зарубежными коллегами, я могу сказать, что и у них, по сути, сейчас не лучше: с профессорами приходилось сталкиваться, а с научными лидерами – нет.

В какой-то мере это было для меня в плюсе, так как ни как не ограничивало лично меня в поисках Истины (со стороны некоторых, которые, возможно, больше ориентировались на ощущения, а не на понимание того, чем я занимаюсь). Но на словах многие и из зарубежных коллег были за сотрудничество по современным (поисковым) направлениям науки, а на деле их интересовало лишь то, что доведено было до работающего «железа» ещё в советское время. Так что я прекращал с ними сотрудничество, и они находили в институте номенклатурщика, чтобы иметь взаимную выгоду.

Да и «сухой остаток» показывает: институтов со звучными именами (именами великих учёных прошлого века) много, а современных НАУЧНЫХ ШКОЛ нет и за рубежом. Технология есть, а идеи – примитивные.

В большинстве своём зарубежные коллеги – попрыгунчики: то там поработал, сделал докторскую, потом там – ещё докторскую и так далее. Любопытно, но современное кино постоянно навязывает это попрыгунничение российскому обывателю как «высокий уровень» современных «выдающихся учёных», в том числе и русских, поработавших во многих университетах. Хотя, здесь есть чем стыдиться: работают там, в зарубежных университетах, так как собственной стране они не нужны.

Конечно, и за рубежом есть «патриоты некоторых разделов физики», но и за рубежом подобные «учёные» обычно и есть самые яростные ретрограды, так мкак к месту и не к месту, бездумно используют форму, а не суть открытий великих учёных прошлого века.

Люди, способные глубоко вклиниваться в различные сферы знания, типа Анатолия Павловича Смирнова, мне говорили об этом ещё тогда, когда я только поступил в питерский физтех, но тогда я ещё в мыслях не допускал, насколько глуха современная наука к попыткам поиска ИСТИНЫ. Нобелевские награждения тому подтверждение: либо заумная пустышка, либо простенькое техническое решение на современной технологической базе (заводская лабораторная работа, продвинутая фирмой ради рекламы).

Тому подтверждение и уже описанное ранее моё личное общение с редакцией Phys.Rev., которая сама бросилась с энтузиазмом заменять русские запятые на английские точки в рисунках и править перевод текста (вместе с создателем программы Scientific Work Place) моей статьи «Гармонический осциллятор и решёточные колебания в кристаллах», но потом пожаловалась мне!, что «жрецы науки» эту статью запрещают публиковать.

Сей казус, дословно, ниже.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Stanislav,

Thanks for your file. We are attaching a .rap file containing a less-than-satisfactory conversion to .tex format; click on File - Open - File of type - RTF to open it in Scientific WorkPlace. Initially we removed the two-column formatting (HO_LV1MkII.rtf), and then opened the RTF in Scientific WorkPlace before wrapping it up to include the graphics.

Unfortunately, because you are using Office 2007, the version of Equation Editor is v6.0 which our converter does not handle; for this reason your mathematics have not converted. You will see from the attached files test.rtf and test.tex that we can convert Equation Editor 3.0 correctly. If you are able first to convert your mathematical expressions to Equation Editor 3.0, they should convert via RTF to Scientific WorkPlace. Alternatively, you can re-key your mathematics in Scientific WorkPlace.

We hope this is helpful and that you find the test of Scientific WorkPlace fruitful.

Cheers, Christopher 

Christopher Mabb, Scientific Word Ltd., UK 

Tel: +44 (0)845 766 0340; Fax: +44 (0)845 603 9443
Email: christopher@sciword.demon..co.uk
Web: http://www.sciword.demon.co.uk )

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Правда, на моё «Открытое Письмо» в редакции ведущих физических журналов я, как уже писал, отклики получил лишь из зарубежных изданий. Это показывает, что у нас маразм научной бюрократии покрепче, чем за рубежом. А вот свободомыслие рядовых исследователей, без которого невозможна истинная наука, у нас, всё-таки выше.

Видно было, как у молодых зарубежных коллег, побывавших в моей комнате, где трудно протиснуться между «фирменных» приборов с торчащими из них (в том числе и из компьютера) концами и самопальными прибамбасами загорались глаза, и им не хотелось уходить. В моей прокуренной комнате они как бы глотнули свежего воздуха. То, что мы проигрываем по всяким «международно принятым» показателям типа Херша, лишь подтверждает это утверждение (да и сами зарубежные учёные уже давно сомневаются в этих «показателях»).

А в серии «Advanced», например, российские учёные абсолютные лидеры (вывешенная на сайте НОР публикация Натальи Каманиной тому дополнительное подтверждение). Это лидерство российских учёных стало, в результате переаттестации для переезда из РАН в КАНкан, «открытием» для самой российской научной бюрократии (что она срочно приписало себе в заслугу).

Но истинные учёные в России поставлены в нечеловеческие условия и государством, и собственной научной бюрократией. Поэтому и реальный выход их работ мал. Идеи негде, не на что и не с кем реализовывать, не говоря просто о том, что и учёным требуется кушать (а с возрастом – и лекарства). Поэтому и патентуются, и реализуются «продвинутые» идеи российских исследователей, преимущественно за рубежом. А наша «научная» бюрократия ещё и бахвалится тем, что в очередном «МЕГА-проекте», который за российские деньги ведется за РУБЕЖОМ, участвует один-два российских исследователя. Также как РОСТЕХ отчитывается контрактами с зарубежными фирмами на «разработку» морально устаревшей техники.

Что же случилось, в чём же корень проблем современной науки (не только в России) – сферы человеческой деятельности, где свобода мысли является определяющей!? О чём мещанин (не только российский), даже всю жизнь проведший в научной среде и не думает, а если и думает, то, зачастую, вполне искренне, что занимается наукой, хотя от науки в его занятиях только устремление за научными званиями. Тем более, если мещанин стал «видным» учёным, к примеру, нобелевским лауреатом или учёным секретарём в Совете по Науке при Президенте.

Это можно понять, если заглянуть в книги выдающихся (действительно) учёных прошлого века, которые приводят нас к трактатам первых учёных и древних мыслителей, уже, удивительно даже, много думающих о НАУЧНЫХ ПРИНЦИПАХ (закрадывается даже крамольная мысль, что чем дальше от них, тем меньше собственно НАУКИ остаётся, что древние мыслители записывали воспоминания о НЕЙ).

В отличии от современных «домоседов» и «перебежчиков» в науке, ученые начала прошлого века о ПРИНЦИПАХ НАУКИ и о её проблемах думали.

Эрвин Шредингер, преодолевая сопротивление «профессионалов», обвиняющих его в невежестве, в книге «Что такое жизнь с точки зрения физики?» действительно пытался объединить некоторые лоскутки физики и связать их с другими науками.

Альберт Эйнштейн в книге «Физика и реальность» пытался найти гармонию физического описания с общими представлениями человека о Природе, а в своих политических статьях пытался найти гармоническое устройство Человеческого Общества.

Игорь Курчатов, в последние годы своей жизни всю свою энергию направил на объединение учёных всех стран и добился практически невозможного – снятия грифа секретности с советских, британских и американских термоядерных исследований.

Таких примеров попыток видных ИСТИННЫХ учёных преодолеть как внутренний, так и географический раскол науки до примерно середины прошлого века было немало.

Конечно, Курчатову, во многом помогло то, что социализм у нас тогда ещё не полностью загнил (изнутри), а декларируемой вывеской социализма было НАУЧНОЕ МИРОВОЗРЕНИЕ, а с СССР тогда уже/ещё вынуждены были считаться (снаружи), и в идеологическом плане, а не только в военном. Но сделать это Курчатов смог в первую очередь потому, что он своей жизнью показал всем, что он человек, который МОЖЕТ ТЕХНИКУ ДЕЛАТЬ на базе ПРИНЦИПОВ ФИЗИКИ и ДЕЛАЕТ.

Эйнштейну и другим западным учёным повезло меньше. Их требование не применять ядерные бомбы руководство США игнорировало, а за статьи о внутренней политике США Эйнштейн чуть не угодил на американский электрический стул. Но и подписать требование к правительству США, и публиковать политические статьи Эйнштейн смог по тому, что он своей жизнью показал всем, что он человек, который МОЖЕТ НАХОДИТЬ НОВЫЕ ФИЗИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ и ДВИГАЕТ НАУКУ. Современные же «видные учёные» своей жизнью показали всем лишь то, что они могут делать «научную» карьеру, а свои «научные» достижения могут «показать» лишь на контролируемой ими физической и административной «делянке», где они добились полного «научного» подчинения.

Широта взглядов ВЕЛИКИХ УЧЁНЫХ прошлого века связана с исповедуемыми ими истинно Научными Принципами. Но не они были открывателями этих ПРИНЦИПОВ - многие из них задумались (либо посмели заговорить) о НАУЧНЫХ ПРИНЦИПАХ лишь на склоне лет. Эти ПРИНЦИПЫ были осознаны ещё ВЕЛИКИМИ МЫСЛИТЕЛЯМИ за тысячи лет до них (первое упоминание о научных принципах на глиняных «страничках» датируется примерно 4000 лет тому назад!?).

Тот же, живший по этим масштабам сравнительно недавно, Пифагор (о котором многие «профессиональные» учёные-мещане знают лишь то, что «пифагоровы штаны на все стороны равны», то есть, примерно столько же, сколько и обыватель), основал целую научную школу, в которой на первом месте была постановка задачи из самых общих соображений (дедуктивный метод). Настолько общих соображений, что, как считал Пифагор, прежде чем приступать к решению научно-технической задачи должны быть учтены и Этические Соображения!

Разработчики же атомной бомбы вспомнили об этом лишь в конце. В этом плане, тот кризис науки (и человеческого общества) который мы имеем сейчас, считаю, корнями уходит в затхлое средневековье, когда наука была попрана, а её суть была подменена формальным знанием. Бурный рост науки с начала 18-ого века шёл как бы с чистого листа и, к сожалению, и великие учёные в начале прошлого века лишь в конце жизни приблизились к пифагорианству.

Современные же простые «учёные» о научных принципах на практике и не вспоминают. Это, как стало принято считать, и у нас, и за рубежом, «удел» «высокопоставленных учёных», которые, в свою очередь, отвели им, ПРИНЦИПАМ, место в официальных докладах и «программных» документах (Доклад о состоянии науки в Российской Федерации), ну, или, крайне редко в заглавиях книг, как, например, Дирак и Займан.

Фактически, не по числу публикаций и речей, а по сути, эти ничтожные, но «высокопоставленные учёные», высокопарно повторяя слова о Единстве Науки и носясь то с «квантовыми точками», то с графеном, то с Мега-проектами, всей своей жизнью, посвященной не исследованиям, а карьерному росту, продемонстрировали полнейшее пренебрежение этическими (то бишь НАУЧНЫМ) принципами. Несмотря на якобы их «научность», в плане понимания значимости Этики, они проигрывают даже рядовому обывателю, а ведь стоят на «научном пьедестале» для общества. В самой науке эти мещане лишь выхолащивают её суть, и ведут науку просто к уничтожению, и, тем самым, всё человеческое общество к катастрофе. Они не Аристократы Духа, в пифагоровском понимании, а жуки-короеды, прогрызшие всё дело науки и оставляющие после себя лишь труху. Бочке Диогена они ещё в начале своей «научной» карьеры, предпочли виллы и яхты. И отношение к гибнущей у нас в России науке у них тоже, что и у Шерхана с шакалом Табаки: «Кто же сможет устоять против целого стада» http://www.youtube.com/watch?v=xVdHTLs1H2A и «Кому нужны обглоданные кости» http://www.youtube.com/watch?v=G8EhGyd-lXA.

А примеров, когда паразитирующие на морально устаревшем научном хламе «мещанины в науке» тормозили всяческими способами истинных учёных я знаю немало. Когда-то я и к тому же Жоресу Алфёрову относился с уважением. И даже его явную «подставу» с банком «Санкт-Петербург», когда я всё подготовил для запуска производства анизотропных термоэлектрических детекторов на базе ЦКБ «Светланы» в виде микросхемы, возможно единственной для «Светланы» конкурентоспособной на мировом рынке, воспринял философски: мол Жирафу видней, какой, чей проект поддерживать (хотя понимал, что он тем самым обрушил не только мой проект, но и ЦКБ «Светланы» http://www.youtube.com/watch?v=75gmzQ4PZpw). Я тогда ещё и в мыслях не держал, что он смотрит на меня (и на «Светлану») просто как на конкурента. 

Теперь же я понимаю, что нашу промышленность, в угоду американцам, развалили не только Березовские, скупающие заводы за вагон веников, но и Жоресы, использующие «научный (научно-партийный)» ресурс. Теперь я понимаю, что «научная» номенклатура застойного периода науки весь свой мозжечок только и тратила и тратит теперь на устранение конкурентов, в том числе и в оборонке, а не на науку или технику. Так эти мещане в науке и стали, не имея на то никакого морального права, «научными светилами», спекулируя на науке и «уничтожая» истинных учёных. Не до проблем самой науки им было. За то эти «светила» вырастили, естественно тоже из мещан, возле себя себе подобных дельцов от науки. А главное (для них), «заработали» большие деньги. Не до Принципов Науки им было дело. И не до судьбы нашего Союза. И не до судьбы наших предприятий. Коллективное для них изначально означало только клановое. А неисповедумые ими Принципы Науки делали их незрячими к агностицизму, восторжествовавшему в нашей стране и разрушившему у нас и систему образования, и науку.

Суммируя выше приведённые примеры и рассуждения можно сделать то утверждение, которое вынесено в заголовок параграфа: в застойный, современный период науки (последние 100 лет) она оказалась в состоянии антипифогорианства. При этом, отойдя от Научных Принципов, бессмысленной количественной бурной деятельностью просто имитирует научную деятельность, даже не пытаясь осмыслить единую Природу. В России, в момент кризиса это видно наиболее отчётливо, т.к. учёные (не номенклатура) давно уже поставлены на грань физического выживания (либо разрыва с наукой и занятия денежной хернёй). И замалчивая отрыв современной науки от НАУЧНЫХ ПРИНЦИПОВ мы обрекаем её на отмирание, и не только в России. Процесс отмирания уже идёт вовсю. У нас это физическое умерщвление учёных. За рубежом это подмена научных исследований высокотехнологичными, но безыдейными (беспринципными) многочисленными исследованиями в подразделениях фирм, ориентированными исключительно на прибыль (к чему и нас, ещё не вымерших российских учёных, постоянно призывают наши «высокопоставленные учёные» и чинуши). При этом, насколько больно современное человеческое общество видно из того, что внедрение нового (как любят сейчас «умники» щеголять - инновация, самая большая проблема не только у нас, во всём мире). Печально, но факт, в самой современной науке НЕТ сейчас НАУЧНЫХ ШКОЛ, а есть что-то типа НОЦа Алфёрова. Есть Институт Планка Юры Грина, но Планков нет. Обюрократившееся научное сообщество не способно вести общество в перед, а способно лишь «собирать жатву» с фактически отшельноков – перельманов (ни Алфёров, ни Ковальчук ни в жизнь не уступят своё место в президиуме РАН, теперь КАНкане, Грише Перельману, мнение которого по любому вопросу интересно любому человеку на Земле, а их мнение интересно лишь в «дворцовых кулуарах», но не упустят шанса пнуть его и статьёй «Время учёных-одиночек прошло» и тем, что не пригласят на награждение «Выдающихся учёных России»). А ведь третьего не дано: либо появятся новые Ломоносовы, Менделеевы, Максвеллы, Дираки, Эйнштейны, Шредингеры, Курчатовы, Прохоровы либо и науке и разумному человечеству назад в пещеры. А для того, чтобы истинная наука дала новые побеги в самой науке необходимо возрождение пифагореанства. Проповедуемые Пифагором ПРИНЦИПЫ НАУКИ являются наиболее общими инвариантами научной деятельности, без использования которых и сама наука, и общество вслед за ней, обречены на поиски «чёрной кошки в тёмной комнате».

Сейчас некоторые иллюзии, опять же, в российском обществе рассеиваются. К тому же, Россия, проявив некую самостоятельность, вырвала из сферы влияния американцев Крым. Тем самым, нарушила американские планы по подготовке «малой мировой» войны на Ближнем Востоке и по продвижению «ЕвроПРО» (с баллистическим ядерными ракетами в бывших наших шахтах) на территорию Украины: http://nnm.me/blogs/ni_figa/uranom-napeklo/.

Переоснащение бывшего раньше нашего (в прямом для меня смысле) технологического центра под названием «Киевский Институт Ядерных Исследований» под эту задачу американцы ведут уже 20 лет. А так как американским политическим мальчикам и девочкам, уже привыкших менторским тоном школьного учителя разговаривать с остальным миром, не понравилось самостоятельное поведение России, и они пытаются организовать ей обструкцию, то у России вновь возникла потребность в истинных Курчатовых, а не в чиновниках от науки, купающихся в лучах чужой славы, славы Великих Учёных. Без истинных учёных Россия не сможет противостоять теперь, обозначившемуся открыто, противнику. Как и тогда, когда Гитлер «поднял забрало», потребовалась истинная оборона страны, а не партийные отчёты, так и теперь, когда американцы готовы поддержать претензии бендеровщины (на месте Украины) на владение ядерным оружием, бухгалтерских отчётов «бизнесменов» (в том числе и в оборонке) стало уже недостаточно.

Кроме того, без истинных учёных невозможно и политическое решение накопившихся в Мире проблем и не только у России http://rus.rus4all.ru/interview/20140402/725034817_2.html. В самих благополучных США тоже немало проблем, от которых их руководство просто отвлекает своё население (треть штатов хочет выйти из США, Аляска хочет войти в состав России), в частности бурной активностью по крымскому вопросу. И в плане поднятого Вассерманом вопроса об интеллектуальном отставании США, то в этом вопросе российские учёные могли бы США помочь.

Правда, стоит очень подумать о помощи США, так как Россия изначально помогла освобождению Штатов от колониальной зависимости, но Штаты и хорошо забыли об этом, и очень много напакостили во всём мире за последние 100 лет (маразматическое и разложившееся советское руководство было не способно им противостоять, а Путин пока проявляет безволие и после каждого противодействия США, долго кается и расшаркивается перед ними). Но таков уж удел действительно сильных: помогать слабым, в данном случае США. Им бы самим только неплохо бы это осознать и попросить у мирового сообщества помощи, хотя бы в решении проблемы с Йеллоустонским вулканом http://nnm.me/blogs/sceptic78/konec-tehnologicheskoy-civilizacii-amerikanskiy-scenariy/. А то ведь взорвутся к чёртовой матери, да и остальным придётся из-за прихватизированного ими вулкана несладко. Решение ведь проблемы есть, только надо всем землянам закатать рукава, а не заниматься ЛЖЕЭКОНОМИКОЙ.

Именно истинные учёные могут вывести из тупика возникшие сейчас международные проблемы. У истинных учёных нет проблемы взаимопонимания с истинными учёными в любой стране (когда произошла Фокусима, я сам уже поработавший в потоке 20 милирентген/час, как уже писал, сразу послал рекомендации японским коллегам) и многие «принципиальные разногласия» между странами, которые могут привести и к войне, на поверку не будут стоить выеденного яйца, если руководители стран будут прислушиваться к мнению истинных учёных.

И тому в нашей жизни можно найти немало подтверждений. Когда то толковый теоретик Сергей Ктиторов, не потерявший связь с реальностью, хотя его приятель Лёша Степанов часто шутил: «Был нормальный человек, а упал с лестницы, ударился головой и стал катастрофически умнеть», так вот Сергей, подходя к толпе сотрудников РАН, ожидавших автобуса, брякнул: «Со стороны полное впечатление, что собирают не сотрудников РАН, а бомжей на развозку». Подобных «бомжей», как я уже описывал, было большинство в зале ЛАХУ РАН на Нобелевских чтениях, где Жорес сам «скромно» не выступал, предоставив слово толковым нобелевским лауреатам.

Действительно же опустившимися я считал как раз тех некоторых научных сотрудников, для которых деньги заслонили не только науку, но и личные отношения с коллегами. Однажды такому, когда тот бросил нашему общему коллеге, директору малого предприятия на территории ФТИ, замечание: «Не умеешь работать головой, работай руками», мне пришлось разъяснить, что «сейчас наблюдается закономерность, чем меньше мозгов, тем больше денег». Эту закономерность подтверждают многие эпизоды нашей современной жизни.

Остановлюсь лишь на одном, в котором самому пришлось участвовать, и хотя его масштаб меньше чем Украина, но параллелей много, так как вопрос и там, и там решается по форме, а не по существу. Когда «новый русский», а по совместительству директор института Ж. Алфёров на нашу зарплату поил Нобелевский комитет (ради получения премии), а ставший его подручным «теоретик поля» бегал с выпученными глазами, предлагая (кому угодно, но не мне) деньги с украденного у меня (переоформленного на начальство у меня за спиной) проекта с японцами, который за два года совместных исследований профессор Тору Миякава (ставший мне другом), пробил для нашей лаборатории, мне, оказавшись на сторонних приработках, пришлось побывать на линии огня (в прямом смысле) двух «армий» - двух бандитских (не шибко отличающихся, как выяснилось, от академических) группировок, переименовавшихся в бизнес-группы. Главари (то бишь, боссы) уже друг с другом не общались, отдав приказание «армиям» действовать. Пришлось (чтобы не лишиться приработка и, услышав краем уха на поминках одного сотрудника фирмы, что «только после смерти узнаёшь, что человек был хороший», а человек-то пытался несколько раз со мной поговорить, но так и не решился откровенно изложить возникшие проблемы), отвлечься от написания статьи об ошибках в модели Иоффе и подсказать двум представителям «враждующих» сторон (для меня не было проблемы говорить с «враждующими сторонами) простейший вариант, который устроил обе «бизнес»-стороны. Потом я указал в статье, исправляющей ошибку Иоффе одну «бизнес»-организацию в благодарности за поддержку работы, но редакция потребовала эту благодарность убрать, чтобы «не позорить РАН». Хотя не понятно, куда дальше можно, чем ведущие себя, как мелкая шпана, наши подложные нобели, её можно опозорить. Куда дальше можно позорить и науку, и Россию обюрократившимся и просто заискивающим перед властью современным президиумом РАН, способным лишь производить циркуляры для «крепостных учёных» и проводить их переаттестации, но не способным быть интеллектуальным центром страны, к голосу которого прислушивались бы многие и в России, и за рубежом.  

Компромиссные варианты в жизни Разумных людей, загнанных в «детсадовские правила» на базе пещерных рефлексов, в том числе и на международной арене (так и хочется добавить – цирковой) искать можно и нужно. Тем более, что с возрастом всё более наблюдаешь детский сад и в жизни, и на экране (а, зачастую, оглянувшись на переходе по сторонам, не увидишь ни одного старше себя). Даже на встрече президента с корреспондентами видишь небрежное поведение пионервожатого с вверенными ему школярами. Правда глядя на талантливую игру юных актёров в фильме «Меч и цветок» (http://smotrim-serial.com/serialengonline/6180-mech-i-cvetok.html) осознаёшь, что эти юные, только что распустившиеся цветы – ЦВЕТЫ НА ВЕТКАХ ДЕРЕВА, которому много тысяч лет. И то, что они скоро отцветут (как и мы), не столь уж важно. Важно, чтобы ДЕРЕВО продолжало расти и хорошеть. И будут новые ЦВЕТЫ.

Но рост древа человеческого не отделим от прогресса человеческого сознания. И этот нелёгкий груз ответственности за прогресс человеческого сознания во многом лежит на плечах науки. Поэтому учёные должны быть бескомпромиссны в поисках ИСТИНЫ. И это как раз и есть проявление их силы, Силы Разума. И это является альтернативой блужданию в «тёмной материи».

Так, к примеру, даже во внешней политике России блуждание в «тёмной материи» клановых интересов мешает решению проблем с Украиной, так как мешает даже внятной постановке задачи: добиться не только не расширения ЕвроПРО на территорию Украины, а добиться демилитаризации всей восточной Европы, как было изначально оговорено и подписано с американцами ещё при выводе из этих стран советских войск. Американцы этот договор растоптали (со ссылкой, как всегда, когда им хочется, на революционное право).

Но «тёмная материя» мешает России об этом говорить со всех международных трибун, как раньше мешала Советскому Союзу «сознаться», что первоначально спецназ был брошен в Афганистан для уничтожения установленных с нарушением всех международных договоров американских ракет средней дальности на афганских горках (с которых эти ракеты достигали и Москвы, и Питера). А ведь это сокрытие правды сверху, эти приказы сверху: то взять штурмом высоту, то её отдать, то уничтожить караван с оружием, то пропустить – привели и к разложению нашей афганской армии, и, во многом, к формированию армии моджахедов из лояльно относящихся к нам афганских воинских подразделений (фактически бескровно сделавших афганскую революцию), и к формированию негативного общественного мнения к уничтожению американских военных баз в Афганистане.

«Скромное» же умалчивание сейчас (сверху) правды о практически полной милитаризации американцами всего постсоветского пространства, о том, что граница между Россией и Украиной навязана и воспринимается как русскими, так и украинцами как кровоточащая рана на едином теле, а рассуждение о «европейских ценностях» (не помешавших Европе бомбить Югославию, поддержать как наркобаронов в Косово, так и бендеровцев на Украине) как раз и приводят к «соревнованию» в поисках чёрной кошки в тёмной комнате, а не решению сути проблем, в том числе и на компромиссной основе.

В записях Ахмеса, который служил при дворе фараона Аменемхета III за две тысячи лет до нашей эры, упоминается, что ещё в древних шумеро-вавилонских клинописных текстах, датируемых - 3000 лет до нашей эры, приведены НАУЧНЫЕ ПРИНЦИПЫ (если бы окультуренные варвары постарались бы, то, уверен, могли бы подобные записи найти и в Аркаиме). Этим древним знанием о Принципах Науки и, в частности, математики, египетские жрецы поделились с Пифагором, а он, развил его до научной школы и, в свою очередь, оставил в наследие нам.

Но сейчас, когда знание формализовано и фрагментировано, НАУЧНЫЕ ПРИНЦИПЫ оказались на самых дальних задворках самой научной среды. Поэтому сама наука занимается поисками чёрной кошки в тёмной комнате, а прогресс всего человеческого общества будет именно тот, который отражён в современной фантастике – супертехнологии в руках бандитов и шкурных лидеров (которые различаются лишь в рамках «узаконенных» детсадовских правил, а по сути – тождественны).

Прогресс подобной цивилизации имеет естественное ограничение – силы поверхностного натяжения мыльного пузыря. И шкурные лидеры Америки, планирующие Третью Мировую Войну, уже особенно и не скрывают своих намерений просто самим выжить после надвигающегося финансового потопа - когда мыльный ЭКОНОМИЧЕСКИЙ пузырь лопнет. Так что лженаука, мракобесие в США встают ныне в полный рост и торжествует по полной программе. И как ни парадоксально, но попытка сейчас изолировать Россию на международной арене, связана не просто с непослушанием Володи Путина, а со страхом перед российской научной мыслью, ещё не полностью задушенной собственным государством. Именно научная мысль позволила СССР встать на ноги после организованной американцами опустошительной и кровавой Второй Мировой Войны. И именно научная мысль может поднять на ноги Россию после организованной американцами подложной перестройки.

Видимо профессор из Стэнфорда Макфол оказался не так уж и глуп, и, осознав эту тенденцию, оказался в патовой ситуации – толи он с наукой, толи с правительством США – и сбежал с поста посла США в России, так как Первый (Этический) Принцип науки правительство США явно нарушает. Приехал он в Россию как миссионер, желающий поучить «окультуренных» аборигенов, а увидел, с удивлением, что ему самому надо бы подучиться кое-чему у них (но испугался лишиться американского «патриотизма», а так как он не Эйнштейн, то и ещё многого). В этом плане, чем быстрее российское руководство осознает ценность истинной науки и истинных учёных, тем скорее Россия выйдет и из внутреннего кризиса, и из внешнеполитического. А пока что, и внутренняя, и внешняя поддержка наметившихся действий российского руководства населением (рекордные 82%) не более чем аванс.

Но фрагментированная, блуждающая впотьмах физика тянет на поиски «тёмной» материи не только прямо либо косвенно сопряжённые с ней науки, но и общество в целом. Ни для БАКа, ни для прочих МЕГА- и НАНОпроектов нет мало-мальки внятного, и тем самым понятного как широкому кругу общественности, так и руководителям государств обоснования. Фактически всё сводится к словоблудию и киванию на «видных узких специалистов» (на их подписи на «научно-технических обоснованиях» и финансовых документах). Фактически фрагментированность физики исключает полноценную экспертизу по сути и подменяет её бюрократическими кулуарными решениями. А на поверхности гигантские потери ресурсов и нашей страны, и всех стран, которые могли бы быть использованы с толком.

Так, к примеру, наши власти, пытаясь поддерживать иллюзию прогресса, прибегли уже к «сталинскому» прикрытию мегапроекта «Большой Сочи», заявив, что такого гигантского проекта не было со времён Сталина. Но проекты нелюбимого и мною Сталина были для жизни страны целиком, а мегаразлекательный проект «Большой Сочи» - для поддержания иллюзии благополучия и для отдыха небольшой, хорошо обеспеченной части населения России. Так, те же американцы затеяли «Зелёную революцию» в масштабах всей Земли, а только у нас, «благодаря» внедрению денежной идеологии вывели из строя 90% пахотных земель. Так, как уже писал, тупо развиваемая на базе морально устаревших принципов «современная техника» сжирает ресурсы Земли.

Собственно о датчике для тёмной материи, с которого всё началось

Публикация, подтолкнувшая к написанию этой статьи фактически о царящем мракобесии в самой современной науке, о её тёмной материи (ТМ), была посвящена просто новому сверхчувствительному датчику.

То, что этим датчиком пытаются померить ХОТЬ ЧТО-ТО (и не стесняются этого), сразу наводит на размышления. Зачем ловить ХОТЬ ЧТО-ТО, если полагают, что то, что ищут занимает ОСНОВНУЮ (БОЛЬШУЮ) часть Вселенной!

И касательно собственно датчика, и поднятой проблемы, я оперативно дал краткий, приведённый ниже небольшой комментарий, но мыслей и эмоций на тему «тёмных сил» в науке возникло много (в статью не все поместились).

_____________________________________________________________________________________

Комментарий.

Описанный датчик, думаю, хорош. И его калибровка - это тоже здорово! И дипломников, и аспирантов, и адъюнктов учил когда-то начинать эксперименты с калибровки приборов и проверки нулей. Сейчас их зарплаты ушли на роскошь новых русских «учёных» - мещан в науке, и теперь сам свои эксперименты всегда начинаю с калибровки. Да и при возникновении малейшей непонятки результата эксперимента, перекалибровываюсь, прежде чем сделать следующий шаг. И Гагандипу Сингху, из далёкого Indian Institute of Technology, Kanpur,India, который прислал мне своё резюме и просит стать его научным руководителем, тоже посоветую начать с «нулей» и калибровок. Не то, что сейчас, к примеру, в медицине. Томографы, на которые пациенты молятся, калибрует лишь изготовитель, да и то, подстраховываясь, в уголке на каждом кадре пишет мелким-мелким шрифтом: «Не для медицинского использования, для демонстрации студентам!». Сам убедился, изучая свою томограмму (на компьютере не проблема шрифт увеличить), а на мои «претензии» к «докторам» получил от них ответ: «Обращайтесь в Дженерал Электрик!».

Но бог с ним, с томографом (хоть что-то он смог увидеть) и прочей медицинской техникой, которую используют и обслуживают медики и худо-бедно получают результаты, в которые свято верят больные, поставленные врачами в положение «цепляющегося за соломинку». Недавно я послушал живьём «научный» доклад на заседании ещё одной, новоиспечённой, созданной по бюрократическому принципу международной НАНОлаборатории, теперь термоэлектрической. На каждом слайде, из продемонстрированных во время доклада, нужно было бы тоже сделать в уголке приписку: «Не для научного-технического использования». Но и бюрократов от науки и крепостных физиков вполне устроили красивые картинки с морально устаревшими, по крайней мере, лет на сорок, моделями, ничего не имеющими общего с реальной физикой. Главное для них не победа, а участие в ещё одной международной! тусовке. Также как и докладчика, с которым вёл лет тридцать назад (когда он ещё не был канадским профессором) дискуссии по некоторым из представленных моделей. Но он как зарабатывал свой хлеб на этих моделях тридцать лет назад, так и продолжает до сих пор их обсчитывать. Уже многое сделано реально работающего, что в эти модели никак не укладывается, в том числе и суперкомпьютеры, многие из этих моделей исправлены, а ремесленников от науки они вполне устраивают. Более того, они побоялись предоставить мне мел, чтобы я в двух словах объяснил на языке понятном и школьнику, в чём ошибочны многие из продемонстрированных моделей.

Описанный в отмеченных выше публикациях датчик видимо, действительно хорош и с калибровкой его стоит повозиться. Хотя задачу регистрации как раз «низкоэнергетических событий» детекторы на базе локальных (нано) термоэдс, обеспечивающие соотношение сигнал/шум на порядок выше, чем на базе любого макроскопического эффекта, было бы использовать лучше.

Но первое большое «НО!» - им пытаются зарегистрировать на самом деле, опять же ХОТЬ ЧТО-ТО, а приписать это, якобы, тёмной материи. «Смелое» утверждение, базирующееся на «уверенности», что всё, кроме тёмной материи им известно (и могут учесть). А на самом деле – наивное, проистекающее у этих горе-учёных из такого же, как и у обывателя, ложного представления, что наука уже всё описала, и остался не описан лишь «тёмный» уголок. Вот и осталось для полной идиллии лишь этот уголок описать (дальше, полагаю, эти горе-учёные считают, что наука будет больше не нужна).

Относительно собственно датчика единственное, что напрягло в статье, так это то, что он, якобы, позволит подтвердить, что собранные ранее данные АБСОЛЮТНО ВЕРНЫЕ! Это элементарная нелепость. Но то, что он повысит точность регистрации маловероятных событий, сомнений у меня не вызвало. Но с какой такой стати в нём исчезнут тепловые и квантовые шумы? До абсолютного нуля температуры и охлаждённый жидкий ксенон бесконечно далёк. А главное, как, ещё до начала измерений (!) просто после калибровки (незавершённой), можно утверждать об АБСОЛЮТНОЙ ВЕРНОСТИ ранее полученных данных!? Это можно, да и то с натяжкой, писать после нового цикла замеров. В этом плане сделанные в первой заметке заявы – безграмотная литературщина на тему научных исследований. Но поднятая тема весьма интересная и прямо пересекается с отмеченными ранее в моих статьях проблемами в современной физике и науке вообще.

____________________________________________________________________________________

ГЛАВНОЕ СОМНЕНИЕ в этих заметках и других рассуждениях на тему тёмной материи вызвал как сам подход в интерпретации противоречий в моделях с помощью тёмной материи, так и попытка МАЛОВЕРОЯТНЫМИ событиями объяснить ошибку теорий в НУЛЕВОМ ПРИБЛИЖЕНИИ энергии (а не поиск ошибки в самой модели, с чем неоднократно приходилось самому сталкиваться по различным научным вопросам). Хотя, как уже отмечал ранее, в непричесанной физике сейчас таких ляпов сколько угодно. И так как затронутая проблема общая для всей физики («тёмной»), то начну с тех примеров, с которыми сам сталкивался в исследованиях твёрдого тела.

О блужданиях в «темноте» твёрдого тела

Прежде чем обсуждать незначительные по объёму, но с большими претензиями «блуждания» в «тёмной» материи, остановлюсь, более подробно, на примерах «блуждания» в твёрдом теле. Этих примеров немало и они показывают, скорее, не специфику блуждания в твёрдом теле, а общие закономерности «блужданий» оторванной от реальности современной теоретической мысли, в том числе и в «тёмной» материи. О ляпах в основах современной физики твёрдого тела я уже писал в предыдущих статьях много. Ниже приведу ещё несколько примеров таких ляпов, из числа тех, в которых удалось не только разобраться, но и получить и корректные математические решения, и подтверждающие сделанные выводы результаты экспериментов, измерительных и технологических. Примеры касаются, казалось бы, азов физики твёрдого тела, но как уже отмечал, этих азов фрагментированная физика, с одной стороны как бы не замечает в повседневной деятельности, с другой стороны, «жрецы от науки» строго стоят на страже того, что повседневно игнорируется, если пытаешься их анализировать и устранить в них противоречия.

Энергетические разрешённые зоны полупроводников, диэлектриков и металлов являются, как учит Харрисон, ни чем иным как уровнями энергии внешних электронных оболочек данных элементов или соединений, смещёнными за счёт локальных химических связей и уширенными за счёт коллективных взаимодействий - дальнодействия. Эти уровни энергии электронов определяют так называемые Первые Ионизационные Потенциалы, которые измеряют, облучая газ либо твёрдое тело различными ионизирующими излучениями. Их измерение и дало закономерность предсказанную Менделеевым, а квантовая механика дала связь этой закономерности с зарядом ядра. Показанное на рис.1 немонотонное, но закономерное (с учётом изменения состояния внешнего электрона) изменение Первого Ионизационного Потенциала (ПИП) в пределах одного менделеевского периода (анализированного мною, когда исследовал силициды 3d-переходных металлов), как и в других менделеевских периодах, определяется тем, что не просто заполняется электронами одна и та же «бочка», а при изменении числа электронов и протонов, и сама «бочка» меняется так, что внешнему электрону соответствует, то s, то p, то d, то f уровень. При этом ПИП показан не как обычно в области положительных энергий, а как принято рассчитывать энергетические диаграммы и измерять рабочие параметры в полупроводниках: в области энергий ниже уровня вакуума. 

Рис. 1. Фрагмент зависимости от атомного номера Первого Ионизационного Потенциала и определяемых им твёрдотельных (коллективных) энергетических параметров 

Рис.1. Фрагмент зависимости от атомного номера Первого Ионизационного Потенциала и определяемых им твёрдотельных (коллективных) энергетических параметров: приведены соответствующие значения работы выхода φ и красной границы фотоэффекта hn0 как для 3d-переходных металлов так и для используемых в сплавах с ними нелегированных полупроводников Si и Ge. Для полупроводников приведенные значения φ и hn0 соответствуют положению потолка валентной зоны, тогда как для металлов - соответствуют положению уровня Ферми. При этом меньшие, по сравнению с красной границей фотоэффекта hn0, значения, определенной по термоэмиссионным зависимостям работы выхода φ для металлов, связаны с температурным размытием фермиевского распределения в области разрешенных состояний (температурным смещением уровня Ферми) и отсутствием сил электрического изображения в замкнутой цепи. Также показана комбинация этих параметров, которую честные исследователи типа Харрисона использовали как привязку для расчёта энергетических зон электронов.

Однако, анализируя теоретические работы, я столкнулся с тем, что часто расчёты этих энергетических зон в твёрдом теле теоретики проводили без учёта ПИП (и защищали, при этом, диссертации). Когда я показал одну такую работу Андрею Ивановичу Ансельму и сказал, что приведенные в работе энергетические зоны лежат много выше уровня вакуума, он, проверив мои качественные оценки (сделанные мной, как советовал один крупный теоретик Рудольф Пайерлс, «опустившийся» на старости лет до «популярной» книги «Сюрпризы в теоретической физике», а А. Б. Мигдал и В. П. Крайнов в полупопулярной книжке «Приближённые методы квантовой механики»), сказал: «Выбросьте эту работу в корзину!». Так я в последующем (когда Андрей Иванович уже умер) и поступал с расчётами, которые не проходили проверку по Первому Ионизационному Потенциалу.

Эти теоретические работы фактически давали «тела», которым энергетически выгоднее быть заряженными либо положительно, если «рассчитанные» заполненные электронами зоны выше уровня вакуума, либо отрицательно, если эти зоны много ниже уровня Первого Ионизационного Потенциала (ПИП) для данных атомов (рис.1). А так как кулоновские силы на много порядков превосходят гравитационные, то мимо нас так и летали бы камни со сверхзвуковыми скоростями. Так как я ни одного такого случая не наблюдал, то и отложил такие расчёты в разряд экзотики, а не нормы.

Видимо не случайно Шредингер в конце жизни сам себя проклинал, за то, что написал основное уравнение квантовой механики. Если «скромный» Планк предположил, что он просто не достаточно образован, чтобы понять то, что насчитали развиватели на базе его квантов энергии, то «достаточно образованный» Шредингер был просто возмущён многочисленной теоретической галиматьёй квантователей на базе его уравнения (а, главное, их выводами). Максвелл, нарисовав четыре взаимосвязанных уравнения оказался, видимо, мудрее, зажав фантазии «развивателей» в области электродинамики этими связями. Фантазии же квантователей, лежащая в «другой» области физики фундаментальная закономерность Менделеева (фрагмент которой показан на рис.1), никак не ограничивала в решении уравнения Шреденгера.

Не только учебники по физике полупроводниковых приборов, но и нобелевские работы Алфёрова полны картинок с прямоугольными потенциальными ямами («квантовыми» точками) никак не учитывающими ни нарушение параметра квантования, ни даже атомные потенциалы, которые рассчитывали ещё основатели квантовой механики – эти потенциалы из «другой» физики. Хотя рассматриваются объекты уже в несколько атомов, для твёрдотельщиков атомная физика не у дел, а лишь украшение первых страниц учебников. И это в наше время не пассивная отстранённость, а агрессивно-активная позиция и «сильно видных», и «слабо, но видных» «учёных», прихватизировавших фрагменты физики.

Чтобы не перегружать текст в конце статьи на тему связи ПИП с электронной структурой полупроводниковых соединений можно посмотреть приложенный параграф «Особенности электронной структуры 3d-переходных металлов и соединений на их основе» из одной из моих диссертаций, на которую научные «авторитеты», сами ничегошеньки в жизни не сделавшие ни в науке, ни в технике, положительный отзыв Изобретателю СССР не дали. Да и как они могли дать, если привычные им «кубики» надо либо видеть иначе, либо заменить вообще. Хотя каждое своё суждение в этом параграфе о «кубиках», я как обычно делал, обложившись всей найденной по анализируемому вопросу литературой и внимательнейшим образом вникая, можно сказать, в мысли авторов, стараясь понять, в чём и почему они у разных авторов по одному и тому же уже «узаконенному» представлению расходятся.

И таких примеров, когда либо бегавшие за консультациями к толковым сотрудникам, либо получавшие на «рецензию», сами защищали кандидатские и докторские, а те, с кем они либо советовались, либо кого «рецензировали» - не защищали ничего, я знаю немало. Таких примеров много, так как мнение истинных учёных часто в науке расходилось с мнением «научного» руководства. А про того же Мишу Ковальчука до сих пор в питерском физтехе ходят легенды, как он хорошо знал кому из «научных» руководителей и что сказать. Вот и «дорос» до самого ГЛАВНОГО в Российской науке. А за душой то у него пустота. А истинных-то лидеров науки и на порог не пускают при принятии решений по науке. И пифагорианством сейчас у нас в науке и не пахнет. Пахнет отхожим местом в пещере. И ПРИНЦИПЫ НАУКИ приходится извлекать из нечистот. И, естественно, что «новые русские» в науке отворачивают нос. Хотя именно они и являются калом, отталкивающим общество от науки в пещерный век, и от них и надо отмыть науку.

О Ван-дер-Ваальсовом ляпе в теоретических представлениях о кристаллической структуре графита и нитрида бора и в расчётах их энергетических зон я уже писал неоднократно, так же как и о том, как на этом ляпе «нарисовали» Нобелевскую премию. Кое-кто, в том числе и в статье на этом сайте, поковыряв в носу, пытается «научно» объяснить плоскую «графеновую» решётку переходом от sp2-гибридизации к sp3-гибридизации, при которой между двумя атомами из трех в гексагоне одинарная связь, а у одного – двойная. Даже если бы такая двойная связь не перекособочила бы гексагоны (что, в принципе, не возможно), то в плоскости гексагонов наблюдались бы колебания атомов на двух разных частотах, а высокочастотных колебаний поперёк гексагонов бы не было. А как показано в моих статьях, в частности в «Причинность можно представить» - в спектрах отражения для каждой поляризации имеется строго один мощный, для плоскости гексагонов более высокочастотный, поперёк гексагонов менее высокочастотный, пик решёточного отражения.

Писал уже я и о том, как частную закономерность, соблюдающуюся при температуре плазмы 3000 градусов, узаконили до «Закона 3/2» и тупо использовали его, и продолжают использовать в физике полупроводниковых приборов, работающих при комнатной температуре. Писал и о том, что в термоэлектричестве на нано-масштабах, где преобладает баллистическое движение электронов, продолжают до сих пор тупо использовать кинетические коэффициенты и параметр Иоффе, определяемые трением (многократным рассеянием) электронов.

Хотя уже писал, но немного подробнее остановлюсь на ляпе с первичным квантованием и нулевых колебаниях, который описал в статье, которую редакция Phys.Rev.побоялась опубликовать. 

Математически, модельно формализм решёточных колебаний полностью подобен описанному выше формализму энергетических зон электронов (электронных волн). Но так как теория колебаний МОЛЕКУЛ стала отдельной ветвью физики (см. например, «Колебания молекул» М. В. Волькенштейн, Л. А. Грибов, М. А Ельяшевич, Б. И. Степанов, М. «Наука», 1972), в твёрдом теле она использовалась лишь в узких областях: спектроскопия примесей, спектроскопия молекулярных (органических) кристаллов и аморфных сред, виброны. В качестве базовых уровней (аналогов Ионизационных Потенциалов для электронов) для набора решёточных колебаний (фононных зон) в твёрдом теле придумали (решили задачку гармонического осциллятора, а вернее, позаимствовав без учёта масштаба сил связи модель колебаний охлаждённых до гелиевых температур инертных газов) первичное квантование колебаний, в рамках которого и получили набор уровней энергии, включая и так называемые нулевые колебания. Исследование фононов вылилось ещё в одну, самостоятельную область физики твёрдого тела, которая никак не пересекалась с первичным квантованием колебаний, не считая «украшения» им книг по физике твёрдого тела (например, Займан «Квантовая теория твёрдых тел»).

А чтобы скрыть экспериментальный факт, что эти уровни никто не наблюдал, их назвали ненаблюдаемыми (красиво, но в корне не верно, так как ненаблюдаемые волновые функции нужны, чтобы описать вероятность наблюдения, а не «ненаблюдения» этих уровней). Ремесленников от науки это вполне устраивало, так как им общая картина для диссертаций не нужна.

Но мне, это противоречие даже в простейших кристаллах, мешало разобраться в сложных объектах, так как не было общей картины. Проведённая мною проверка использованной для первичного квантования модели показала, что эта модель применена с нарушением принципа неопределённости Гейзенберга. Квантово-механически посчитали резонансные колебания шарика в параболической яме (гармонический осциллятор). Но, при этом, не учли, что диаметр шарика в такой модели не позволяет шарику пройти до дна узкой ямы). Более того, была предложена и обсчитана корректная модель, чтобы не было, как бывало, упрёка, что ошибки показал, а сам их не исправил (хотя уверен, что показать ошибочность целого направления в науке важнее – после того, как проблема сформулирована, каждый дурак может что-нибудь предложить альтернативное, и кто-нибудь да попадёт не в небо пальцем).

Редакция Phys. Rev. статью поняла и приняла. Но, как уже писал, жрецы от «науки» запретили её публиковать. Я отблагодарил их тем, что обещал больше никогда им статьи не посылать.

Проведённое же дополнительное исследование изменения частоты фононного поглощения от массивного монокристалла до наночастичек, полученных разложением карбосилана, показало, что никаких мистических уровней действительно не наблюдается, а наблюдается, естественно переход от фононной полосы частот массивного кристалла к частоте колебания отдельной молекулы выбранного материала (Stanislav V. Ordin, Igor A. Sokolov, Dimension Effect in Lattice Absorption of Silicon Carbide, Pacific science review V.7 - 2006, p.81-84). То есть, без всякой мистики, как из электронных уровней в атоме за счёт взаимодействия атомов образуются энергетические электронные зоны, так и из частоты колебания отдельной молекулы (или элементарной ячейки кристаллической решётки) образуется за счёт взаимодействия с соседями полоса частот – фононная зона кристалла.

Этот небольшой экскурс (с отвлечениями) в основы (принципы) физики твёрдого тела (см. книги Ансельма, Займана, Киттеля) я сделал для того, чтобы показать, что совершённый эвристический скачок от макроскопического тела до отдельных атомов «позволял» развивателям часто описывать НАНОмасштаб неправильно, а подобные, не учитывающие принципы физики расчёты нанообъектов и гроша ломанного часто не стоят. Так, например, недавно опубликована работа (в реферируемом издании), где рассчитывают термоэлектрический параметр Иоффе для нанообъекта, когда этот параметр в принципе определён для объекта, размеры которого много больше длины свободного пробега, которая превышает размер описываемого объекта.

Теоретические ляпы в расчётах твёрдого тела, не учитывающих законы сохранения, мне «близки», как специалисту в этой области физики. Но логические ошибки в подходах космологов и элементарщиков наводят на мысль, что и там, в условиях, когда вместо поиска ИСТИНЫ «наука» превратилась в индустрию по «шлёпанью» статей, когда у теоретиков осмысление Природы step-by-step заменено «соревнованием»: кто ближе «подберётся» к нулю или бесконечности, ближайший, экспериментально достижимый шаг стал как бы не интересен. И вот обратная сторона медали. Путь до нуля (в логарифмическом масштабе) или до бесконечности очень долгий, и шагов, которые надо бы учитывать, но пропустили, столько, что можно пропустить и половину Вселенной.

О «блужданиях» в тёмной материи

Хотя сейчас шума о тёмной материи много, но пока что известно лишь то, что

ряд экспериментов, без учёта чего-то, что мы не можем наблюдать:

1. Абсолютно не укладывается в стандартные астрономические модели: что-то стягивает то, что должно по модели Большого Взрыва очень быстро разбегаться (при чём здесь массивные объекты, которые, по идее склонны скорее к коллапсу, чем к разлетанию, я не понял), а что-то вращается не с теми линейными скоростями (о микроскопических угловых скоростях вращения этих очень удалённых от Земли объектов скромно умалчивается).

2. Абсолютно не укладывается в Стандартную Модель физики элементарных частиц (скромно добавляется без указания конкретики, так как ничего, кроме формул для «посвящённых», продемонстрировать не могут).

В общем, не густо, что в какой-то мере уже само по себе демонстрирует обособленность «идеологов» тёмной материи от других областей физики, и в плане экспериментальном, и в плане теоретическом. Но проблема-то обособленности фрагментов физики общая и, следовательно, вытекающие из этого факта методологические проблемы общие. Вылезшие уши, а скорее улыбка чеширской «чёрной кошки», принципиальные, и от этого факта не отмахнёшься.

А, как показал выше, сейчас, когда энергетические электронные и фононные зоны могут рассчитывать без учёта порождающих их уровней энергии, Нобелевские премии могут «делать», расщепляя кристаллы липкой лентой, «изобретать» на кончике пера не позитрон, как Дирак, а аж частицу Бога, фантазировать то, что на 24 порядка по энергии превышает экспериментальные возможности, принимать на веру чьи-то «научные» фантазии – непродуктивно. К тому же, зная, что меж любыми рациональными числами можно поместить не только много рациональных чисел, но иррациональные, и зная как скачущая галопом физика легко перепрыгивает через порядки и пропускает много-много чего (в частности НАНО), легко допустить, что идеологи «тёмной» материи много чего понапропускали.

Поэтому, исходя из отмеченного выше логического противоречия (сомнения) и личного опыта (аномальны не экспериментально наблюдаемые эффекты, а аномальна теория, которая их не описывает), когда высказанные сомнения воспринимались долгое время (в период застоя в науке) в штыки и начинали доходить до «научной общественности» через четверть века, могу сделать предположение (которое при жизни, наверное, вряд ли смогу проверить):

1. Мы не можем наблюдать (тёмную материю) – потому, что не там ищем.

2. Не там ищем, где надо бы искать потому, что «теоретически» проскочили много масштабов.

3. Искать надо не что-нибудь, а эффекты в ближайшем и, потому, максимально доступном (минимально недоступном) пропущенном нам масштабе.

4. Надо искать в современной космологии ошибку в нулевом порядке, а не использовать мистику/эзотерику – это область человеческих знаний не опирается на НАУЧНЫЕ ПРИНЦИПЫ.

Первый шаг по энергии в неведомое - альтернативный подход к поиску «тёмной» материи

Сразу оговорюсь – неведомое не в том смысле, что туда никогда и не заглядывали (предвижу, что найдётся немало «умников», которые наивно полагают, что этот диапазон они прекрасно знают, как было с НАНО). Если мы проскочили какой-то масштаб, то это значит, что возможность заглянуть туда была. И уже даже есть некоторые наблюдения в этом масштабе, обычно – «древние», но по каким-то причинам не попавшие в «научный бум» и неплохо забытые (как, например, миди-эффекты, хорошо подзабытые к НАНОбуму). Неведомое в том смысле, что присущие данному масштабу фундаментальные закономерности до сих пор не учитывались (не рассматривались). Неведомое в том плане, что даже имеющийся массив данных нужно переработать с нуля, отойдя от «узаконенных» алгоритмов обработки, базирующихся на «узаконенных» интерпретациях результатов показаний приборов. Тем более, что более общий подход обычно показывает, что измерялось и далеко не всё, и, часто, просто не то.

Сделанные предположения, как и многие мои предыдущие, базируются на пересечении множеств – множеств информационных. Если представить себе один из разделов фрагментированной физики как некое множество, можно взять его базовые представления. Если эту процедуру применить к нескольким фрагментам физики, касающимся одного и того же объекта, то, так как Природа едина, пересечение всех наборов базовых представлений, после перевода их всех на единый язык, даст обобщённое базовое представление, которое позволяет исключить взаимные противоречия между описаниями в рамках взятых фрагментов физики. А так как задачей истинной науки является нахождение ИНВАРИАНТОВ, то этот путь, ведущий к ИНВАРИАНТНОМУ описанию более широкого круга явлений, фактически и ведёт к поставленной научной цели.

Такой подход и позволил описать НАНОобъекты и их свойства, как обобщение микро- и макроописаний с последующим их расширением. Для корректного описания НАНОмасштаба на начальном этапе использованы те закономерности, которые работают как на микро-, так и на макромасштабе. Такой подход графически можно представить как пересечение нескольких сфер с разнесёнными в пространстве центрами. При этом мы находим как области перекрытия всех использованных сфер (область наиболее достоверных, но описанных на разных «физических» языках, закономерностей), так и области неперекрывающиеся (закономерности, требующие на едином языке аналитического продолжения в сопряжённых сферах), так и ДЫРУ! между сферами.

В этой дыре, строго говоря, не работают известные частные закономерности ни одной сферы, но работают элементарные самые общие физические инварианты и закономерности. На их базе и надо строить честно, заново, с «нуля» описание явления. В такой дыре между термоэлектрической сферой (где выброшены были из рассмотрения большие градиенты концентрации), термоэмиссионной сферой (где выброшены из рассмотрения малые градиенты температуры) и сферой описаний p-n переходов (где выброшена из рассмотрения температурная сила) и возникают «аномальные» (на самом деле – локальные) термо-ЭДС. При этом были получены более строгие выражения для ряда закономерностей, справедливые на НАНОмасштабе, а для коллективных НАНОэффектов Ильёй Пригожиным были выявлены специфические (локальные термодинамические) НАНОинварианты.

В рамках такого подхода ближайшая к нам «тёмная» материя не так уж темна. Сфера её свойств сильно перекрывается со сферой свойств «светлой», обычной материи. И в первую очередь, с набором инвариантов в изучаемом нами пространственно-временном континууме, с базовыми закономерностями. В противном случае, мы бы просто ещё не доросли до этой новой сферы. А если уже перекрытие нашей сферы с новой значительное (по крайней мере, гравитационное), то надо для начала аналитически продолжить известные закономерности на один порядок по энергии и повнимательнее посмотреть, что при этом может в них измениться/нарушиться.

Такой подход является, фактически, альтернативой поиску, методом тыка, чёрной кошки в тёмной комнате, так как ориентирован на поиск её в том углу, где она МОЖЕТ сидеть. Такой подход, полагаю, близок по решаемым задачам к синергетике. Но если идеологи синергетики идут от применения чисто математических моделей, то мне подспорьем является то, что исследуемые образцы я «чувствую» своими пальцами и глазами, а их свойства – своими приборами, каждое показание которых не есть одна выделенная точка, а точка пересечения всех мыслимых (и доступных) закономерностей. Эта методика обеспечивает наиболее достоверную интерпретацию показаний самого измерительного прибора и измеряемого объекта.

Большим «подспорьем» было и негативное отношение к предлагаемым мною ранее моделям, альтернативным тем, в которые ремесленники от науки «свято верили». Наверное, поэтому, я не знаю, в каком конкретном физическом явлении синергетические модели доведены до конкретного и хорошо известного описания эффекта, тогда как мне этот подход, отталкивающийся от применения математических принципов к конкретным физическим моделям, позволил продвинуться и в описании несоразмерных кристаллов, и в описании оптических «аномалий», и в описании локальных термоэлектрических эффектов. Эти альтернативные описания позволили и получить совершенные несоразмерные кристаллы и искусственные структуры, и создать приборы, работающие на альтернативных эффектах. Такой подход близок к симметрийному, но, в отличии от симметрийного анализа установленных уже физических объектов, он допускает существование иных, пока не регистрируемых, по каким-то причинам, объектов. Этот подход и позволяет, поняв причины необнаружения, научиться регистрировать ранее не регистрируемое.

Существующие космологические модели, проскочили, на мой взгляд, очень много масштабов вблизи асимптотических пределов: ноль и бесконечность. Так же как ранее проскочили НАНОмасштаб в твёрдом теле и «открывали» и «открывают» аномалии на базе макроскопических представлений, так в рамках современных космологических моделей и моделей элементарных частиц просто проскочили много масштабов состояния вещества. При этом имея отмеченные выше интегральные «отклики», противоречащие общепризнанным моделям, «стыдясь» признаться в их примитивизме, прикрываются, как фиговым листком, либо БАКами либо сверхпрецизионными измерениями. А если чего-то много, то и около нас (около нами уже померено и понято) найдётся немало. Надо лишь понять:

1. Чего много не зарегистрировано?

2. Почему это «большое» не регистрируется?

3. Как это зарегистрировать?

Как показал выше, теоретическое моделирование в физике твёрдого тела часто проводилось без учёта фактически таблицы Менделеева (наглядной тому демонстрацией является справочник под редакцией Алфёрова, где перепутаны частоты колебаний лёгких и тяжёлых атомов). Этот учёт разрабатывался на другой «делянке»: физхимии и, по идее, его должны были бы использовать в «сплошной» физике, но не учитывают. Насколько это очевидно, легко понять из того, что все исследуемые нами вещества образованы за счёт внешних электронных оболочек атомов, энергетическое положение (энергетический масштаб) которых и задаёт ПИП. Он является нулевым членом в адиабатическом приближении, к которому и добавляются члены следующих порядков малости, возникающие за счёт химического и коллективного взаимодействия.

Внутриядерные взаимодействия, приводящие к ядерной и термоядерной реакциям с изменением числа протонов в ядре, отстоят по масштабу энергии от ПИП на много порядков. И ещё дальше по энергии, естественно лежат процессы внутри элементарных, надёжно установленных частиц, известных каждому, по крайней мере, ранее, школьнику: протон, нейтрон, электрон и их антиподы.

Насколько пока нестрого знание о ядерных процессах говорит, хотя бы тот факт, что в уже активно используемой ядерной энергетике, найденные большой ценой рабочие режимы требуется жёстко соблюдать до процентов. Требование (провакационное) Горбачёва изменить режим работы Чернобыльской АЭС на 20% известно к чему привело.

Но широко не известно, что для этого соблюдения режимов ТВЭЛы заменяют в реакторе, когда они выработали лишь 50% энергии. Только эта неизрасходованная половина энергии сейчас тратится чисто впустую. А есть и другие потери и энергетические, и человеческие, сопряжённые с облучением персонала, по крайней мере, в два раза большим, чем могло бы потребоваться при разумном подходе, так как есть и другие громадные потери. Рядом с АЭС у нас расположены громадные кубы, не меньше самой станции, так называемые Хранилища Атомных Отходов, в которых высвечиваются и охлаждаются выработавшие 50% энергии ТВЭЛы.

Американская же тупая схема просто поднимать над реактором отработавшие ТВЭЛы и привела к Фукусимской трагедии: расплавились не только ТВЭЛы в реакторе, но и вся гирлянда отработанных на 50% ТВЕЛов над ним. Так что Фокусима, в перспективе, похлеще Чернобыля (так как, несмотря на мою рекомендацию, японцы не воспользовались нашими «Кротами»).

А эти две общечеловеческие аварии: наша, из-за желания «золотой» молодёжи «стать как все» (миллионеры), и японская из-за природного катаклизма – наглядно демонстрируют блефовый уровень современной науки: на панацеи от всех бед дурные деньги находятся, но на решение проблем человечества дядя Сэм тратить «его» деньги не позволяет. «Лучше» он потратит их на уничтожения части человечества. Тогда процент миллиардеров увеличится.

Реально ещё более неведомыми являются процессы на уровне термоядерном, а на уровне элементарных частиц – и говорить не приходится. Поэтому я, как исследователь, понимающий, что исследования нужно проводить (просто не так тупо, как это сейчас делается) и в этих областях (хотя бы для того, чтобы не оказаться вдруг лицом к лицу с катастрофически неведомым), и понимающий, что в современной денежной идеологии на подобные исследования далёких областей можно получить дурные деньги лишь под блеф «вселенского масштаба» типа частицы Бога, и стараюсь предостеречь от катастрофических последствий, связанных с практикой блефа. Это не есть путь развития науки. Это путь её вырождения и закачивания денег в научную бюрократию с очень вероятными планетарно-катастрофическими последствиями такого блефа.

Надо искать пути развития науки, альтернативные блефово-бумному, МЕГАпроектному ражу. Но это потребует, как уже отмечал и ранее, в первую очередь кардинального реформирования самой науки. При этом необходимо как причесать уже полученное научное знание, так и исходя из Первого (Этического) Принципа Пифагора, оптимизировать ориентиры научных исследований, нацелив их на пропущенные, перепрыгнутые масштабы. Из-за этих пропусков и такое, на мой взгляд, катастрофическое положение с «режимами работы» АЭС, и крайне не эффективное и строительство БАКов, и их научная продуктивность.

Практически пока что мы пользуемся при создании веществ лишь Первым Ионизационным Потенциалам (ПИП), который соответствуют энергетическим уровням внешних электронных оболочек атомов. Периодически-менделевское его изменение определяет все теплофизические характеристики создаваемых нами материалов. Один из примеров показан на рис.2. 

Рис.2. Периодическая зависимость теплот образования окислов от атомного номера катиона.

Простейший, лежащий на «поверхности» изведанного, но совершенно не изученный масштаб – вещество на базе Второго Ионизационного Потенциала.

В приведённой из букваря ФЭС табл.1 под вторым ионизационным потенциалом подразумевается просто энергия необходимая для отрыва от атома второго электрона. Как можно понять из приведённой таблицы эта (вторая) энергия, после предварительного удаления электрона с внешней электронной оболочки, лишь в разы отличается от ПИП для атомов, имеющих много электронов на внешней оболочке и на порядки у Li и Be, имеющих мало внешних электронов. Вот под минимальной энергией, необходимой для удаления электрона с внутренней (второй) электронной оболочки атома я и подразумеваю Второй Ионизационный Потенциал (ВИП). Для Be в букваре он назван «III», а для других атомов, имеющих больше трёх электронов на внешней электронной оболочке, ВИП вообще не приведён (ВИП сейчас у нас в моде лишь в банях и малый актовый зал в питерском физтехе сделали для ВИП-персон, но эти персоны никакого отношения к истинному ВИП не имеют). В этом плане, вся современная химия и технология «мастерит» на базе ПИП, а физика исследует материалы только на базе ПИП. Так понимаю, материалы на базе ВИП люди пока не пробовали «мастерить», но могли иметь некий выход при прыгании по масштабам энергии, а матушка-природа, думаю, ему нашла своё место.

И так же как на базе внешних электронных оболочек при сверхвысоких (по современным представлениям) давлениях можно создать метастабильный алмаз, при давлениях больше «сверхвысоких» на порядок можно создать «химические» соединения следующего порядка (под таблицей Менделеева) на базе «истинного» ВИП (опять же прошу не путать с ВИП-персонами). Энергетическая устойчивость к внешним воздействиям ВИП-материалов, естественно, на порядок больше, так как первый член адиабатического приближения на порядок больше.

Постановку задачи создания материала выше современных «теоретических» запретов по прочности и тугоплавкости мне сформулировал свежим умом десятилетний внук Ваня, когда я, утром вылез из-за компьютера и пошёл провожать его в школу. Он сказал мне, что хочет сделать звездолёт, на котором пролетит сквозь Солнце. Я, конечно, «испугался» за внука и стал объяснять ему, что так можно сгореть. Но «теоретические» запреты «жрецов науки» над ним ещё не довлеют, и он сказал, что сделает такой материал. И, я вспомнил, как и нас, пятнадцатилетних пацанов, математики профессора пригласили с «аналогичной» просьбой. Они нам сказали: «Мы вас не будем учить высшей математике. Сами прочитайте первый том Смирнова к следующему занятию. Мы вас собрали, что бы вы помогли нам решить те проблемы в теории чисел и множеств, которые наши закостеневшие мозги уже решить не в состоянии».

Вот Ваня и опасения за него и подсказали мне, что между веществом из стабильных лёгких ядер и отдельными неустойчивыми сверхтяжёлыми ядрами лежит масса соединений, в принципе устойчивых не до тысяч, а до, по крайней мере, десятков тысяч градусов. И размеры этих отдельных молекул второго порядка могут быть на порядок меньше «привычных» нам размеров составляющих их атомов, и плотности этих веществ, естественно, на порядки выше. Вероятность «самопроизвольного» возникновения таких молекул в нормальных для нас условиях, естественно намного ниже, чем хорошо нами изученных химических соединений, но и при космических катаклизмах и при экспериментах с пучками высоких энергий они могут образовываться с большей вероятностью, чем кварки и прочие фантазии в абстрактном «нулевом» масштабе. Хотя, не исключено, что элементарщики именно на них божатся, их треки принимают за божественные частицы.

Если же с «небес» теоретической мысли спуститься на грешную Землю, то в их поиске надо отталкиваться от проверенных гениальных догадок Ломоносова и Менделеева. Следуя им и расчётам основателей Квантовой Механики на базе экспериментальных данных, были построены периодические закономерности для Ионизационных Потенциалов (справедливые и для второго, и для третьего), которые (с поправкой, описанной выше) уже давно приведены в энциклопедиях. Надо просто обсчитать этот ближний к нам порядок - ВИП, определить наиболее вероятные молекулы второго уровня (на базе взаимодействия внутренних электронных оболочек) и использовать спектрометры на энергии переходов электронов в этих молекулах (включая и если не макро, то нанотела). Это энергии примерно на порядок больше жёсткого ультрафиолета, так что подойдёт мягкий рентген. В этом диапазоне можно ожидать не одну в год частицу, а много сигналов и из какого-то уголка Вселенной, и из того же БАКа, даже не из мишени, а из «разгонного пути». А если оценки, что большая часть Вселенной – тёмная, верны, то таких уголков должно быть много. Но сначала надо посмотреть туда, где что-то плохо разбегается из «светлой» материи. И обязательно пересмотреть результаты элементарщиков, зациклившихся в «нулях».

В своё время я обнаружил неопределённость в самом определении единицы «рентген»: на двух международно признанных эталонных установках отличия в показаниях были почти на порядок. Наверняка, без «тёмной» материи и здесь, у нас на Земле, не обошлось, что две прецизионные установки, в которых всё пока регистрируемое учтено с высокой точностью, но расположенные в разных местах Земли, дают на порядок отличные результаты по величине ионизирующего излучения одного и того же эталона-источника. Со слов, работающего, как и я, допоздна, «узко рентгеновского» специалиста Нальда Кююта, тормозного рентгеновского излучения на том же БАКе «завались», и его используют для специальных рентгеновских исследований. Не исключено, что большая интенсивность тормозного излучения в «сверхвысоком» вакууме на БАКе потому, что по концентрации молекул второго уровня вакуум очень грязный (а приборы, регистрирующие обычные молекулы показывают их низкую концентрацию).

И вообще, возвращаясь к калибровке «нулей», если где и искать то, чего много, то это там, где обычной материи мало (в глубоком вакууме). И связи с этим, поиски «нуля», калибровку для «тёмной» материи, надо проводить не глубоко под землёй в ванне из охлаждённого ксенона, а в хорошо откачанной щелевой диэлектрической камере с металлическими противоположными стенками-электродами, регистрируя прохождение через эту щель мягкого рентгена до того, как к обкладкам «щели» приложили разность потенциалов и после подачи разности потенциалов (аналог фото-электростатической очистки за счёт фото возбуждения).

А для серьёзного «знакомства» не с «тёмной» материей, а материей второго уровня надо вспомнить работы классиков, исследовавших и второй и третий Ионизационные Потенциалы и на базе современных технологий отладить спектроскопию высокого разрешения в диапазоне от жёсткого ультрафиолета до жёсткого рентгена. Современная нанотехнология позволяет отойти от использованной ещё более ста лет назад «тормозной» спектроскопии, сделав наномасштабные дифракционные решётки из чередующихся слоёв тяжёлых и лёгких атомов. Это позволит и в рентгеновском диапазоне наладить методику анализа материи второго уровня по типу обычной оптической спектроскопии высокого разрешения. Такой спектрометр, направленный в звёздное небо и «расскажет» многое о том, почему звёзды до сих пор не разлетелись к чёртовой матери (из-за придуманного сжатия вселенной в «0») и почему ещё мы барахтаемся на нашей грешной Земле.

Конечно, не подумав и не посчитав трудно сказать, как сместятся по энергии «внешние» (вторые) электронные оболочки, и насколько вероятно получить твёрдое тело из молекул второго уровня, но, в принципе, можно представить себе и кристалл за счёт связей на базе ВИП. Вот где можно ожидать и суперпрочность и супержаростойкость и переход на нанотехнологию не из атомов размером 2-3 А, а из молекул 0,2 – 0,3 А. На таких чипах можно много чего сделать.

С позиции вещества второго уровня многие наблюдаемые «аномальные» явления, кажутся, не так уж аномальны. Так, например, кристаллы полученные методом взрыва, когда давления на порядок превосходят экспериментально достижимые» сверхвысокие» несколько сот тонн на квадратный сантиметр в камерах сжатия, демонстрируют уникальную износостойкость. Необъяснимые явления, с позиции химии и физики на базе ПИП, возникают и при измельчении порошка до наноразмеров в больших центрифугах на бешенных скоростях. А если бы Гинзбург не впал в своё время в «разоблачительный раж» по поводу результатов измерений в шаровых молниях, а подумал об этом и посчитал, мы бы, возможно, имели бы уже рабочие формулы (и некоторые эксперименты на сферических наномельницах не были бы запрещены). Но пока это лишь предположения – догадки. И хотя мне не раз приходилось попадать в «десятку», что-то определённое я привык утверждать после цикла комплексных, прецизионных экспериментальных исследований. А для этого, как уже сказал выше надо продвинуть спектроскопию высокого разрешения в область мягкого рентгена и выше.

А для оставшейся части «тёмной» материи (третьего, четвертого и т. д. уровня) пусть уже Ваня и его одноклассники отлаживают методики. Может тогда они смогут повысить жаропрочность не до каких-то десятков тысяч, а до миллионов градусов и смогут пролететь и сквозь Солнце. Лишь бы ЛЖЕЭКОНОМИКА дебилов их не задушила.

Конец. 

_______________________________________________________________________________

Параграф из лит. обзора диссертации, в котором, на мой взгляд, собрано выверенных и доведённых до качественного понимания идей моих предшественников больше, чем во всей спекулятивной «графеновой науке».

Особенности электронной структуры 3d-переходных металлов и соединений на их основе

Как известно, основные физические и химические свойства соединений определяются внешними электронными оболочками элементов, образующих данное соединение [«Как квантовая механика объясняет химическую связь»]. Однако, при исследованиях тонкой энергетической структуры вещества, определяющей его кинетические параметры, не всегда придавалось этому факту должное значение. Использование абстрактных физических моделей, базирующихся на интерпретации экспериментальных данных только отдельного эффекта и не учитывающих общее состояние вещества, может быть полезно только на предварительной, эмпирической стадии систематизации данных. В поисковых, нацеленных на решение конкретной задачи исследованиях, к каковым относятся термоэлектрические, использование таких моделей с большой вероятностью приводит в тупик.

Поэтому целесообразно начать обзор свойств силицидов с общего описания их электронной структуры, детали которой будем уточнять при анализе и исследованиях отдельных эффектов и материалов. Известно наличие корреляций между свойствами материалов и валентными орбиталями [Григорович, «Периодическая таблица Менделеева и свойства металлов»]. Целесообразность применения некоторых из них для описания и прогнозирования термоэлектрических свойств 3d-силицидов отмечалась автором достаточно давно. Однако сама возможность их применения подтверждена относительно недавно благодаря развитию, с одной стороны, теоретических методов расчета электронной структуры [Каллуэл, Бассани, Харрисон, труды ИОФАН], с другой стороны, благодаря развитию экспериментальных методик, позволяющих анализировать взаимодействие между отдельными атомами в кристаллических и аморфных веществах [С, BN].

Результатом такого общего подхода явилось уточнение самой модели орбиталей: удалось продвинуться в определении границ применимости электронных орбиталей, как нулевого члена в разложении решения уравнения Шреденгира [Дымбовский, BN ] и дополнить используемый традиционно набор орбиталей новой орбиталью. Для термоэлектрических исследований силицидов необходимо было, на первом этапе, привести в качественное соответствие используемые физические модели с электронными орбиталями элементов.

Основные особенности физических и химических свойств как самих 3d-переходных металлов, так и их силицидов, определяются строением внешних электронных оболочек 3d-переходных элементов. В первом приближении физические свойства соединений на основе 3d-переходных металлов определяются тем, что 3d-состояниям соответствуют энергетические уровни, сравнимые по порядку величины с энергетическими уровнями валентных 4s-состояний. Конкуренция в заполнении 3d- и 4s- внешних оболочек и стремление образовать устойчивую конфигурацию d5 и d10 приводит к относительно небольшой, по сравнению с абсолютной величиной порядка 10 эВ, немонотонности роста первого ионизационного потенциала 3d-переходных элементов I1(Nа), по мере увеличения их атомного номера. Увеличение степени заполнения d–уровней, расщепление которых незначительно, соответствует области относительно монотонного изменения I1(Nа) и ограничено участками резкого изменения I1(Nа) в начале (соответствующего заполнению s-состояний) и в конце периода (соответствующего заполнению p-состояний). Немонотонность заполнения d–уровней и изменения I1(Nа) определяется тем, что эквиэлектронные состояния 4s13d5 и 4s13d10 энергетически более выгодны, чем состояний 4s23d4 и 4s23d9, соответственно. Но эти небольшие, порядка доли эВ, изменения в положении верхнего заполненного уровня энергии, оказывают существенное влияние на особенности энергетического спектра вблизи уровня Ферми и на кристаллические структуры как самих 3d-переходных металлов, так и соединений на их основе. Так как 3d-электроны имеют больший момент количества движения, они, расположены, в пространстве, существенно ближе к ядру, чем 4s-электроны. Поэтому поведение 3d-электронов оказывается промежуточным между валентными электронами и электронами остовов. Но, с другой стороны, большой момент количества движения приводит к тому, что 3d- и 4s- состояния, как отмечено выше, находятся примерно на одном уровне энергии, что приводит к дополнительному усложнению электронной структуры, связанному с чередованием степени заполнения этих состояний.

При взаимодействии атомов переходных металлов друг с другом либо с атомами других элементов уровни энергии 4s-валентных электронов расщепляются, образуя широкую «S-зону», качественно подобную зоне проводимости свободных электронов. Локализованные ближе к ядру орбиты 3d-состояний в меньшей степени чувствуют возмущение решеточного потенциала и образуют более узкие «d-зоны». Однако, при этом ширина d-зоны Wd и ее средняя энергия Ed, отсчитанная от минимума энергии S-зоны сильно зависят от атомного номера переходного элемента и от состава соединения.

В некоторых случаях d-электроны проявляются как чисто локализованные. В предельных случаях рассматривается один 5-кратно вырожденный d-уровень. Такие локализованные, но мультиплетные состояния имеются в одноокисях переходных металлов. При этом ширина зоны локализованных состояний WdMeO монотонно уменьшается с ростом атомного номера переходного элемента. Изменение расчетной ширины d-зоны Wd 3d-переходных металлов коррелирует с изменением ширины соответствующей зоны WdMeO в окислах только на конечном участке, а абсолютная величина ширины зоны в металлах гораздо больше. Локализация d-электронов совместно с предположением о возможности их возбуждения на некоторое время τ в зоны с делокализованными состояниями хорошо согласуется с магнитными свойствами переходных элементов и позволяет описать кинетические свойства ряда их соединений в рамках теории дробной валентности.

В других случаях внутриатомные матричные элементы кулоновского взаимодействия оказываются более существенными, чем межатомные матричные элементы, которые обычно, в первом приближении, достаточно строго определяют зонную структуру вещества. При этом, хотя в соединениях с частично заполненными d-оболочками энергия связи определяется, как и в большинстве веществ, в основном s- и p-электронами, дополнительные эффекты взаимодействия между атомами, связанные с d-электронами и приводящие к изменению ширины d-зоны, могут влиять на характер и энергии фазовых твердотельных переходов. В частности, внутриатомные матричные элементы кулоновского взаимодействия определяют появление нецентральных сил, например в структуре пировскита [Структурные фазовые переходы]. Особенность подобных d-состояний проявляется также в монотонной зависимости энергии связи атомов в кристаллической решетке от атомного номера переходного элемента при слабой ее зависимости о структуры решетки, вследствие чего скрытые теплоты фазовых превращений, включая и плавление, обычно значительно меньше теплоты сублимации. Это связано с тем, что многочисленные лепестки d-орбиталей не очень чувствительны к числу и направлению образуемых ими межатомных связей, поскольку число их велико и перекрытия аналогичны. Такая «нежесткость» связей d-электронов может приводить к отрицательному вкладу в энергию плоских волн деформации, особенно поперечных и, тем самым, к неустойчивости структуры к однородной моде деформации и к появлению конновских особенностей на фононном спектре.

Как видно установленных зависимостей, определяемая устойчивостью для атомов уровня d5 немонотонность поведения I1(Nа) однозначно проявляется и в конденсированном состоянии для φ и hn0. Однако связь I1(Nа) с шириной d-зоны в металлах проявляется далеко не однозначно. Если при заполнении электронами первого 5-кратно вырожденного d-уровня наблюдается увеличении ширины d-зоны Wd , то при дальнейшем увеличении NA, при заполнении электронами второго 5-кратно вырожденного d-уровня d-зона резко сужается.

Соединения 3d-переходных металлов с кремнием (3d-силициды) представляют особый интерес в связи с тем, что имеют либо полуметаллический либо полупроводниковый характер. Связано это с тем, что, как уже отмечалось, энергетические уровни 3s–электронов атомов Si лежат вблизи области энергий валентных состояний атомов 3d-переходных металлов. В конденсированном состоянии, как следует из представленной зависимости φ(NA), близость валентных состояний металлов и кремния также сохраняется. При чем, уровень Ферми переходных металлов лежит в области запрещенной зоны кремния. В силицидах, представляющих собой металл, разбавленный кремнием и кремний, разбавленный металлом, естественно отмеченные выше энергетические уровни также расположены близко друг к другу. Поэтому силициды 3d-переходных металлов и нашли широкое применение как в термоэлектричестве, так и в качестве новых материалов микроэлектроники [Мьюрарка Ш., Силициды для СБИС, М., Мир, 1986, 176 с.]. В связи с описанными выше общими корреляциями между электронной структурой и свойствами материалов и более близким расположением верхнего заполненного электронного уровня Ge к валентным уровням 3d-переходных металлов и меньшей шириной его запрещенной зоны, показательным является то, что их германиды, например Mn, имеют более выраженный металлический характер, чем силициды Mn. Но собственно для силицидов, в частности, для высших силицидов, электропроводность меняется в противофазе как со сближением уровней электронов металлов и кремния, так и с изменением ширины d-зоны в металлах. Уменьшение электропроводности при увеличении NA в ряду Ti, V, Cr, Mn, Fe коррелирует с уменьшением ширины d-зоны в окислах, что указывает на необходимость анализа тонкой структуры d-зоны. Однако, как отмеченное уменьшение, так и увеличение электропроводности силицидов следующих элементов: Co и Ni, выглядит вполне объяснимым, если предположить расщепление d-зоны. Так как верхние заполненные d-уровни лежат довольно близко к s-уровням Si, небольшое смещение по энергии центра d-зоны может приводить к существенному изменению перекрытия с широкими зонами, порождаемыми валентными уровнями кремния. Однако, если рассмотреть зависимость электропроводности силицидов для каждого переходного элемента еще от одного параметра, концентрации Si, то для некоторых элементов наблюдаются диаметрально противоположные зависимости. Так для силицидов Ti и Co наблюдается увеличение электропроводности при переходе от низших силицидов к более высоким, тогда как для других силицидов наоборот, чем выше концентрация Si, тем ниже электропроводность. Все это указывает на то, что существует дополнительный параметр, влияющий на тонкую структуру распределения валентных электронов по энергии. Из сравнения ширины d-зоны металлов и окислов следует, что этот параметр определяется характером взаимодействия атомов металла и кремния в кристаллической решетке.

Исследованиям силицидов посвящено большое число работ. Однако, как видно из проведенного краткого рассмотрения корреляций между некоторыми их физическими свойствами и их электронной структурой количественное прогнозирование свойств силицидов исходя из первых принципов весьма затруднительно. Из представленных общих закономерностей можно прогнозировать достаточно надежно только крупномасштабные эффекты: будет ли данное вещество металл, полуметалл, самолегированнмый полупроводник с достаточно высокой собственной, слабо зависящей от примесей концентрацией носителей тока либо классический, обычный полупроводник. Исходя из разницы энергетических уровней элементов можно, в принципе, оценивать степень ионности кристаллической решетки и изменения в зонной структуре при замещении части атомов металла на атомы другого металла. В описании зависимости подвижности носителей тока заведомо необходимо учитывать влияние d-зоны: резонансное либо нерезонансное, а в оптических эффектах – относительную узость d-зоны, которая может приводить к эффектам типа экситонных. Однако, отмеченные выше определяемые 3d-электронами эффекты приводят, для каждого 3d-переходного металла, к образованию богатого набора сложных кристаллических структур силицидов с различной концентрацией кремния. Поэтому тонкая структура дисперсионных зависимостей, как для электронов, так и для фононов, которая и определяет физические свойства твердого тела, будет сильно отличаться от средних значений, полученных из общих принципов как для различных силицидов одного и того же металла, так и для аналогичных по составу силицидов, но различных металлов. Для описания любого силицида необходимо его детальное исследование и разработка для каждого из них моделей описания, максимально полно учитывающих его специфику.


Прикреплённые файлы:

1pub-10514-3e3d.jpg
2pub-10514-4ddd.jpg
3pub-10514-5d7d.jpg

Комментарии:

Цитировать Имя
Станислав Ордин, 11.05.2014 13:28:47
Коммент к статье: Научные открытия в 2014 году: чего следует ожидать?
http://mirnt.ru/issledovanie/nauchnye...uet-ogudat

В армии основная роль замполита была внушать солдатам отдельного подразделения надежду в безвыходных ситуациях и уверенность в победе в заведомо губительной для них ситуации. Замполит, в какой-то мере, абстрагировался от конкретной ситуации ради общей победы армии или всей страны.

Подобные публикации о научных открытиях в период застоя науки (см. «Непричёсанная физики и частица Бога»), в условиях, когда сошедшее с ума человечество, отстранившись от реальных проблем, бешено играет в рулетку (см. «Лженаука ЭКОНОМИКА») можно, в лучшем случае, сравнить с речью замполита.

Но сайт «Мир науки и техники» обращён не к отдельному «подразделению», а КО ВСЕМ, и слово МИР в названии обязывает «копать» глубже. А то, так мы все и останемся на уровне высасывания остатков из ОТКРЫТИЙ начала прошлого века и липовых «открытий» начала этого века (см. «Графеновый вирус»), а сайт «Мир науки и техники» будет говорить в пустоту. А вернее, разговаривать сам с собой: комменты к своим статьям на своём сайте уже старается не размещать, а о научных принципах – не вспоминать.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 26.04.2014 10:48:54
Кролики говорить не умеют, но думают примерно также.
http://nnm.me/blogs/kot_vaska/zadacha-na-milliard/
Выставленные в данном посте приоритеты на уровне крольчачьева мышления. Это не парадокс, это коллективный эффект, нивелирующий данный человеку природой РАЗУМ. Этот коллективный эффект сейчас принято называть наукой, но к науке он отношения не имеет. Наука совершенствует РАЗУМ, а лженаука его обнуляет. Основная, господствующая сейчас лженаука это ЭКОНОМИКА (см. статью «Лженаука ЭКОНОМИКА»). Она и задаёт и представленные в посте крольчачьи приоритеты.
Истинная же наука сейчас находится в застое, т.к. в ней самой потеряны научные принципы – узловые моменты мышления. И этот застой науки наиболее чётко и наиболее негативно сейчас проявляется в физике (см. статью «Непричёсанная физика и частица Бога»). Отсюда и большое количество энтузиастов делать самопальные приборы, которые «легко» получают КПД больше 100%, http://www.youtube.com/watch?feature=...bcJhLOXUNM
отсюда и многочисленные попытки объяснить неведомое хорошо известным, типа торсионные поля.
Печально, но факт. Не учёные, ученные-переученные, но ставшие антипифагорианцами узкие специалисты, стали «надеждой человечества, а малограмотные, не владеющие профессионально мыслительным процессом, но сохранившие ЖЕЛАНИЕ искать ИСТИНУ увлечённые энтузиасты. Таких примеров было много и ранее, но сейчас мы подошли к критической черте. Неужели пока из-за ЛЖЕЭКОНОМИКИ не грянет катастрофа, люди не вспомнят, что они РАЗУМНЫЕ существа.